О первом космонавте от палехских художников

Народный художник РСФСР (1985), лауреат премии Ленинского комсомола (1970), член Союза художников РСФСР Борис Николаевич Кукулиев, а также заслуженный художник РСФСР (1974), народный художник России (1999), лауреат Государственной премии РФ (1996), член Союза художников РСФСР, потомственный живописец и жена Б.Н. Кукулиева Калерия Васильевна Кукулиева - оба мастера из Палеха, в 1987 году создали серию миниатюр «Сын России», посвященные Ю. А. Гагарину.

Всех интересующихся жизнью Юры Гагарина приглашаем посетить музей его имени в подмосковных Люберцах - всего пять километров от МКАД в сторону Рязани. Здесь в ремесленном училище учился будущий герой космоса. Многие ли помнят, когда все начиналось?

Читайте: Истории не надо выяснять, кто круче

Имя первого человека, побывавшего в космосе, - Юрия Гагарина - будет использоваться в качестве бренда. Семья первого космонавта зарегистрировала его имя, чтобы больше никто не смог им воспользоваться без согласия родственников.

Читайте: Потомки Гагарина сделали его брендом

Известный писатель, журналист, постоянный автор "Правды.Ру" Владимир Губарев имел счастье знать Юрия Гагарина, встречаться и общаться с ним. Владимир Степанович - автор нескольких книг и фильмов о первом космонавте планеты. Сегодня, в 80-летие Юрия Гагарина, писатель вспоминает о малоизвестных моментах из жизни прославленного покорителя космоса.

Читайте: Главная тайна космонавта Юрия Гагарина

Владимир Высоцкий в 1970 году посвятил Ю. А. Гагарину большое стихотворение:

Я первый смерил жизнь обратным счетом.

Я буду беспристрастен и правдив:

Сначала кожа выстрелила потом

И задымилась, поры разрядив.

Читайте: Юрий Гагарин - человек мечты

Я затаился и затих, и замер.

Мне показалось, я вернулся вдруг

В бездушье безвоздушных барокамер

И в замкнутые петли центрифуг.

 

Сейчас я стану недвижим и грузен

И погружен в молчанье, а пока

Меха и горны всех газетных кузен

Раздуют это дело на века.

Хлестнула память мне кнутом по нервам,

В ней каждый образ был неповторим:

Вот мой дублер, который мог быть первым,

Который смог впервые стать вторым.

 

Пока что на него не тратят шрифта -

Запас заглавных букв на одного.

Мы с ним вдвоем прошли весь путь до лифта,

Но дальше я поднялся без него.

 

Вот тот, который прочертил орбиту.

При мне его в лицо не знал никто.

Я знал: сейчас он в бункере закрытом

Бросает горсти мыслей в решето.

И словно из-за дымовой завесы

Друзей явились лица и семьи.

Они все скоро на страницах прессы

Расскажут биографии свои.

Их всех, с кем знал я доброе соседство,

Свидетелями выведут на суд.

Обычное мое, босое детство

Оденут и в скрижали занесут.

Чудное слово "Пуск" - подобье вопля -

Возникло и нависло надо мной.

Недобро, глухо заворчали сопла

И сплюнули расплавленной слюной.

И вихрем чувств пожар души задуло,

И я не смел или забыл дышать.

Планета напоследок притянула,

Прижала, не желая отпускать.

И килограммы превратились в тонны,

Глаза, казалось, вышли из орбит,

И правый глаз впервые, удивленно

Взглянул на левый, веком не прикрыт.

Мне рот заткнул - не помню, - крик ли, кляп ли.

Я рос из кресла, как с корнями пень.

Вот сожрала все топливо до капли

И отвалилась первая ступень.

Там, подо мной, сирены голосили,

Не знаю - хороня или храня.

А здесь надсадно двигатели взвыли

И из объятий вырвали меня.

Приборы на земле угомонились,

Вновь чередом своим пошла весна.

Глаза мои на место возвратились,

Исчезли перегрузки, - тишина.

Все, что сумел запомнить, я сразу перечислил,

Надиктовал на ленту и даже записал.

Но надо мной парили разрозненные мысли

И стукались боками о вахтенный журнал.

Весомых, зримых мыслей я насчитал немало,

И мелкие сновали меж ними чуть плавней,

Но невесомость в весе их как-то уравняла -

Там после разберутся, которая важней.

А я ловил любую, какая попадалась,

Тянул ее за тонкий невидимый канат.

Вот первая возникла и сразу оборвалась,

Осталось только слово одно: "Не виноват!"

Но слово "невиновен" - не значит "непричастен", -

Так на Руси ведется уже с давнишних пор.

Мы не тянули жребий, - мне подмигнуло счастье,

И причастился к звездам член партии, майор.

Между "нулем" и "пуском" кому-то показалось,

А может - оператор с испугу записал,

Что я довольно бодро, красуясь даже малость,

Раскованно и браво "Поехали!" сказал.