Равный богам Гай Юлий Цезарь

Всякий хлыщ сравнивает себя с Юлием Цезарем, но далеко не всякий годится на эту роль. Собственно говоря, кто такой этот самый Цезарь, в честь которого столько королей, царей и кесарей стали называть в его честь - королями, царями и кесарями? В конце концов, даже месяц июль в европейских языках получил имя от Гая Юлия Цезаря.

Гай Юлий Цезарь (Gaius Iulius Caesar) родился 12 или 13 июля, вероятно, в 100 или 102 году до нашей эры. Его ничем не проявивший себя в истории отец (умер, когда Юлию едва стукнуло 16 лет) принадлежал к древнему, но не богатому патрицианскому роду. Цезарь гордился знатностью и в публичных выступлениях возводил начало рода к богине Венере, имея в виду Юла, сына Энея. Главную роль в воспитании и становлении Цезаря сыграла сестра отца, Юлия. Она была женой Гая Мария, вождя партии популяров и кумира простого римского народа.

Цезарь обладал выдающейся харизмой и энергией, при помощи которой он постоянно достигал любой поставленной перед собой цели. «Оружием и конем владел он замечательно, - сообщает Светоний, - выносливость его превосходила всякое вероятие. В походе он шел впереди войска, обычно пеший, иногда на коне, с непокрытой головой, несмотря на зной, на дождь... Реки преодолевал он вплавь или с помощью надутых мехов, так что часто опережал даже вестников о себе». Находясь в пути, он всегда с максимальной пользой использовал время, стараясь записать или надиктовать как можно больше своих мыслей.

Из многочисленных сочинений, написанных Цезарем во время перехода через Альпы (двухтомник «Об аналогии») и во время изнурительного 27-дневного марша из Рима в Южную Испанию (поэма «Путешествие»), до нас дошли только «Записки» о галльской и гражданской войнах. Великий оратор Цицерон, мягко говоря, не любивший Цезаря, восхищался его литературным и стилистическим мастерством. Как сообщает Плиний Старший, «Цезарь имел обыкновение писать или диктовать и читать одновременно, причем мог диктовать писцам сразу четыре разных важных письма, а то и семь, если не был занят ничем другим».

При Цезаре была создана самая мощная и боеспособная армия того времени. Полководец не только умело воспользовался всеми преимуществами, каковые были наработаны его предшественниками, но и сам немало привнес в военное искусство. Новшества коснулись устройства лагеря, вооружения, тактики, разведки и руководства легионами. Как стратег, Цезарь был непредсказуем, что делало его маневры опасными для неприятеля. Успехам своих войск он был обязан личной преданностью ему его воинов. Цезарь искренне любил своих солдат, и они отвечали ему взаимностью. Центурионы и легионеры уважали своего командира и восхищались его воинскими талантами.

В наследство от Цезаря нам достались его афоризмы. Alea iacta est - «Жребий брошен»). Вроде бы, Цезарь сказал эту фразу при переходе пограничной реки Рубикон на севере Апеннинского полуострова. Veni, vidi, vici - «Пришел, увидел, победил». Якобы так Юлий Цезарь в 47 году до нашей эры уведомил своего друга о быстрой победе, одержанной им над царем Фарнаком. В Риме ежегодно совершался ночной праздник в честь Bona dea («Доброй богини», покровительницы плодородия и женской добродетели), на который допускались только женщины. В 62 году до нашей эры, когда этот праздник проходил у Помпеи, жены Юлия Цезаря, на него хитростью проник переодевшийся женщиной мужчина. Его поймали и обвинили в святотатстве. Когда судья задал Цезарю вопрос, почему тот развелся с невиновной женой, Цезарь, как пишет Плутарх, ответил: «Жена Цезаря должна быть выше подозрений».

Пороки республиканской системы, против которой восстал гений Цезаря, были более отвратительными, нежели его собственные действия. В обществе все более укоренялось мнение, что республике нужен rector («вождь»). Конечно, подумывали не о реставрации монархии. Признание Цезаря пожизненным диктатором не было единственной причиной его умерщвления - так полагает современный историк Майкл Грант.

Последними «крылатыми словами» Цезаря стал общеизвестный афоризм: «И ты, Брут?» Впрочем Светоний в жизнеописании Цезаря написал, «как некоторые передают», последними словами императора стала фраза: «И ты, дитя мое?» Не важно, сказал ли Цезарь эту сакраментальную фразу, или нет, но она прославила скорее убийцу Брута, нежели его жертву. Плутарх подчеркнул, что, видя среди своих гонителей названного сына Брута, Цезарь совсем расстроился и отдался на волю своих убийц. Кое-кто из историков готов оправдать тираноубийц тем, что организм самого Цезаря уже начал давать сбои. Если бы не кинжалы заговорщиков, то Гай Юлий добровольно бы отдал концы спустя несколько недель после своей насильственной смерти.

Шестеро заговорщиков, среди которых были Марк Брут, Гай Кассий и Децим Брут, закололи Цезаря в мартовские иды - 15 марта 44 года до нашей эры. В последние месяцы жизни он все более склонялся к диктатуре, что сильно не нравилось аристократам, стремившимся к реставрации олигархического режима республики. Кульминация их противостояния с Цезарем наступила в феврале, когда Цезарь был объявлен пожизненным диктатором. Вплоть до нашего времени убийц одного из величайших граждан Рима превозносили как «борцов за свободу против тирании». Вот такая ирония истории.