Источник Правда.Ру

КОНФЛИКТ В СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ НЕ РЕЛИГИОЗНЫЙ – Это битва «элиты» за сохранение своего положения «избранных»

Вчера на форуме «ПРАВДЫ On-Line» прозвучала просьба объяснить, что происходит в Северной Ирландии, каковы были предпосылки создавшегося сейчас в регионе положения. На этот вопрос отвечает европейский корреспондент «ПРАВДЫ On-line» Ирина МАЛЕНКО: Завоевание англичанами Ирландии началось более 800 лет назад, но шло постепенно и медленно, и именно север страны - древняя провинция Ольстер, где власть принадлежала клану О'Нилов - оказал захватчикам наибольшее сопротивление.
Не найдя другого способа сломить сопротивление ирландцев в этих краях, в XVII веке англичане решили перейти к новой тактике - так называемой “Plantation”. Англичане начали массовую конфискацию ирландских земель и передачу их в руки переселенных ими сюда протестантских колонистов из Шотландии и Англии, ввезенных специально для увековечения колонизации этих мест. “Посажено” в Ирландии было таких способом несколько десятков тысяч человек, большая часть которых позднее стала составлять “элиту” здешнего общества - ведь именно этим людям отныне принадлежала здесь экономическая власть. На них опирались и продолжали опираться до самых недавних пор здесь британские власти.
В 1690 году, 12 июля, в битве при реке Бойн недалеко от сегодняшней границы “двух Ирландий” победили протестанты под предводительством голландского принца Вильгельма Оранского (“доброго короля Билли”, как он известен в ольстерско-шотландском фольклоре), зятя английского короля Джеймса, бывшего католиком… Это коренным образом переломило ход ирландской истории. Именно эту победу и отмечают до сих пор своими ежегодными маршами “оранжисты” - члены протестантского сектантского религиозного ордена (“тайного братства”, близкого к масонскому. Кстати, по всей Северной Ирландии разбросаны и здания, принадлежащие масонским ложам, а зачастую оранжисты состоят и в их рядах), созданного в 1795 году “для объединения сил протестантов”. В ряды ордена не принимаются не только женщины, по и те, у кого есть хотя бы один родственник-католик. Его члены дают тайную присягу на верность “братству”. Во многих фирмах сегодняшней Северной Ирландии невозможно подняться вверх по служебной лестнице, не вступив в его ряды - такую ситуацию создают в них служащие-оранжисты. Для католиков “путь наверх”, таким образом, оказывается отрезанным.
Оранжистские марши призваны каждое лето “демонстрировать протестантское превосходство” и “напоминать католикам, где их место”. (Обычно, как мы знаем из элементарной психологии, так ведут себя только глубоко неуверенные в себе люди…). В тех городах и поселках, где протестанты составляют большинство населения, они зачастую проходят действительно как своего рода семейный праздник - примерно с тем же настроением, с каким у нас встречали Первомай. Такой парад, например, я видела этим летом в Балина хинче. Там же, где есть католическая община, оранжистам нужно непременно пройти через её кватралы, даже если их традиционная дорога лежит совсем в стороне, - причем парад такой сопровождается пением оскорбительных для католиков песен, выкриками ругательств в их адрес, напоминанием о недавних расправах лоялистских парамилитаристов с католическими жителями… Не обходится и без физического насилия. Конечно, кулаками машут не сами оранжисты - в основном пожилые мужчины, наряженные по случаю парада в котелок, белые перчатки, новые ботинки и оранжевый шарф с медалями на шее (саш), а лоялистская молодежь. Но ситуация от этого не становится легче. “Сезон маршей” начинается в Северной Ирландии ежегодно после Пасхи и продолжается до глубокой осени. Июль является его пиком. Отмечается не только битва при Бойне, но и различные другие местные битвы и события. Каждый год во время сезона маршей разгорается насилие и гибнут люди. В этом году пока обошлось без фатальных исходов…
Оранжисты называют свои марши “традиционными” И с тоской вспоминают о том времени, когда католики “и не рыпались ", и им можно было “ходить где угодно”. Однако времена такие прошли: в сегодняшнем мире никто не собирается больше терпеть интимидации и оскорбления. Парадная Комисся была создана для того, чтобы определять, насколько нежелательнм является марш для жителей того или иного района, и при отсутствии компромисса менять дорогу, по которому он может пройти. Большинство оранжистов отказывается даже начать переговоры о маршах с “существами низшего порядка” - католиками. По их мнению, право на марши является их “Богом данным правом”.
