Источник Правда.Ру

Портреты - 2 июля 1999 г.

На днях исполняется 90 лет со дня рождения Андрея Андреевича Громыко. В редакции “ПРАВДЫ” — Интернет” имеется текст выступления нынешнего министра иностранных дел России Игоря Иванова, посвященного этой дате. Думаем, что оно представляет интерес для более широкой аудитории, нежели та, в которой была произнесена. Итак,

ГОСПОДИН “ТАК СЕБЕ” О МИСТЕРЕ “НЕТ” МОСКОВСКОЙ ДИПЛОМАТИИ

Выступление Министра иностранных дел
Российской Федерации И.С. Иванова
на конференции, посвященной
90-летию со дня рождения А.А.Громыко
(г. Москва, МГИМО, 29 июня 1999 г.)

Уважаемые дамы и господа! Коллеги!

Совсем немного времени отделяет нас от 90-летнего юбилея со дня рождения Андрея Андреевича Громыко — видного государственного деятеля и дипломата. В течение 28 лет он бессменно возглавлял внешнеполитическое ведомство нашей страны.

Многие в этом зале лично знали и работали с Андреем Андреевичем. Это была действительно очень требовательная, взыскательная школа, которая давала серьезную путевку в дипломатическую жизнь.

Уже десять лет Андрея Андреевича нет с нами. Немало за эти годы о нем сказано и написано. Причем суждения эти далеко не однозначны. Это вполне естественно — таков был ХХ век с его революциями и войнами, глобальными трансформациями и социальными потрясениями. Сам А.А. Громыко писал об этом так: “Люди живут во времени. Великие исторические события происходят тоже во времени. Отделить одних от других невозможно”. Убежден, что время расставит все по своим местам, позволит объективно оценить главное в личности Андрея Андреевича.

Ясно одно: он оставил яркий след в истории нашего государства и международных отношений. Весьма точную характеристику ему дал его многолетний оппонент и партнер Г. Киссинджер: “Немного министров иностранных дел заслуживают столь высокой дани уважения. Андрей Громыко был достойным человеком, который держал свое слово и четко придерживался выработанных договоренностей. Несомненно, он был одним из наиболее способных дипломатов, с которыми мне приходилось иметь дело”.

Дипломатическая судьба А.А. Громыко распорядилась так, что он всегда находился в центре мировой политики. На посту посла в Вашингтоне он оказался напрямую причастен к событиям, определившим дальнейший ход мировой истории. Как член советских делегаций на конференциях в Ялте, Потсдаме, Думбартон-Оксе и Сан-Франциско, он принимал непосредственное участие в создании того миропорядка, который сложился после второй мировой войны.

Тогда, в 1945 году, пройдя через ужасы войны, унесшей десятки миллионов жизней, человечество оказалось перед сложнейшей альтернативой: либо непримиримая конфронтация вплоть до полного уничтожения цивилизации, либо поиск системы, которая не позволяла бы переступить роковую черту. Заслуга А.А. Громыко и других отцов-основателей Организации Объединенных Наций в том, что они создали такую систему и подвели под нее прочную международно-правовую базу — Устав ООН.

Можно долго спорить, сколь эффективно противостояла ООН тем угрозам и вызовам, с которыми столкнулось международное сообщество во второй половине ХХ века. В конце концов, любая международная организация зависит от воли ее государств-членов. Но принципиально важно другое — ООН изначально была развернута в будущее. Сегодня это объективный факт. В условиях глобализации мировых процессов и постепенного формирования многополюсного мироустройства трудно найти организацию, которая полнее отвечала бы требованиям времени. Это, кстати, вполне отчетливо осознают те, кто хотел бы навязать одномерную модель миропорядка. Отсюда стремление оттеснить ООН от решения кардинальных проблем современности.

Поэтому наш выбор в пользу ООН — стратегический. Только ООН обладает должной правовой базой и общепризнанной легитимностью, позволяющими ей выступать на мировой арене выразителем интересов всех государств и народов. Россия добивалась и будет добиваться впредь укрепления этой всемирной Организации и ее Совета Безопасности. Именно этот орган несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, наделен исключительной прерогативой санкционировать меры принуждения от имени мирового сообщества.

Большая заслуга авторов Устава ООН, среди которых был А.А. Громыко, и в том, что впервые в истории как непреложный был установлен принцип неприменения силы или угрозы силой в международных отношениях. Вне закона было объявлено разрешение международных споров “немирными” средствами. Фактически был совершен перелом в развитии цивилизации — на первое место была поставлена сила права.

Рецидивы противоправного использования силы были, сожалению, и после принятия Устава ООН. Однако несомненно, что запрет на ее применение, ставший общеобязательной нормой, оказывал сдерживающее воздействие на потенциальных нарушителей.

В нынешних условиях эта тема как никогда актуальна. События вокруг Югославии и Ирака наглядно показали, что желание действовать в обход Совета Безопасности ООН, стремление самочинно взять на себя роль высшего судьи в мире еще не изжито. Более того, предпринимаются попытки подвести под эти акции и своего рода теоретическое обоснование — так называемое “право на гуманитарное вмешательство”. К чему такой гуманизм приводит, все мы видели.

Россия осуждает нарушения прав человека и международного гуманитарного права. В то же время бороться с такими явлениями можно только на прочном фундаменте международных законов. Больших усилий нам стоило вернуть югославское урегулирование в политическое русло. Делаем мы и для себя серьезные выводы из случившегося. Причем опираемся в этом не на эмоции, а, как это было присуще А.А. Громыко, на трезвый и всесторонний анализ.

Один из наших главных выводов — значение ООН сегодня только возрастает. Другое дело, что ее надо адаптировать к новым тенденциям в международных отношениях, реформировать ее механизмы.

Заслужено гордился А.А. Громыко тем, что при его непосредственном участии был разработан и принят целый ряд крупных договоров и соглашений в области ограничения вооружений. Два из них — Договор о нераспространении ядерного оружия и Договор по ПРО — по сей день являются несущими опорами международной стабильности. Что касается Договора по ПРО, то сама его суть уникальна — обеспечение безопасности через взаимный отказ от создания системы защиты. Трудно себе представить большую меру доверия, основанную на здравом смысле.

К сожалению, эту истину сейчас приходится вновь доказывать, В США в практическую плоскость переводят подготовку к развертыванию национальной системы противоракетной обороны территории страны. Последствия такого шага, если он будет сделан, для международной стабильности и безопасности будут самыми негативными.

Мы предлагаем другой путь — сохранение и строгое соблюдение Договора по ПРО и, одновременно, создание глобальной системы контроля за нераспространением ракет и ракетных технологий. Ключевыми принципами такой глобальной системы стали бы: открытость для участия всех заинтересованных государств, а также ее функционирование под эгидой ООН.

Не менее остро стоит вопрос и об универсализации режимов нераспространения ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения. Скажу откровенно, что натовская акция против Югославии и здесь сослужила плохую службу. Теперь у государств нет уверенности в том, что они найдут защиту в Уставе ООН и международном праве. Более того, им говорят, что государственный суверенитет — категория относительная. Если это так, то что можно требовать от тех, кто стремится любым путем обеспечить свою безопасность. 0дним словом, на этом направлении также придется лечить “югославский синдром”.

А.А. Громыко часто обвиняли в “американском” уклоне, — дескать, слишком много внимания уделял он США. Но было тому и понятное объяснение. В своих воспоминаниях он писал об этом так: “Вся история советско-американских отношений убедительно показывает, что, когда СССР и США идут курсом взаимопонимания и сотрудничества, выигрывают их народы, интересы международной безопасности”.

И сегодня российско-американские отношения являются важным фактором стабильности и безопасности в мире. Трудно назвать какую-либо острую международную проблему, решение которой возможно без участия Москвы и Вашингтона. Изменилась за последние десятилетия и сама сущность российско-американских связей, которые стали партнерскими. Не секрет, что события вокруг Югославии и Ирака поставили наши отношения с США под серьезную нагрузку. Однако накопленный запас прочности позволяет твердо рассчитывать на то, что они выдержат подобные конъюнктурные колебания.

Оглядываясь назад, видишь, сколь кардинально изменилась за послевоенные годы Европа. Пройден тернистый путь от жесткой конфронтации и гонки вооружений к сотрудничеству и интеграции. Андрей Андреевич был одним из инициаторов общеевропейского процесса. Трудно переоценить значение подписанного в августе 1975 года в Хельсинки Заключительного акта для Европы и мира в целом. Через 30 лет после окончания второй мировой воины государства, расколотые “холодной войной” на две блоковые системы, зафиксировали принципы нерушимости границ в Европе, уважения независимости и суверенитета, территориальной целостности государств, отказа от применения силы или угрозы ее применения, невмешательства во внутренние дела друг друга, Были намечены основные направления сотрудничества в экономической, научно-технической, культурной сферах, а также комплекс мер, способных укрепить доверие между народами, понизить уровень военного противостояния на континенте. Наконец, созданы предпосылки для укрепления стабильности и безопасности в Европе.

Современная Россия настойчиво добивается всестороннего развития общеевропейского процесса. Наша цель — создание системы безопасности и сотрудничества, которая надежно и надолго гарантировала бы стабильность и процветание всех государств континента.

