Источник Правда.Ру

ПЯТНА НА ЗНАМЕНИ, ИЛИ ГРУСТНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СЛОВОМ “ОППОЗИЦИЯ”

...Вот уже скоро три года, как жизнь автора этих заметок (20 лет подряд бывшая жизнью московского литератора) протекает по преимуществу в родном краю, на северо-западной древнерусской земле, во Пскове. И прежде я проводил на родине по два-три месяца в год, а то и больше, но одно дело — жить гостем (даже под отчим небом, среди знакомых с детства людей, тут все же есть нечто поверхностно — “командировочное”), другое — каждодневно “крутиться” среди самых разных групп и слоев местного люда, быть, что называется, в постоянном производственном контакте с земляками, живущими и в областном центре, и в районной глубинке, и с главами администраций разного уровня, и с тружениками сельщины. И это “другое дело”, могу сегодня признаться, внесло немалые перемены в мои взгляды и суждения на “злобу дня”, в восприятие общественно-политического бытия страны, и в отношение к расстановке основных сил сего бытия...

Необходимо тут оговориться: убеждения мои остались прежними — убеждениями человека, с конца 80-х годов находящегося в рядах народно-патриотической оппозиции — сначала к горбачевско-яковлевской “перестройке”, к разрушению союзной державы, затем к ельцинскому режиму, убеждениями человека, ни после августа-91, ни в октябре-93 не помышлявшего о том, чтобы расстаться с партбилетом. Убеждения, позиция — они по главной сути не переменились. А вот целый ряд “акцентов и нюансов” действительно претерпел метаморфозу — и прежде всего в отношении к самому понятию “оппозиция”. Вернее, во взглядах на ее “верхние этажи”, на то, как прокладывается главный курс ее пути, и во многом на тех, кто определяет (или должен это делать) как стратегию и тактику сопротивления антинародной власти, так и “лицо”, идейно-эстетическую и нравственную платформу этого сопротивления. Попросту говоря, туда ли мы и так ли мы идем, верно ли ведут нас известные люди, которым мы в 90-е годы привыкли доверять? — вот о чем все чаще заставляет меня задумываться действительность моей родной Псковщины...

А в сей действительности с осени 1996 года нарастает и уже вовсю властвует криминально-экономический беспредел. Можно назвать его и беспределом уголовно-политическим: суть не изменится, но существенная “специфика” прояснится, ибо именно в ноябре того года на губернаторских выборах главой администрации нашей области стал функционер и ставленник ЛДПР. И — и началось! То началось, что было означено вождем либерал-демократов как “полигон для осуществления экономической программы ЛДПР”. Правда, тут же “сын юриста” — и неоднократно в те дни предвыборной гонки — пообещал псковским гражданам залить их землю “золотым дождем”. В этом “вождь” обманул, получилось с точностью до наоборот, то есть — “полигон”. И взрывы загремели, и выстрелы, отнюдь не метафорические... Об этих и прочих художествах жириновской “команды”, творящихся на Псковщине, уже говорилось кое-что в центральной прессе, но заезжих московских журналистов интересуют главным образом сенсации в духе экстравагантных выходок крикливого либерал-демократического лидера. Тут для них находок — пруд пруди: чего стоит лишь “сидение” правой руки губернатора в кабинете своего “неприкосновенного” шефа — вице-губернатор укрылся там от представителей местного УВД, желавших всего лишь побеседовать с ним как со свидетелем насчет его многочисленных неладов с законом и о его своеобразном “кураторстве” над алкогольной промышленностью области (тогда, в конце прошлого года, весь Псков просто “стоял на ушах”: еще бы! — Дом Советов впервые предстал людям в окружении тройного кольца охраны...). Или — “суперпроект” постройки нового спиртзавода в сотне метров от святых стен Псково-Печерского монастыря — это ли не “театр абсурда”, — а ведь уже начали осуществлять, причем под самые трескучие фразы о преклонении перед православным духом (видно, путая последний с духом сивушным...).

