Источник Правда.Ру

ТЕТЯ ПОЛЯ ИЗ КАЗАХСТАНА

Сейчас уже можно точно сказать: за всю службу самыми трудными для меня были годы учебы в Казани, в суворовском военном училище. Пятнадцатилетним мальчишкам, нам приходилось по-настоящему нелегко.

Но больше всего угнетала тоска по дому. Не знаю, выдержали бы мы, особенно на первых порах, если бы не тетя Поля. Уж не помню, как называлась ее должность (официантка или заведующая обеденным залом), но только точно знаю, что многим из нас была она вместо матери.

И не потому, что не жалела порций, старалась всех попотчевать чем-нибудь вкусненьким, хотя и это для растущего организма тоже немаловажно. Уже в годах, спокойная, рассудительная, тетя Поля умела слушать. Именно ей, а не командирам открывали мы свои неокрепшие души. Потому как знали: даже за самые неприглядные, с точки зрения офицеров, выходки она ругать не будет.

Не удивительно, что, приехав через двадцать с лишним лет после выпуска на юбилей училища, мы первым делом спросили: “А где тетя Поля?” Жива-здорова была наша вторая мама.

Полные трогательных чувств и впечатлений, возвращались мы в Москву из Казани. Не помню, кто сказал тогда: “В каждую часть бы по тете Поле. Горя бы с солдатами не знали”. В ответ все только усмехнулись — твоими бы устами...

А ведь как в воду глядел наш товарищ. На первый взгляд странная — и уж точно — неосуществимая, его идея нашла-таки реальное воплощение. Правда, как это часто бывает, не в родном Отечестве, а в суверенном Казахстане.

Не так давно в каждом полку здешней армии ввели должность социального посредника. Ее занимает только женщина и обязательно в возрасте не младше сорока пяти лет (вспоминаете тетю Полю?). Непременное условие также — педагогическое образование.

Круг забот посредника очень широк. Его должно волновать все: как кормят и одевают солдат, вовремя ли лечат и отпускают в увольнение, не обижают ли в части молодежь. Особое внимание — так называемой группе риска, то есть ребятам, еще с “гражданки” склонным к правонарушениям. С каждым из них ведется индивидуальная работа. Естественно, и методы воздействия применяются разные. Одному достаточно по-матерински сказать: “Слушай, хватит валять дурака”. И смотришь, человек одумался.

С другими сложнее. Если не доходит до парня слово посредника, на помощь зовется полковая общественность. Не проймет нарушителя и она — пишется письмо родителям с просьбой повлиять на сына. В крайнем случае (благо на это выделяются необходимые средства) посредник может выехать на родину солдата, чтобы на месте разобраться в причинах, толкнувших его на кривую дорожку, найти единственно верное решение для спасения человека.

Но главным инструментом в руках этих женщин остается забота о своих подопечных. В каждом подразделении на видном месте висит номер телефона посредника. Надо — тут же примчится на выручку в часть. Это, кстати, его прямая обязанность.

Как настоящие матери, ежедневно пекутся посредники и о достойном бытоустройстве своих солдат. С утра их путь обычно пролегает в столовую. Полон ли рацион, нет ли каких злоупотреблений? Оттуда — в медпункт, посмотреть, как там больные. Потом — в казармы, в караул. И так целый день. В заботах и хлопотах.

Что очень важно: в своих решениях и поступках социальный посредник — лицо независимое. Да, он работает в одной упряжке с командиром, его заместителями. Но подчиняется не им, а социологу в дивизии. Тот же, в свою очередь, “замыкается” прямо на департамент социально-правовой и воспитательной работы министерства обороны Казахстана.

Факт, что посредники действительно меняют моральный климат в войсках, мне официально подтвердил заместитель министра обороны Казахстана по социально-правовой и воспитательной работе генерал-майор А. Тогусов. Еще три года назад в армии этой республики было свыше двенадцати тысяч солдат, самовольно оставивших свои части. Огромная цифра. На сегодня же осенний призыв прошлого года “выдал на-гора” всего сорок семь беглецов в погонах. Чувствуете разницу? Очень значительно сократилось в казахской армии и количество суицидов. Все эти подвижки Амирбек Анварович напрямую связывает с появлением в частях социальных посредников.

Слушал я Тогусова и про себя удивлялся. До чего же мы, россияне, порой недальновидны. Проводя преобразования в армии, слепо копируем Запад, в первую очередь США. И будто не ведаем, что под боком у нас, в Казахстане, рождается ценный опыт, который, на мой взгляд, просто грех не использовать в военной реформе.

Олег ПИМЕНОВ.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Лекарство от псориаза. Новые возможности
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Англичан перед ЧМ-2018 предупредили, над чем в России лучше не шутить
Роскомнадзор блокирует Google из-за Telegram
"Большая семерка" объявила Россию виновной во всем
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Китай призвал Россию вместе защищать мир от хаоса
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Трагедии в воздухе: как все начиналось
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Трагедии в воздухе: как все начиналось
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
В России предложили ввести санкции против портов Украины
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло