Жанна д’Арк: Правда и ложь

В истории трудно найти более загадочную героиню, чем Жанна д'Арк. Здесь все тайна и мистификация, переходящая порой в откровенную фальсификацию. Начиная с имени, которым при жизни никто ее не называл, до гибели на костре, которая оспаривается серьезными исследователями. Есть даже сомнения насчет ее пола. Не сомневаемся мы лишь в том, что Жанна Дева действительно существовала. Все остальное - ложь и вранье на службе у высокой политики.

Жанна д'Арк - пример исторического пиара

В 1419 году "простой пахарь из деревни Домреми" был дуайеном или старостой и генеральным откупщиком в лене сеньоров де Бурлемон из Орлеанского дома. Он командовал лучниками местного ополчения и небольшой крепостью на острове, взимал феодальные подати, распоряжался полицией, выступал в суде. Менее чем в километре от Домреми у него была небольшая усадьба. Его ежегодный доход составлял пять тысяч тогдашних золотых франков. И еще у этого семейства до XV века был свой герб. Не много ли для "простого" крестьянина?

В ХХ столетии мощный хор "сказочников" был усилен голосами историков, которые стояли на разных мировоззренческих позициях. К лику святых Римско-Католическая церковь (представители которой, по официальной версии, сожгли героиню как ведьму) причислила Жанну только 9 мая 1920 года. Французскому правительству это решение, оглашенное папой Бенедиктом XV, обошлось в 30 миллионов золотых франков.

Мельница заблуждений: Жанна Девственница

Две исследовательницы Режин Перну и Мари-Вероник Клэн писали: "При жизни Жанну никогда не называли Жанной д'Арк. В XV веке было принято добавлять к имени название местности, поселка или упоминание о происхождении; иногда к имени добавляли прозвище. Мать Жанны Изабеллу называли в текстах Изабеллой Роме ("римлянка"), это прозвище она получила благодаря якобы совершенному ею паломничеству в Рим. Жанна сказала также, что у нее на родине дочери носят фамилию матери. Но она называла себя "Жанна Дева". Она гордилась этим именем и видела в нем символ своего призвания".

С прозвищем Жанны La Pucelle (Девственница) тоже не все ясно. Французское слово происходит от латинского puella ("дочь"), для "девственницы" имеется совершенно иначе звучащий латинский термин - virgo. Значит, это намек на ее происхождение из Орлеанского дома? Хотя прямых доказательств того, что Жанна - дочь королевы Елизаветы, не существует.

Старинное пророчество наставника короля Артура, сказочного чародея и пророка Мерлина гласило: "Королевство, погубленное одной женщиной, может быть спасено другой". Иногда подобное предсказание приписывали Беде Достопочтенному, Эрминию Реймскому и другим. Из лотарингских земель придет Дева, которая спасет Орлеан, а королевство возвратит подлинному монарху. Задолго до прибытия Жанны в Шинон жители осажденного англичанами города окрестили огромную бомбарду "Пастушкой". Дельце обтяпали так, чтобы подготовить явление Девы народу, в соответствии со сценарием, который должен был расположить народ в пользу короля Карла VII.

Глядя на угловатую фигуру и мальчишеские манеры Жанны, некоторые думали, что она не девочка. Чтобы опровергнуть эти слухи, дважды проводились медицинские осмотры. Причем осматривали ее не просто акушерки, а особы королевской крови и фрейлины двора. Она оказалась девушкой, которая страдала от деформации полового органа, из-за чего были невозможны нормальные половые сношения. У нее отсутствовали менструации, о чем сообщили на процессе по ее реабилитации. Жанна, при ее росте 158 сантиметров, не была мужеподобной и безобразной. Ее оруженосец Жан д'Олон заявил на оправдательном процессе, что Дева была красива и обладала привлекательной для мужчин грудью. Однако в то время больше ценились пышнотелые красотки с длинными волосами.

Жанна признавалась, что "многократно" поражала врагов своим мечом из Фьербуа. Кроме меча, в боях она использовала топор. На специально изготовленном для нее боевом топоре была выгравирована буква J - первая буква ее имени Jeanne, увенчанная короной! Между прочим, корона содержит столько же цветков, сколько их насчитывает корона в гербе Карла VII. В геральдике такая корона - принадлежность "принцев крови". Ей предоставлено право иметь свой стяг - привилегия знатных сеньоров-баннеретов.

Жанна, с ее короткими прядями, подстриженная "под горшок", чтобы не мешали носить шлем, и тощей фигуркой, не совсем соответствовала идеалу красоты. Этот андрогин не возбуждал желания у суровых воинов, когда Жанна спала среди них или, умываясь, обнажала грудь. Кроме того, несколько безнравственных рыцарей, которые пытались ее потискать, получили пару крепких затрещин. Своих солдат, отправившихся накануне сражения к гулящим девкам, она разбранила. Оседлав коня, Жанна гонялась за путанами по лагерю и даже сломала об их спины знаменитый меч, доставшийся ей от ее действительного отца Луи Орлеанского.

Историк Марсель Эрвье полагает, что в темнице существовал подземный ход, через который она, вероятно, сбежала. Его "утверждение основано на документах следственной комиссии, где подробно описана обстановка места происшествия". В 1950-е годы Жан Гримо опубликовал книгу "Была ли сожжена Жана д'Арк?". Его гипотеза основывалась на нотариальном акте от 29 июля 1443 года, в котором зафиксировано пожалование герцогом Карлом Орлеанским Пьеру дю Ли одного имения за верную службу королю и герцогу. В акте записано, что служил он "совместно с Девой Жанной, его сестрой, вплоть до ее отсутствия и с тех пор до настоящего времени". Ни в одном из документов не высказано ни малейшего сомнения по поводу личности Жанны. О Деве, сожженной пять лет назад, в них говорится так, как будто она действительно была жива. В Пуату ее встретил маршал Франции Жиль де Рэ, преданный друг и верный спутник Жанны.

Историк Е.Б. Черняк пишет: "Существует известная неясность даже в дате казни Жанны. Обычно называют 30 мая, но многие осведомленные современники называли другие числа - 14 июня, 6 июля, а английские хронисты, писавшие в конце XV и начале XVI века, считают, что Жанна была сожжена в феврале 1432 года. Не меньшая разноголосица и в отношении способа казни. Например, хронист Жан ла Шапель утверждает, что Жанна сначала была обезглавлена, а уже потом ее тело предано сожжению на костре". Согласно народной молве, Жанну подменили другой заключенной.