Источник Правда.Ру

Андрей ЧУПРЫГИН — о том, как мир может помочь раздираемой внутренними противоречиями Ливии

Глава временного правительства Ливии Абдалла Абдуррахман ат-Тани едет в Москву, чтобы обсудить с представителями российского МИДа ситуацию в стране. Визит проходит на этой неделе.

Как отметил замглавы МИДа России Михаил Богданов, наша страна выступает за обеспечение территориальной целостности, независимости, суверенитета на базе интересов народа и государства. Также он подчеркнул, что РФ заинтересована в стабильной обстановке в Ливии. Однако сейчас ее оценивают как сложную.

Напомним, что Россия ничем себя не запятнала и не скомпрометировала в Ливии, не принимала никакого участия в событиях, сопровождавших "победу демократии" над "диктаторским режимом" Каддафи. Москва ограничилась устной критикой действий Запада и предупреждениями, что ни к чему хорошему это не приведет. Время быстро показало, насколько справедливы были ее прогнозы.

Еще в прошлом году эксперты говорили: в Ливии речь идет уже не о "демократии". Речь идет о том, чтобы не допустить превращения этой огромной территории — уже не государства и даже не страны — в базу организованного международного терроризма, откуда он будет угрожать "колыбели" и "оплоту" этой самой демократии — Европе. Нужны ответственные действия, и Европа, прекрасно понимая свою импотенцию в этом вопросе, обращается не в Вашингтон и не в НАТО, а к России.

Андрей ЧУПРЫГИН — о том, как мир может помочь раздираемой внутре
Фото: AP

"Правда.Ру" обратилась за комментарием к Андрею Чупрыгину, арабисту, старшему преподавателю школы востоковедения ВШЭ.

— Какие шаги необходимо предпринять международному сообществу при участии России для спасения Ливии, раздираемой межклановыми и межплеменными противоречиями?

— Во-первых, обычные шаги — это попытаться заново усадить за стол переговоров все враждующие, конфликтующие стороны. А у нас этих сторон очень много. На сегодняшний день Россия имеет контакты с правительством Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, это правительство, которое сформировано парламентом. Это Киренаика -восток страны, который контролируется в той или иной степени генералом Халифой Хафтаром, недавно повышенным в звании до маршала. Это правительство Файеза Сарраджа в Триполи, сформированое усилиями ООН. И недавно были контакты с представителями политических сил Мисураты. Это запад — Триполитания.

Но дело в том, что за бортом процесса остается достаточно большое количество конфликтующих сторон, в частности, это племенные формирования и кланы юга Ливии — Феццана. Это арабское племя Ауляд Сулейман, туареги и тубу, которые являются заметнымиучастниками кризисных процессов в Ливии, но с ними пока у нас прямых контактов не было. Тому есть причины. В том числе и потому, что у них нет ясно оформленных представительств ни в каких органах власти. Триполийском правительстве был человек, который вроде как представлял их интересы. Сейчас нет. Племенное образование это сложная штука, с которой трудно работать. Сейчас в конфликтных процессах активно участвуют внешние силы — я имею в виду политические, финансовые и идеологические. С одной стороны, это ОАЭ, Чад, Египет. Они финансируют восток и участвуют, в том числе, и поставками оружия, в особенности, Арабские Эмираты. Наемники из Дарфура замечены с оружием в руках на востоке страны. А Катар и Турция активны на западе. При этом противоречия между самими внешними факторами достаточно сильны. Мы это видим по последним событиям вокруг Катара. Сложно говорить о какой-то перспективе замирения.

Андрей ЧУПРЫГИН — о том, как мир может помочь раздираемой внутре
Фото: AP

Что делать международному сообществу? Вопрос, конечно, интересный. Я бы сказал, что если смотреть на политический процесс, было бы правильным усадить за стол переговоров противоборствующие стороны на основе попытки сформировать некое соглашение "Схират-2". Потому что, "Схират-1", призывающий к мирному решению, не работает. Он был подписан в спешке и не совсем выражает интересы всех участников внутреннего конфликта. Это первое. Второе — это уже вне политического процесса, с моей точки зрения, нужны активные действия по согласованию, прежде всего, с правительством в Триполи. Тут много всяких мнений. Конечно, правительство Триполи не выражает интересы ливийцев, но факт остается фактом — это правительство, которое имеет поддержку совета безопасности, и уже в течение длительного периода это правительство функционирует.

Конечно, хотелось бы видеть более активное участие со стороны мирового сообщества, прежде всего, это Россия, США и Евросоюз. В Евросоюзе — Италия, Германия, Австрия сегодня выходит небольшим игроком в этом районе. Это прямая помощь в противодействии экстремистским организациям — это ИГИЛ и "Аль-Каида" (организации, запрещенные в РФ). Потому что сейчас опять идет активизация этих двух организаций на юге Ливии, и недавно ИГИЛ опять попыталась нанести удар по южным окраинам. То есть они перегруппировываются. И здесь ливийцы по целому ряду причин самостоятельно вряд ли смогут оказать серьезное сопротивление.