...Но тут надобно вернуться к осени 1996-го года: именно тогда в недрах ЦК КПРФ было принято решение, немедля директивно доведенное до псковских коммунистов, — поддерживать на выборах кандидатуру жириновца Е. Михайлова. В те самые дни мне довелось встретиться и кратко побеседовать по этому поводу с Г. Зюгановым. (Знаю этого человека давно, помню его безупречно-мужественное поведение после запрета КПСС в 1991 году и потому храню к нему уважение — несмотря на все, о чем речь ниже). Тогда я попытался доказать лидеру моей партии разрушительную абсурдность этой цекистской резолюции для грядущего моих земляков, приводил множество аргументов, говорил о полукриминальных методах, коими в те дни жириновцы завоевывали нищий и отчаявшийся электорат (откровенный подкуп, раздача продуктов на предвыборных митингах в дальних поселках, блеф и обман, с одной стороны, шантаж и угрозы, — с другой); убеждал Геннадия Андреевича в том, что много лучше было бы ему его авторитетом объединить раздраенную склоками местных общественных “предводителей” прокоммунистическую трудовую массу избирателей... Ничего не помогало, на все мои доводы у испытанного политика был один ответ: да, все так, но либерал-демократы сегодня — оппозиция, стало быть — наши союзники. Вот так... И Зюганов, и ведущие деятели компартии в области утверждали: если победит ставленник ЛДПР, то непременно из благодарности за поддержку включит в свою “команду” коммунистов, поделится властью.

Поделился... Вместо обещанных нескольких “кресел” в администрации области и коммунисты, и вся область получили то, что сегодня в повседневном обиходе зовется у нас одним словом — “жириновщина”. Это несколько десятков “варягов”, никому не ведомых активистов “либералиссимуса”, призванных г-ном Михайловым из Москвы и других мест в Псков, занявших самые “хлебные” и ключевые места в “команде”, в важнейших структурах управления и производства — прежде всего алкогольного и прилегающих к нему. Вообще-то поражаюсь вот чему: вроде бы далеко не самые глупые парни собрались в столице вокруг Владимира Вольфовича — но, Боже! Почему же он послал служить в наш край (который, по идее, должен был бы стать “визитной карточкой” ЛДПР, “витриной” ее управленческо-хозяйственной мудрости) таких “джигитов”, перед которыми любой псковский бомж — образец красноречия и изящных манер? Людей, ведущих себя здесь подобно колонизаторам на порабощенной земле, по-хамски бесцеременно — со всеми, от сельских учителей до директоров заводов. Мудрено ли, что эта “жириновская рать” за полтора года сумела восстановить против себя всех и вся в области в своем рвении “подмять” под свой диктат всех и вся — и мелких производителей, и банки, и даже представителей федеральной власти (не говоря уже о СМИ; тут кое-какие успехи имеются: так, “Псковскую правду” читатели иначе как “Жириновской правдой” не величают). Мудрено ли? — почти слово в слово одну и ту же фразу услышал я и от одного из “первых лиц” в думской фракции ЛДПР, в прошлом неплохого журналиста, и от одного из областных идеологов “либерал-демократии”: “А чего ты хочешь? Мы взяли область с одной целью — качать деньги в кассу нашей партии, все прочее нас не колышет!”

И — качают, особенно с помощью спиртоводочной коммерции, и вот уже губернаторская “команда” становится главным акционером и монополистом во всех производствах, способных дать “быстрые деньги”. И вот уже ошеломленные этим бесстыдством вчерашние псковские соратники губернатора выступают в печати с открытыми гневными письмами в его адрес, и уже недели не проходит, чтобы мафиозные разборки жириновцев меж “своими” скандально не сотрясали общественность края. А лидеры народно-патриотических сил — что местные, что московские глядя на сей апофеоз криминально-политического беспредела, стыдливо отмалчиваются. Лишь на “закрытых” совещаниях с досадой признают: да, промашку дали. Но гласно, открыто, перед народом — ни гу-гу: как же, нельзя бранить оппозицию!

