Источник Правда.Ру

МОЛИТВА

О чеченском плене и освобождении из него…

Больше двух лет ничего не было известно о судьбе воронежского паренька Юрия Агапова, пропавшего без вести во время ведения боевых действий на территории Чечни.

9 мая в День Победы Юрий вернулся в родное село. В свои двадцать с небольшим лет он прошел все круги земного ада: побои, унижения, каторжный труд, голод. Но не изменил православной вере. Не изменил своей стране.

В армию Юрку забрали через неделю после того, как ему стукнуло 18 лет. 5 декабря 1995 года он прибыл на областной пересыльный пункт, где ему объявили место службы — Владикавказ. И род войск — мотострелковая дивизия.

Еще через двое суток Юрку трясло в прокуренном вагоне вместе с такими же, как он, безусыми пацанами. Поезд двигался на юг. На войну...

8 декабря прибыли в Нальчик. И тут же — на электричку. Поздно вечером тяжелые ворота с лязгом захлопнулись за его спиной.

* * *

Семья Агаповых — обычная, крестьянская. До выхода на пенсию Людмила Марковна работала дояркой, Виктор Александрович — сварщиком. В колхозе были на хорошем счету. Было у них четверо детей: две дочери и два сына. Было... В 1993 году не стало их старшего сына, Сашка. Хороший был парень, скромный, трудолюбивый. Работал на маслозаводе. Как-то возвращался вечером домой. Шел по аллее. Задумался. И не услышал, как сзади несется “ЗИЛ”, за рулем которого был пьяный водитель. После похорон Людмила Марковна потеряла сон...

Провожая Юрку в армию, сунула она в карман его рубашки образок Пресвятой Богородицы, да клочок бумаги, на котором ее неумелым детским почерком были выведены слова известной молитвы.

* * *

Сразу же после Нового года в село Малая Грибановка на имя Людмилы Марковны и Виктора Александровича Агаповых пришло письмо. В нем Юрка сообщал, что служба идет хорошо. Кормят нормально. И еще: ему присвоено звание ефрейтора.

Второе письмо пришло 6 февраля. Оно не на шутку встревожило родителей. Юрка писал о том, что находится в госпитале. После этого письма от Юрки перестали приходить. Как обрезало...

И только в сентябре пришло официальное сообщение за подписью командира части полковника Левкина: “Ваш сын самовольно покинул часть 31.01.96 года. По данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 246, п. “в” УК РФ. В настоящий момент данное уголовное дело находится в военной прокуратуре Владикавказского гарнизона, следствие по нему приостановлено, объявлен розыск...”

Десятки писем отправила Людмила Марковна в различные инстанции с просьбой сообщить о судьбе ее сына. Но отовсюду приходил стандартный ответ. И концовка во всех отписках была одна и та же: при появлении сына дома немедленно сообщите об этом в наш адрес.

Дом Агаповых находится в нескольких шагах от храма. Полное название его — Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Сюда стала ходить Людмила Марковна чуть ли не каждый день, ставить свечки за здравие пропавшего сына. Староста церкви — матушка Людмила, тезка, ее утешала:

Вернется твой Юрка, обязательно вернется...

* * *

В медсанбат Юрка попал по простой причине: подрался с сослуживцем. “Деды” качали права — заставляли вместо себя мыть пол, чистить картошку, выполнять различные поручения. После того как Юрка категорически отказался делать это, один из них сильно ударил его по лицу. Юрка упал. Затем он встал, сжал кулаки, подошел к обидчику и дал сдачи. Это была первая драка в его жизни.

Хирург зашил Юрке разбитую губу. Прошло три недели, но боль не проходила: подташнивало, кружилась голова.

В роковой день 31 января в палату зашел незнакомый офицер:

Агапов, хватит симулировать, надо работать...

Офицер привел Юрку на КПП. Там уже находилось примерно 10 человек. До позднего вечера они расчищали снег на дорожках, перенесли на другое место штабель кирпичей.

В полночь Юрка отошел за угол по нужде. Увидев две фигуры с масками на лицах, он не успел даже удивиться. Удар в голову. И — пустота...

Очнулся он на рассвете. Его вытащили из “уазика” и бросили на снег. Рядом стояли пятеро вооруженных людей. Шатаясь, Юрка поднялся:

Где я?

Ты теперь в Чечне.

Юрка посмотрел по сторонам. Огромный двор, окруженный кирпичным забором. В центре — красивый двухэтажный особняк. Рядом какой-то сарай с зарешеченным окном.

Высокий бородатый человек толкнул его в спину:

Это твоя конура... Будешь плохо себя вести — посадим на цепь. Попробуешь убежать — поймаем. Отрежем голову. Все понятно?