Речь не идет о введении туда личного состава, как периодически возникают идеи, в частности, у некоторых европейских служб. Речь идет о реальной прямой помощи по подготовке подразделений, снабжению их, обучению для того, чтобы ливийские подразделения, ливийские вооруженные силы могли эффективно бороться. И здесь на первый план, конечно, выходит проблема защиты не акватории Средиземного моря, это вторичная вещь, а проблема обеспечения охраны южных границ Ливии, границ с Нигером, с Чадом и Суданом. Здесь без помощи мирового сообщества ливийцы не справятся. У них нет сил и средств достаточных, чтобы это делать. Если удастся эффективно закрыть южные границы Ливии, ситуация, скорее всего, будет резко меняться в сторону улучшения. Потому что очень много беспокойства внутри страны приходит как раз через южные границы. И не только с незаконными мигрантами, которые, на самом деле, просто ищет лучшую долю, а с контрабандой оружия и наркотиков. Если удастся это сделать, то да, ситуацию можно было бы нормализовать.

Андрей ЧУПРЫГИН — о том, как мир может помочь раздираемой внутре
Фото: AP

Ливия находится в очень тяжелой ситуации, потому что в 2011 году была разрушена инфраструктура и практически разрушена государственность в стране, которая одна из немногих в основе своей состоит из племенных образований. И отсутствие государственности, конечно, это очень опасное положение для этой североафриканской страны. Дело в том, что сейчас европейцы все время говорят про мигрантов, но вопрос не в них. Вопрос кроется в восстановлении государственности, экономики, в частности, в Ливии. Потому что Ливия — это средиземноморские ворота в Африку и обратно. Поэтому здесь надо принимать какие-то действительно серьезные меры.

Россия на сегодняшний день разговаривает со всеми крупными участниками ливийских внутренних событий. Мне эта позиция понятна, потому что прежде чем что-либо делать, надо выяснить, с кем и как. Но это длительный процесс. Европейцы пока сильно этими вопросами не озаботились. Поэтому, я думаю, что направлений должно быть два. Первое — это политическое, формирование чего-то, что можно было бы назвать, например, "Схират-2". Это сложно, но это сделать можно. При этом здесь сложность заключается в обеспечении репрезентативности, чтобы в этом соглашении участвовало как можно большее количество реальных факторов. И второе — это реальная, прямая, эффективная помощь материально-техническая для укрепления пограничной службы и служб обеспечения внутренней безопасности страны.

— Как вам видятся перспективы восстановления российско-ливийского экономического сотрудничества, в частности, возвращение в эту североафриканскую страну российских нефтегазовых компаний?

— В отношении энергетической сферы в последнее время мы замечаем некую активизацию мировых энергетических компаний, я уже не говорю про "Роснефть", которая подписала рамочное соглашение с ливийской национальной нефтяной корпорацией. Сейчас и Австрийская OMV покупает порядка 7,5% акций месторождений. То есть активизация определенная есть. Но говорить о полномасштабном сотрудничестве в энергетике, а сегодня мы говорим о нефти ливийской, я думаю, рановато. Потому что ситуация неспокойная, нефтяные порты периодически переходят из рук в руки, за них идет вооруженная борьба. Периодически прибегают племена, закрывают месторождения, блокируют, потом их опять разблокируют. Поэтому подобный бизнес, как и любой другой, требует ритмичности и гарантий от всяческих чрезвычайных происшествий.

Читайте последние новости "Правда.Ру" на сегодня

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Фракция Европарламента "Европейские объединенные левые / Лево-зеленые Севера" (GUE/NGL) вынесет на рассмотрение ЕП резолюцию с требованием ввести санкции против прибалтийских стран, где участились акции и шествия неонацистов.

Европарламент призывают ввести санкции против стран Балтии за нацистские шествия
Комментарии
Почему Луганск не поддержал Донецк в создании Малороссии
Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?
Германия пригрозила ухудшением отношений с Россией из-за турбин Siemens
Кустурица посоветовал крымчанам не обращать внимания на мнение западных стран
СМИ рассказали, что забрал Спайсер, уходя из Белого дома
Ученые рассказали, какая планета в Солнечной системе более всего подходит для колонизации
Туркмения заигрывает с США и создает антироссийский газовый треугольник
Премьер Румынии бросает наглый вызов президенту Молдовы
Премьер Румынии бросает наглый вызов президенту Молдовы
Так ли слаба Россия, как ее хочет видеть Америка?
Евровидение-2017: Киев выкинет городских бомжей "в чистое поле"
Выпускники массово заявляют о неправильности ответов ЕГЭ
Названы главные угрозы при покупке квартиры на вторичном рынке
В России введен сбор на снег и дождь
Евросоюз сделал роуминг бесплатным
Почему в России решили строить сверхтяжелую ракету — Павел ПУШКИН
Украинцы стали больше симпатизировать России
Лишь половина граждан Франции доверяют своему лидеру
Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?
Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?
Кустурица посоветовал крымчанам не обращать внимания на мнение западных стран