Ее стержнем и координатором призвана служить наследница общеевропейского Совещания — Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) как единственная структура панъевропейского формата, практикующая не фрагментарный, а всесторонний и системный подход к проблемам безопасности.

Сегодня Европе как никогда нужны единые политические правила, сведенные в своего рода общеевропейскую конституцию. Таким актом должна стать Хартия европейской безопасности. Россия стремится к тому, чтобы это был весомый, насыщенный конкретными договоренностями документ, а не легковесная декларация.

Мы за укрепление оперативного потенциала ОБСЕ по всей неразрывной цепи — от раннего предупреждения до постконфликтного восстановления, в которую мы включаем и миротворчество. Полагаем, что важное место ОБСЕ в этой сфере, в сочетании с ведущей ролью ООН, не может и не должно ставиться под сомнение.

Наряду с ОБСЕ интегрирующую миссию на континенте призван выполнять и Совет Европы. Принятая 7 мая 1999 года в Будапеште на сессии Комитета министров СЕ политическая декларация “За Большую Европу без разделительных линий” — добротный ориентир на этом направлении.

Глубокой трансформации подверглись наши взгляды в отношении Европейского Союза. Отбросив извечную боязнь появления Соединенных Штатов Европы, мы взяли курс на развитие партнерских связей с ЕС. Это — наш крупнейший торгово-экономический и инвестиционный партнер, оказывающий поддержку в проведении российских реформ. Позитивный импульс связям со странами-членами Евросоюза придало Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским Союзом, которое вступило в силу в декабре 1997 года. Мы пока делаем лишь первые шаги в использовании богатейшего потенциала этого Соглашения. Впереди еще насыщенная и интенсивная работа.

Динамичный характер наших отношений подтвержден также в общей стратегии Евросоюза в отношении России, принятой на саммите ЕС в Кёльне в начале июня 1999 года. Мы, со своей стороны, работаем над аналогичным документом.

Есть резервы и для повышения эффективности нашего внешнеполитического взаимодействия с Евросоюзом. По мере продвижения ЕС по пути формирования европейской оборонной идентичности перспективным становится диалог по вопросам военно-политического сотрудничества.

А.А. Громыко возглавлял дипломатию нашей страны в то время, когда в Европе доминировали две военно-политические группировки — ОВД и НАТО. Это оказывало непосредственное влияние на общую ситуацию и атмосферу в Европе, загоняло страны континента в узкие рамки блоковой дисциплины. Сейчас Организации Варшавского Договора уже нет. Осталась одна НАТО. Но смогла ли она полностью пережить уход в небытие своего “альтер эго”, превратиться в нечто большее, чем военную группировку с давно запрограммированными задачами?

Российскому руководству стоило немало усилий, чтобы устоявшееся за годы “холодной войны” негативное восприятие НАТО в нашем обществе начало меняться. Мы добивались того, чтобы наши контакты с альянсом стали составным элементом процесса укрепления доверия, стабильности и безопасности в Европе. В мае 1997 года с НАТО был подписан “Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности”. На его основе сформирован Совместный Постоянный Совет для рассмотрения вопросов безопасности, вызывающих общую озабоченность.

В рамках Совета проводились полезные дискуссии по вопросам европейской безопасности, нераспространения оружия массового уничтожения, урегулирования региональных конфликтов и миротворчества. Мы взаимодействовали по военной линии — в боснийской операции, в области ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Поддерживались парламентские и научные контакты.

Кризис на Балканах в корне изменил ситуацию, нанес тяжелый урон установившимся с НАТО отношениям. Предпринятая альянсом военная операция противоречит духу и букве Основополагающего акта, расходится с зафиксированным в нем принципом отказа от применения силы или угрозы силой друг против друга или любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности или политической независимости любым образом, противоречащим Уставу ООН.

В этих условиях мы пошли на меры, “замораживающие” наши контакты с альянсом как с организацией, проявившей неуважение к фундаментальным устоям международного общения. Сейчас, когда боевые действия против Югославии прекращены, мы внимательно изучаем, что делать дальше. Ясно, что требуется взыскательный разговор о дальнейшей судьбе Основополагающего акта с упором на эффективность его применения. В любом случае то, что произошло, — не наш выбор, и вину за это Россия не несет. Россия была и остается надежным и предсказуемым партнером.

И еще один аспект. Операция против СРЮ стала практическим воплощением принятой на Вашингтонском саммите новой стратегической концепции альянса, которая лишь ужесточила старое “полетное задание”. Серьезную озабоченность вызывает зафиксированная в ней нацеленность НАТО на глобализацию сферы своей деятельности, на присвоение центральной роли в урегулировании конфликтов за пределами зоны ответственности альянса, определенной Вашингтонским договором 1949 года о создании НАТО. Все планы по формированию т.н. “европейской оборонной идентичности” пока растворились в жесткой логике атлантической солидарности.