Конфликт в Северной Ирландии - вовсе не религиозный, как кажется большинству иностранцев, а этнический, хотя внешне он и выражается в религиозной форме: коренное население страны - ирландцы, которые до самого прошлого века, до “картофельного голода”, унещего более миллиона жизней, говорили ещё на своем родном, гельском языке, и переселенцы-протестанты, большинство которых либо шотландского, либо английского происхождения. Это- конфликт “двух идентитетов”: одни считают себя ирландцами, а свою страну, естественно, Ирландией (если вы посмотрите на карту острова, то не нужно быть никаким политиком или симпатизировать одной стороне, чтобы увидеть просто всю искусственность ее разделения!), а другие - несмотря на то, что вот уже несколько поколений прожили в Ирландии, ирландцами себя не видят, а гордятся своей “британскостью” и именуют свою родину “Ольстер”, - несмотря на то, что на самом деле провинция Ольстер включает в себя не только 6 графств, до сих пор остающихся под британской властью, но и ещё 3 графства, которые при разделе страны остались “за границей”: Каван, Монаган и Донегал. И несмотря на то, что говорят все жители сегодняшней Северной Ирландии с одинаковым акцентом (так что в Англии их при встрече всех считают “ирландцами”), а по признанию многих здешних жителей, здесь уже сложилась своя культура, и у здешних протестантов и католиков гораздо больше общего друг с другом, чем даже с жителями ирландского юга…
Ситуация здесь сложилась очень похожая на Южную Африку - все богатства страны оказались в руках переселенцев-колонистов, которые ведут политику “апартеида” (разделения) И всячески стремятся подчеркнуть своё “превосходство” над коренными жителями. Мне могут сказать, что в отличие от белого населения ЮАР, в Северной Ирландии протестантская община составляет большинство. Во-первых, большинство это было создано искусственно - в ходе разделения страны в 1921 году (Майкл Коллинз был вынужден подписать договор о таком разделении потому, что у тогдашних ирландских борцов за свободу просто не хватило бы сил продолжать войну с Англией, и он реально оценивал свои силы) от Ольстера специально были “отколоты” 3 вышеупомянутые графства, в которых большинство жителей составляли католики - потому что тогда не удалось бы создать сегодняшнего протестантского большинства здесь. Во-вторых , большинство это составляет даже в пределах Северной Ирландии только 55%, а католическое население здесь растет гораздо большими темпами и скоро демографическая ситуация коренным образом изменится. В масштабах же всей Ирландии протестантская община составляет порядка 20% населения. Ирландские республиканцы, кстати, вовсе не выступают за какое-либо их “изгнание” из страны: они постоянно подчеркивают, что в Ирландии будущего есть место всем различным традициям, которые будут иметь равные права.
Интересно, что ещё 200 лет назад, во время восстания 1798 года, среди лидеров повстанцев, боровшихся за независимость Ирландии от Англии, было очень много протестантов. Например, протестантом был один из самых известных ирландских революционеров, Теобольд Вольф Тон. Да и ещё в начале этого столетия Джеймс Конноли объединил на некоторое время рабочее движение католиков и протестантов - пролетариев, у которых были общие проблемы, одна и та же тяжелая жизнь… Но британские власти, пытавшиеся удержать свою власть здесь, быстро поняли, что их главное оружие - то же, что и у древних римлян: “разделяй и властвуй!" - и начали создавать и всячески поощрять создание специальных “эксклюзивно-протестантских” организаций, преимущественно с полицейскими, карательными, а позднее - парамилитаристскими функциями.
Сегодняшние оранжисты, кстати, считают, что британское государство связано с ними кровными узами ещё и потому, что многие члены Олстерских Добровольческих Сил погибли за Британскую Империю на фронтах Первой Мировой Войны, в Бельгии, - и что именно поэтому британские власти не имеют морального права “оставить их одних” и допустить объединения Ирландии…
Можно долго рассказывать о том, каким именно унижениям и дискриминации подвергалось католическое население ирландского севера до того, как 30 лет назад оно восстало за свои гражданские права. На эту тему написаны книги. Фактически в руки протестантских правящих кругов англичане передали тогда всю полноту местной власти. Католиков дискриминировали при приеме на работу (здесь и до сих пор у тебя даже заявление о приеме на работу не возьмут, если ты не укажешь на особом бланке, к какой из двух общин ты принадлежишь!), при распределении жилья, ограничивали их избирательные права…. В конце 60-х годов Ирландцы, вдохновленные примером борьбы афроамериканского населения в США за свои гражданские права, начали организацию мирных тогда ещё маршей и демонстраций.
“Беспорядки” начались с того, что кто-то вывесил в окне небольшого магазинчика в Западном Белфасте ирландский флаг, а протестанты - под руководством, кстати, все того же неутомимого Яна Пейсли! - отправились его срывать… По всей провинции начались погромы, тысячи семей были изгнаны из своих домов, дома были сожжены…
Тогда-то И ввели в провинцию британские войска - якобы “для защиты католического меньшинства”. Поначалу британских солдат ирландские женщины встречали с цветами. Однако уже вскоре стало ясно, на чьёй стороне находится британская армия, и что введена она была сюда совсем с другими целями. Кровавое Воскресенье, введение чрезвычайного положения, массовые аресты почти всего поголовно католического мужского населения в августе 1971 года… Обо всем этом можно много говорить. ИРА в то время, в начале того периода, который здесь называют словом “Тревожит”, была очень маленькой организацией, практически без оружия. Но после лоялистских погромов и Кровавого Воскресенья молодые ирландцы так и хлынули в её ряды.