В тот же день на глазах Юрки было брошено в костер его пропитанное кровью обмундирование. Вместе с одеждой полетели в огонь образок и клочок бумаги с заветными словами, которые он успел выучить наизусть.

* * *

Первые три месяца Юрка ходил по двору под дулом автомата. Ночью его запирали на замок. Бежать было бессмысленно: кругом горы. И вооруженные местные жители. Для них он — враг. Валух. Тупая овца...

Дни были похожи один на другой. Подъем в шесть. И — за работу. Хозяйство у Магомеда (так звали Юркиного господина) было большое: с десяток коров, телята, козы. Чистил, убирал, поил, кормил, вывозил на огород навоз. Отбой — глубокой ночью. Юрка падал на земляной пол и засыпал как убитый.

Иногда Магомед задавал странный вопрос:

Стрелять не разучился? Скоро ты можешь понадобиться... Нам нужны меткие стрелки.

Однажды днем в ауле поднялась страшная пальба. Юрка подумал: наши наступают. Но Магомед сказал:

Война окончилась. Для нас. Но не для тебя...

* * *

С наступлением весны круг обязанностей Юрки расширился. К ним добавилась работа на огороде. Посадка, поливка, прополка. Плюс всякая мелочевка: помыть машину (у хозяина был джип “Ниссан-Патрол”), покрасить ворота, подмести двор... да мало ли дел у раба!

— Раб он и есть раб, — сказал однажды хозяин. И ударил Юрку. Просто так. Для своего удовольствия...

Как-то во двор заехала машина с вооруженными людьми. Гости были довольны, из их слов и жестов можно было понять, что они успешно провели какую-то боевую операцию. Одно колесо машины было спущено, двигатель “барахлил”.

Магомед приказал Юрке:

Займись!

Пока Юрка копался в моторе и менял колесо, гости шумно пировали.

Когда Юрка закончил работу, хозяин протянул ему стакан с водкой и кусок хлеба. Юрка залпом выпил. После этого на Юрку что-то нашло. Он взял железный прут, подошел к джипу и стал ожесточенно колотить стекла.

Увидев выскочившего из дома хозяина, Юрка попытался убежать. Взбешенный Магомед бросил в него камень. Попал в голову. Юрка упал. Хозяин долго бил его ногами. Пока не устал.

Придя в себя, Юрка ощупал голову. Она была пробита.

Юрка дополз до забора, где рос подорожник. Приложил лист к ране, обмотал голову тряпкой. Получилась чалма. Красная от крови...

* * *

Стригли Юрку раз в год. Бриться позволяли раз в два месяца.

Несколько раз хозяин предлагал:

— Прими нашу веру.

Но Юрка твердо сказал: “Хоть убейте меня, веру вашу не приму”.

Утром, в обед и перед сном Юрка повторял одну и ту же молитву: “Отче наш. Иже еси на небеси...”

Иногда он вставал на колени и, глядя на Север, где за высокими горами была его родина, просил Пречистую Богородицу, давшую имя храму в его селе: спаси и сохрани, помоги вернуться домой.

Каждую ночь ему снился родной дом. В доме пахло свежим хлебом и парным молоком.

А еще снилась ему одна девушка. Мне, автору этих строк, Юрка назвал ее имя. Но только мне — прости, читатель.

* * *

К концу второго года жизни в рабстве Юрка почувствовал, что сходит с ума.

Хозяин все чаще стал напиваться до одурения. Как напьется или накурится анаши — бьет Юрку смертным боем.

После очередного избиения Юрка решил: Пречистая Богородица забыла его. И стал думать о том, как и когда уйти из жизни.

* * *

В конце 1996 года в Малой Грибановке состоялись выборы главы местной администрации. Им стал Александр Суховерхов. Энергичный, отзывчивый человек. Беженец из Таджикистана. Горе Людмилы Марковны стало его горем. Дело приняло новый оборот...

Весной 1997 года в село по приглашению Суховерхова приехал депутат Государственной думы, председатель Конгресса русских общин Дмитрий Рогозин. На сходе граждан он твердо пообещал Людмиле Марковне:

Сделаем все, чтобы разыскать вашего сына...

* * *

Поздно вечером 28 апреля в Юркину хибару заглянул Магомед: Одевайся.

Во дворе стоял тот самый “уазик”, на котором когда-то Юрку привезли в аул. И вновь долгое петлянье по горным дорогам, темнота, неизвестность. Несколько раз их останавливал патруль, но Магомед называл пароль, и их пропускали. На краю какого-то города они въехали во двор. Здесь Магомед оставил Юрку и уехал не попрощавшись.

Нового хозяина звали Ахмет. А город — Назрань. Об этом сказали Юрке два новых его товарища по несчастью. Также привезенных из Чечни. Оба — русские. Роман Кривус из Ставропольского края и Иван Рогачев из деревни Усть-Инцы Омской области.

Два дня ребята работали на строительстве частного дома. После обеда 30 апреля Ахмет выдал им новую одежду: рубашки, брюки, кроссовки. Посадил их в черный “Мерседес” и помчал в аэропорт, где уже стоял самолет. Едва они успели вбежать по трапу, самолет взлетел и взял курс на Москву.

В Москве Юрке сказали, что Ахмет выкупил его за 8 тысяч долларов для того, чтобы обменять на свою сестру, задержанную за хранение наркотиков.

Прямо из аэропорта его доставили в военную комендатуру. И первый человек, которому Юрка рассказал свою историю, был военный дознаватель. После оформления каких-то бумаг Юрке предложили пройти реабилитацию в военном госпитале. Но он сказал: хочу домой, к матери...

* * *

1 мая в дом Агаповых, запыхавшись, примчался с другого конца села местный житель:

Жив ваш Юрка! Езжайте в Грибановку, в три часа переговоры с Москвой...

Людмила Марковна не помнит, как она добиралась до районного центра. Не помнит, когда и как возвратилась домой. Она сумела задать сыну один-единственный вопрос:

Юрок, сыночек, скажи, ты весь здравый?

После этого трубка выпала из ее рук.

* * *

Домой Юрка с матерью возвращались на поезде Москва—Волгоград. Вскоре после посадки весть о “кавказском пленнике” облетела весь вагон.

Юрка рассказывал спокойно. Без эмоций. Женщины плакали. Мужики выходили в тамбур покурить. Успокоить нервы.

Трое парней, демобилизовавшихся из армии, пришли в купе с выпивкой и закуской. От выпивки Юрка отказался. А вот апельсин съел. Давно он не видел апельсинов. Очень давно...

* * *

В родное село Юрка приехал вечером 9 мая. Увидев знакомых девчонок, выскочил из машины. Пошел им навстречу. Среди них не было той, которая снилась Юрке по ночам. Но подружки сказали ему, что она придет этим вечером на дискотеку.

На дискотеке ведущий несколько раз объявлял в честь Юрки музыкальные номера. Но он словно не слышал этого. Он смотрел на нее...

* * *

Во время беседы я не стал спрашивать Юрку о планах. По нему было видно, что об этом рано еще говорить. Вместе с матерью он побывал на днях в районном военкомате. На просьбу Людмилы Марковны оказать финансовую помощь работник военкомата ответил:

— Мы помогаем тем, кто воевал. У нас нет официального подтверждения, что ваш сын был в Чечне...

Словом, Юрке еще предстоит пройти круги бюрократического ада. Но самое страшное уже позади...

* * *

Перед отъездом в Воронеж мы вместе с Юркой и Людмилой Марковной зашли в храм. Тот храм, в котором Юрка двадцать лет назад был крещен. В который забегал перед отправкой в армию.

Забыв о нас, он долго стоял перед самой главной иконой.

Я не видел его лица.

Я видел только его вздрагивающие худенькие плечи. И еще видел, как Пречистая Богородица, выйдя из позолоченной рамки, склонилась над дважды пробитой вихрастой Юркиной головой. Она что-то укоризненно и ласково шептала мальчишке на ухо. Наверное, она упрекала Юрку за то. что иногда он малодушно терял веру, переставал надеяться, что она спасет его...

Владимир КОЛОБОВ.
Воронежская область.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Украшения, по классу и уровню мастерства изготовления сопоставимые со знаменитой коллекцией "скифского золота", которая в настоящее время удерживается в Нидерландах, были обнаружены в Крыму во время археологических раскопок.

Археологи нашли в Крыму золотые суперартефакты
Комментарии
Иностранным студентам станет проще получить российский паспорт
Секреты кредитования россиян раскрыли в Бюро кредитных историй
Президент России ознакомился с работой нового терминала калининградского аэропорта "Храброво"
Дамаск: отравляющие вещества поставляют террористам США и Британия
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Почему дрожат руки?
Владимир СОЛОВЬЕВ — о синергии СМИ и социальных сетей
Дамаск: отравляющие вещества поставляют террористам США и Британия
Донецк сообщил о предотвращении теракта на телевышке
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Академик Леонид ПОНОМАРЕВ: "Кто и как убивает будущее?"
Академик Леонид ПОНОМАРЕВ: "Кто и как убивает будущее?"
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Дамаск: отравляющие вещества поставляют террористам США и Британия
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Москва и Рига договорились о сотрудничестве в области грузоперевозок
Самые непопулярные автомобили у угонщиков
Украинизация по-нацистски: язык твой — враг мой