Подтверждается правильность нашего тезиса о том, что расширение НАТО является крупнейшей политической ошибкой, подрывает доверие в международных отношениях. Мы не собираемся воздвигать искусственные барьеры между собой и восточноевропейскими партнерами. Но нельзя не учитывать, что, нацеливаясь на вступление в НАТО, эти страны неизбежно следуют логике разделительных линий и барьеров, против чего сами же еще совсем недавно так рьяно выступали.

Мы уважаем право любого государства на выбор путей обеспечения своей безопасности, но, выстраивая свои отношения с этими странами, российская сторона будет руководствоваться, прежде всего, собственными национальными интересами, а о подлинных намерениях наших партнеров будем судить по их делам.

В годы “холодной войны” жесткое противостояние проявлялось не только в Европе, но и во многих частях нашей планеты, где полыхали региональные конфликты. Мировое сообщество шло по пути раскручивания гонки вооружений и военно-политической конфронтации, 3а периодически соскальзывавшей на грань балансирования между войной и миром.

Достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года. Именно в эти критические дни проявилось высокое дипломатическое искусство Андрея Андреевича, основанное на сочетании твердого отстаивания государственных интересов и готовности к поиску взаимоприемлемого баланса интересов и необходимых компромиссов.

Заметную роль играл А.А. Громыко и в ближневосточном мирном урегулировании. Его несомненной личной заслугой явилась реализация первой попытки арабо-израильских переговоров о мире — созыв многосторонней конференции в Женеве под сопредседательством СССР и США. Выработанное им и Г.Киссинджером взаимопонимание о советско-американской эгиде, переросшее со временем в форму коспонсорства, стало важным элементом в весьма непростом процессе ближневосточного урегулирования со всеми его достижениями и неудачами.

В актив дипломатии Громыко могут быть по праву отнесены усилия по разрешению вьетнамского конфликта. Он был среди деятельных участников Международной конференции по Вьетнаму, итогом которой стало окончательное закрепление договоренности о прекращении войны и восстановлении мира, оформленной несколько ранее Парижским соглашением 1973 года.

Объективный историк, вглядывающийся в черты той эпохи, видимо не пройдет мимо тех неоднозначных, порой трагических решений, которые принимались с участием А.А. Громыко. Среди них Чехословакия и Афганистан, обострение в отношениях с Китаем и Японией. Все это было. Имели место и другие ошибки. А кто из нас их не совершал?

90-летие со дня рождения А.А. Громыко — это повод для размышлений о перспективах нашей современной, российской внешней политики. Необходимо внимательно — критически, но уважительно — присмотреться к накопленному за эти годы дипломатическому багажу, бережно сохранить то позитивное, что наработано предшествующими поколениями.

Внешняя политика любого государства не начинается с чистого листа с приходом очередного лидера. Она объективно отражает особенности исторического развития страны, ее экономики, культуры, геостратегического положения.

Распростившись с “холодной войной”, человечество еще только нащупывает иные, более рациональные способы устройства мировых дел. В этих условиях накопленный опыт должен быть тщательно и объективно проанализирован. Это необходимо, чтобы перед лицом новых вызовов и опасностей, стоящих перед международным сообществом, избежать повторения старых ошибок. Деятельность А.А. Громыко, олицетворявшего в течение долгих лет внешнюю политику СССР, в этом смысле особенно поучительна.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
СМИ: "прямая линия" с Путиным пройдет без толпы россиян
Кремль потребовал немедленного вывода западных войск из Сирии
СМИ: "прямая линия" с Путиным пройдет без толпы россиян
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
В МИД объяснили, почему Россия должна была продать Аляску
Венесуэла: победил не Мадуро, победил социализм
Милонов объявил "Дом-2" прибежищем рептилоидов
Кремль потребовал немедленного вывода западных войск из Сирии
Президент Радев призвал Россию надуть Болгарию газом напрямую
Atlantic Resolve: США запускает план "Барбаросса" против России
Западные инвесторы: дефолта не будет, "Раша" устояла
Президент Радев призвал Россию надуть Болгарию газом напрямую
Fox News: если Ким не встанет на колени, Трамп нажмет кнопку
Atlantic Resolve: США запускает план "Барбаросса" против России
Кремль потребовал немедленного вывода западных войск из Сирии
Кремль потребовал немедленного вывода западных войск из Сирии
Англия не удостоила визы одного из своих богатейших резидентов Романа Абрамовича?
"Ватаны" решили вывести Турцию из НАТО
Правительство решило взять деньги из карманов россиян
В МИД объяснили, почему Россия должна была продать Аляску