Робеспьер. Идеолог революционного террора

27 июля Франция вспоминала 223-ю годовщину Термидорианского переворота, ставшего началом конца Первой французской республики. В этот день пал главный человек революции — лидер якобинцев — Максимилиан Робеспьер. Пытаясь произнести речь в Конвенте, он был освистан законодателями, даже товарищами по партии, и был арестован прямо в зале заседаний.

Это событие не было неожиданным — Робеспьер был крайне жестоким человеком, готовым на все ради республиканских идеалов. Именно он был повинен во множестве невинно убиенных, по приказу Революционного Трибунала и Комитета общественного спасения. Республика находилась на краю пропасти и ее лидеры выбрали самый простой путь к сохранению власти — террор.

Революционное правительство отказывалось признавать неприкосновенность человеческой жизни. Отчетливо это видно по событиям сентября 1792 года — сразу после свержения монархии. Армии коалиции европейских государств подходили к Парижу, в городе царила паника, и обезумевшая от ужаса толпа начала искать предателей повсюду. Были разорены тюрьмы и жестоко убиты заключенные, торговцев и ремесленников грабили и убивали, а священники становились жертвами собственной храбрости. Правительство не остановило «праведный гнев народа», и тот отнял жизни у 1200 человек, оставленных истекать кровью и гнить на мостовой.

Вандейские восстания по всей стране, упадок морали и низкая социальная ответственность новоявленных полноправных граждан — вот что угрожало Робеспьеру и правительству. В кровавый угар они впали после крестьянского мятежа 1793 года на западе Франции, который превратился в настоящую резню: во время подавления беспорядков были убиты 250 тысяч повстанцев и 200 тысяч республиканцев.

В том же году Конвент законодательно закрепил за революционными комитетами и правительством «править железной рукой там, где не справляется правосудие». Уже за следующие 12 месяцев на гильотине сложили головы более 2600 человек, естественно, не кристально чистых, но и не заслуживших смерти. Одной из них была графиня дю Барри, некогда фаворитка Людовика XV. Старушка молила людей и палача, но толпа, для которой кровь уже стала наркотиком, хладнокровно наблюдала за гибелью ни в чем не повинного человека.

Был ли человек, развязавший все это, чудовищем? Он им не был — он им стал. Изначально Максимилиан Робеспьер был защитником простого народа. Адвокат бедняков, выбиравший себе клиентов по принципу «чем беднее — тем честнее» был очень любим народом. Попав в гущу революционной политики, он с тем же рвением защищал простых людей, не шел ни на какие сделки и никогда не предавал партию. За это великий революционер получил прозвище «неподкупный».

Смертная казнь была для него варварством, к которому следует обращаться лишь тогда, когда жизнь конкретного человека ставит под угрозу существование государства. Кроме того Робеспьер был истинным демократом, ведь именно он настаивал на равных правах для всех слоев населения, и под его руководством была составлена самая демократичная конституция в истории человечества.

Однако он и отложил принятие этой хартии «до наступления мира», ведь сохранение республики тогда казалось более важным. Париж был почти окружен армиями коалиции европейских монархий и необходимы были жесткие меры. Тем, что могло бы спасти Францию, был назван революционный террор и любимец народа, «неподкупный» депутат Конвента стал катиться по наклонной, утопая в крови, пролитой по его приказам.

Может 9-ого термидора депутаты решили убрать того, на чьих руках была даже смерть друзей — Дантона и Демулена, и они испугались речи Робеспьера, который, демонстрируя в руке новый список будущих смертников, отказался назвать имена преступников. В любом случае, в зале заседаний Национального Конвента председатель Комитета общественного спасения Максимилиан Робеспьер был арестован и доставлен в мэрию, а на следующий день — 10-ого термидора — под одобряющий гул толпы, казнен на гильотине. Так кончилась «эпоха террора».