История парамилитаристских организаций здесь - это тоже отдельная, долгая история. Хотя ИРА - самая известная из них, есть и много других, причем “по обе стороны баррикад”.
30 лет шла самая настоящая война, в которой были перепробованы все средства, всеми сторонами. Погибло около 3500 человек - не только солдат, полицейских и добровольцев ИРА, но и мирных жителей. В конце-концов начались мирные переговоры - британские власти поняли, как это признал один из ведущих британских военных в показанном недавно по Би-Би-Си документальном фильме Питера Тейлора “Бриты”, что “демократическое государство не может победить в такой войне”. ИРА показала себя силой, с которой пришлось считаться, и из которой выросли новые, демократические политические силы ирландских националистов. К слову, история “расцвета” Шинн Фейн (существующей, кстати, ещё с 1905 года) типична для Ирландии, где практически все сегодняшние политические партии ведут своё происхождение от вооруженных группировок…. Такова уже традиция ирландской политической жизни!
Однако дело не только в оружии ИРА и умелой политической тактике шиннфейновцев : сейчас сама обстановка, и прежде всего в экономике, коренным способом изменилась. Северная Ирландия не имеет уже больше такого экономического и стратегического значения для Великобритании, как в прошлом; в упадок пришёл имевший когда-то мировое значение белфастский порт, здешняя кораблестроительная и текстильная промышленность, и провинция стала стоить весьма крупные суммы денег британскому налогоплательщику (в том числе - и из-за не прекращавшейся в течение почти 30 лет войны здесь, и из-за того, что традиционные отрасли промышленности пришли в упадок, а новых инвестиций не оказалось…). Наряду с непрекращающейся борьбой ирландского народа за полную независимость и объединение страны именно это изменение экономической ситуации и превращение Северной Ирландии в “камень на шее” и заставило британские власти начать потихоньку свой “выход с достоинством” отсюда… Уже практически ни у кого нет сомнений, в том числе и у британского руководства, что объединенная Ирландия - это только вопрос времени. Нет такого сомнения и у североирландских протестантов. Понимает это и такой релист-политик, как Девид Тримбл, который стремится вести переговоры так, чтобы добиться наиболее выгодных условий для слоев, которые он представляет.
Но тем глубже отчаяние тех, кто не хочет смириться с потерей своего “исключительного” положения. Большинство из лидеров оранжистского ордена, например, - зажиточные “бизнесмены” b крупные землевладельцы, которые опасаются за свои “владения” в будущей Ирландии, тем более что Шинн Фейн, которая вот-вот станет ведущей партией, представляющей здешних католиков, провозгласила своей целью создание социалистической Ирландской республики (хотя сомнительно, чтобы республика эта хоть немного напоминала тот социализм, что был у нас!). Именно они и подстрекают беднейшую часть протестантского населения, жителей “городских гетто” Белфаста и Портадауна, на сегодняшние беспорядки… Именно они, в союзе со своими верными друзьями, британскими консерваторами сейчас начали настоящую кампанию травли Тони Блера (который, хоть и далеко не ангел, все-таки много сделал для урегулирования положения на севере Ирландии) в британских масс-медиа, которая разгорается прямо не по дням, а по часам…
Что касается сегодняшней ситуации, то она хоть и является довольно опасной, вряд ли сама по себе может что-то изменить в ходе событий в Ирландии. Я бы оценила её как “шаг отчаяния” со стороны тех, кто отказывается принять перемены и признать равные права другой стороны. (Самое грустное при встрече и разговоре с такими людьми - это то, что у них совсем нет логических аргументов, одни только голые эмоции!). Это- всего лишь ещё одна “родовая схватка” в процессе рождения новой Ирландии - болезненная, конечно. Но, как и с настоящими схватками при родах, с природной, естественной болью не нужно бороться - чтобы стало легче дышать, нужно принять её всем существом…
Чего хотят бунтовщики? Конечно, не только - и не столько! - проqти по Гарвахи Роуд.
Призывы Джерри Адамса “вместе строить новую Ирландию” пока ещё не нашли дороги к их сердцу.
Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что в повседневной жизни большинство католиков и протестантов ирландского Севера прекрасно уживаются друг с другом - “бунтовщики” все-таки в меньшинстве. Но меньшинство это достаточно шумное, а также “вооружено и очень опасно”. Люди эти хотят сохранения того, что обречено историей ( в том числе - сохранения своего статуса превосходства, пусть даже и мнимого: ведь рабочему-протестанту живется мало чем лучше, чем его католическому соседу!). Именно поэтому так бессилен их гнев - ведь помочь им не может по-настоящему ни Тони Блер, ни Ян Пейсли, ни даже Господь Бог…

Ирина Маленко

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Третье дыхание Путина: идет эксперимент по передаче власти
Трамп продаст дипломатические дачи РФ с сорванными флагами
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Страны Балтии теряют грузопотоки
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Назван способ, как США "задушат" "Северный поток-2"
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Трамп продаст дипломатические дачи РФ с сорванными флагами
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Трамп продаст дипломатические дачи РФ с сорванными флагами
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Супер-скандал: ФБР называло Трампа "идиотом"
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры