Великие полководцы в истории

«Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?» - произносит персонаж гоголевского «Ревизора». Александр Филиппович воспользовался усовершенствованной фалангой родного бати и присовокупил к ней отличную фессалийскую конницу. Все это в совокупности с Госпожой Удачей (это не шутка!) принесло ему победу над империей персов. Стратегия и тактика великого полководца античности малопривлекательна для использования по разным причинам. Искандеру Двурогому, как его называли на Востоке, действительно покровительствовали боги.

Среди полководцев древности Ганнибал Барка на первое место ставил Александра Македонского, на второе - царя Пирра. Хотя с точки зрения военного искусства он, вероятно, скорее превосходил своих учителей. Недаром его по достоинству, причем с раннего детства, оценил наш гениальный Александр Суворов. Кстати, невольно повторивший его подвиг - переход через заснеженные Альпы. Апогей полководческого искусства Ганнибала - битва при Каннах, когда полководец Карфагена окружил и уничтожил почти вдвое большую по численности римскую армию. У Ганнибала было много удач, но, в отличие от Александра Великого, его подвели предатели.

Юлий Цезарь был не только полководцем, но и писателем, а в какой-то мере даже и журналистом, описавшим собственные баталии. Автор афоризма "Veni, vedi, vici" ("Пришел, увидел, победил") зачастую на раз проигрывал битву за битвой. Так, уступив своему бывшему другу, зятю и соправителю в сражении при Дирархии и проиграв его флоту на море, в решающем противоборстве он окончательно сломал хребет его когортам и легионам. Короче, Цезаря до сих пор поминают тихим и незлобивым словом, а о Помпее и прочих напрочь забыли все, кроме нескольких историков.

В истории действовало несчетное количество самых разнообразных Карлов, включая Карла Маркса и Карла Лагерфельда. Последнего мы любим только за его искусство «высокой моды», а не за что иное. Карл Великий, иначе Каролус Магнус и даже Шарлемань, знаменит своими битвами и зверствами над покоренными жителями старушки Европы. Полсотни его походов стоили жизни десяткам тысяч как его подданных, так и покоренных народов. Этот полководец франков настолько усовершенствовал воинское искусство, что его вассал, доблестный рыцарь Роланд, погиб не напрасно, а в его честь даже сложили народный эпос. Потом держава Карла распалась на мелкие части, которые сначала достались трем его отпрыскам. Самого Карлушу сгубили не недруги, а лихоманка.

Даром что одноглазый, Ян Жижка из Троцнова (нет, это не персонаж Гашека из «Бравого солдата Швейка») побил многое количество закованных в броню европейских рыцарей. Туда им и дорога! Знаменитый вождь гуситов и национальный герой чешского народа нашел способ, как насолить и наперчить всадникам, невзирая на все щели в их латах. Впоследствии успешной тактикой батьки Жижки воспользовался другой батька - анархист Нестор Махно. Прежде всего это касается использования тачанок и «гуляй-города». Истины ради, последнее именовалось поначалу вагенбург (Wagenburg), тот же гуляй-город, только в профиль. Жижка умер как герой - в постели от чумы, а не от вражеского меча или стрелы (не дождетесь!), и завещал натянуть на барабан его дряблую кожу, полагая что она будет отпугивать врагов более, нежели кожа с козла. Тот еще перкуссионист!

Итак, его звали Густав II Адольф. Его воинские способности характеризует тот факт, что война в Европе длилась без малого 30 лет. По сравнению с той же Столетней войной, это сущий пустяк. Однако шведский монарх отличился невероятной сообразительностью: вместо тупорылых наемников и всяких прочих ландскнехтов, он использовал Национальную гвардию (не путать с провальной попыткой нынешней Украины, не обращая внимания на их желто-голубые цвета). Ребята, при получении повестки в военкомат во время весеннего и осеннего призывов поминать нежным словом нужно не Родину-мать и, тем более, не товарища военкома, а давно в бозе почившего монарха из Скандинавии. В конце концов этот ботаник из августейших особ довоевался до своей гибели, когда скакал впереди конной лавы.

Как ни хорошо воевали Тимур и его воинство, но легенда о вскрытой могиле покорителя Вселенной превзошла всяческие людские ожидания и страхи. На его надгробии якобы было начертано: «Когда я восстану (из мертвых), мир содрoгнется». Факт, но 20 июня 1941 года саркофаг Тимура был вскрыт. Собственно говоря, Тимур оказался тем еще прохиндеем, который создал первый в мире спецназ. Он назывался по-другому, но суть его от этого не менялась.

Как только не называли Евгения Савойского на разные лады: Ойген, Эжен, Эудженио и т.д. Не ради забавы или ненависти. Полководец Священной Римской империи франко-итальянского происхождения, генералиссимус довоевался до мирного договора, который был ему навязан из-за его позорного поражения. Воитель за Испанское наследство, он не только не приобрел оного, но и профукал то, что имел не он сам, а другие. Зато придумал штуку, что конные драгуны могут сражаться не только в седле, но и пешкодралом, коли лошадь падет. Конники, если еще живы, до сих пор нежно вспоминают имя этого выдумщика.

Александр Васильевич Суворов оказался в малом числе полководцев, которые были признаны в СССР. Несмотря на подавление пугачевского и польских восстаний. Слишком велик был полководческий дар генералиссимуса, чтобы можно было его замолчать. Тактика «суворовских богатырей» не знала себе равных в ту эпоху. Отметим лишь два суворовских достижения, не получивших еще должной оценки, - его борьбу с вороватыми интендантами и против так называемых "партизан", с которыми регулярные армии не могут справиться до сих пор. Одним словом, бог войны, или, как его называли тогда, Марс!

Революционный дух национальных армий Франции избавил солдат от муштры, освободил волю и дал толчок развитию способностей и инициативы отдельной личности. В результате была разработана новая гибкая тактика. Французы совершали марш со скоростью 120 шагов в минуту, в то время как их противники придерживались общепринятой нормы - 70 шагов в минуту. Это дало возможность производить быструю переброску и перегруппировку войск, благодаря чему французы могли, по выражению Наполеона, умножить "массу на скорость" как при проведении стратегических операций, так и при выполнении тактических задач. Не важно, свой жизненный цикл этот деятель закончил на острове Святой Елены в объятиях негодных британцев.