...Слов нет, то, что произошло в нашей области, произошло, разумеется, не только благодаря “подаче” со стороны КПРФ. Жириновцы пришли к власти здесь, оглушив население неслыханным громом псевдопатриотической демагогии — но их обманные словеса упали на самую подготовленную почву. Псковщина пила и пьет горчайшую чашу разора и развала вместе со всеми другими краями России, но к тем горестям и кошмарам, что терзают всю страну, здесь добавлена своя тягчайшая “специфика”. Это — крайняя и, можно сказать, почти тотальная люмпенизация населения в районах, граничащих с Прибалтикой. Режим новой госграницы со всеми его строгостями и ограничениями “наложился” на распад (почти насильственный, “сверху” инициированный) большинства сельхозколлективов, в результате чего множество тружеников села лишились работы: вообще инфраструктура местной экономики во многом была основана на сотрудничестве с балтийскими соседями, теперь она рухнула. В это новое море нищеты и отчаяния мощными потоками в последние годы потекли людские толпы, бегущие и от “демократических” людоедских порядков Балтии, и от резни из восточных регионов. Ни местная власть, ни федеральная ничем не помогли псковским коренным и новым жителям, лишившимся всего — и даже последних надежд. Вот почему и “клюнули” многие избиратели области, сел и городов (где замеревшая “оборонка” тоже дала многочисленный пласт безработных) на велеречивые посулы жириновцев “защитить обездоленный русский народ” и сделать Псковщину процветающим краем. Да и как было не “клюнуть”: традиционно земля наша — в “красном поясе”, на президентских выборах большинство голосовало за Зюганова, он главой государства не стал, местные лидеры левых — в расколе, словом, голосование от отчаяния, “протестное”, тем паче что коммунисты поддерживают либерал-демократов. Вот и получили...

Сегодня, более чем через полтора года после победы жириновцев, по моим наблюдениям и убеждениям, население единственной в России области, находящейся под их властью, поражено абсолютным недоверием ко всем политическим лидерам страны — и ненависть к ельцинскому режиму, лютая, уже “закаменелая” круто смешана с полувраждебным (можно сказать и сильнее) скепсисом по отношению к речам и выступлениям руководителей народно-патриотических сил в целом — партийных, беспартийных, “левых”, монархических и т.д. И невозможно, думая над общественно-политическими судьбами этих известных людей (в основном ведь и эрудированных, и не лишенных многих редкостно-положительных качеств), не вспомнить известное ленинское определение “...страшно далеки они от народа”.

Да, страшно не повезло с “этой страной” деятелям ельцинского “истеблишмента”: не жаждет ее народ принимать ни “курс реформ”, ни “общечеловеческие ценности”, ни прочие антирусские и антигосударственные дела и делишки. Чутье (иного слова тут не подберешь: народная интуиция, она не на “формальной логике” основывается) простых трудовых людей подсказало им: к власти пришли разрушители России... Жизнь страны, особенно в провинции, движется не по тем законам и предписаниям, которые диктуют ей эти “монетаристы” и “рыночники”. Это — к добру, но к худу то, что лидеры и идеологи народно-патриотической оппозиции полагают (нахватав уже немало “шишек”, получив столько горьких уроков): бытие России должно развиваться по их тактико-стратегическим предписаниям. По тем “маршрутам”, которые утверждаются на съездах и пленумах компартий, не только КПРФ, на конгрессах, соборах и других больших встречах сторонников возрождения державы... Нет, как ни шути над известной тютчевской строкой, а у нас действительно “особенная стать”. Но в том и беда, что руководители антиельцинских сил и группировок продолжают в своих суждениях и действиях мерить страну тем же “общим аршином”, который использовался и в обкомовско-горкомовские годы.

И не хотят (или не могут?) видеть, что российская жизнь, прежде всего в глубинке, часто показывает кукиш всем их схемам, канонам и резолюциям, что чутье, логика “простого” люда не так уж и просты — они тысячекратно сложнее любых, самых разумных политических платформ. И, что самое печальное, не желают учиться на ошибках и гласно, открыто говорить о них с народом.

Так мудрено ли, что самые различные слои народа в провинции отмахиваются сегодня от призывов, исходящих от руководящих и пишущих “главных людей”, которые искренне зовут себя защитниками народа же. Мудрено ли, что действительно патриотически настроенная интеллигенция глубинных российских земель все чаще смотрит со скепсисом на патриотические съезды и соборы, проходящие в мегаполисе, как на сугубо столичную “тусовку”. Парадокс? О, нет: люди скорее инстинктивно, чем разумом, народным интеллектом своим (тем самым “чутьем”!) осознают неверные нравственные ноты в звучании речей, суждений и директив, исходящих “с верхов”, пусть даже и оппозиционных. Могут ли псковичи доверять лидерам компартии с прежней мерой, если ни Зюганов, ни его окружение ни звуком не обмолвились о своей ошибке с губернаторскими выборами в нашей области? А куряне, опять-таки благодаря тем же лидерам получившие “генерал-губернатора” Руцкого? То-то же... И велик счет таким “умолчаниям”.

Нельзя всерьез начинать строительство дома, если добрые свежие бревна перемежаются с трухлявым старьем. Нельзя всерьез считать себя народно-патриотической оппозицией, даже в малом и пусть лишь изредка, но “двойной бухгалтерией” руководствуясь. А у нас так нередко и происходит... У нас стал даже вырабатываться некий особый тип “оппозиционеров” (как в “партийных” сферах, так и, с особой печалью отмечу, в общественно-литературных); с одной стороны, такие жаждут сорвать митинговый аплодисмент погромче, похлеще высказаться об “оккупационном режиме”, а с другой — они же не против и “шубу с царева плеча” получить, не возражают и против какой-либо медальки “четвертой свежести” из президентских рук, а уж от одной мысли о госпремии или стипендии им бывшего свердловского секретаря просто млеют... И что удивительного в том, что российские литераторы, по многим дальним градам и весям живущие, все чаще грустно удивляются: руководители их творческого (патриотического!) союза нередко сидят в президиумах одесную премьера, ошуюю вице-премьера, рядом с лидерами обеих палат, с “денежными мешками” разной величины, а Союз наш все более погружается в состояние нищенства и анабиоза настолько, что у областных организаций нет уже никаких надежд на помощь московского литштаба. И, если уж начистоту, то помнят они, рядовые труженики пера, и то, как на их форумах времен финала “катастройки” несколько виднейших “живых классиков” (действительно талантливейших и самобытнейших писателей) вослед В. Астафьеву рьяно защищали М. Горбачева и его “курс”, но в те же времена и они, и другие тогдашние ведущие деятели патриотического стана немало помогли разрушителям Союза своими публицистическими выступлениями, в коих и стрелы в “коммуняк” метались, в треклятый “колхозный рабский строй”, и в “империю” камней было немало брошено литвождями патриотов — вплоть до тезиса о “Русской республике”. Ну вот, нет “коммунячей власти”, нет колхозов, нет империи — хоть кто-либо из ведущих оппозиционных публицистов покаялся в былой горячности, стукнул себя по-русски в грудь, мол, не прав я был, ребята! Отнюдь нет. Так что немало есть причин, по которым земляки мои (и других краев жители) не испытывают сегодня, мягко говоря, особого доверия к словам лидеров и идеологов тех сил, что именуют себя народно-патриотической оппозицией...

...И вот что характерно: как только на Псковщине начались “художества” жириновцев, автор этих заметок решил впрямую поразмышлять над ситуацией на страницах ряда патриотических изданий (имена их всем известны), где до того постоянно печатался, — но тут же в каждом из них поочередно получил категорический “отлуп”. Варианты объяснений чаще всего были такими: “Мы не можем бросать тень на нашу общую борьбу”, либо “Это будет дискредитировать патриотический лагерь”, или даже “Вы замахиваетесь на дорогие для народа имена!” (Господа-товарищи, неужели не ясно: нет таких “имен”, которые были бы дороже самого народа...). А там, где мои отношения с редакторами были приятельскими, мне говорили напрямую: “Старик, как ты не понимаешь: в нынешнем раскладе сил жириновцы — это оппозиция!” А то мы не видели, как проституирует либерал-демократический “дуче” в Думе: как надо Борису Николаевичу, так и голосует Владимир Вольфович... Вот и получается: некоей “священной коровой” стало само это понятие — оппозиция, обретя какой-то демонический смысл. И вместо честного и откровенного обсуждения действительно безмерной трудности задач (ведь кровь людская, а не водица не раз проливалась хотя бы за то, чтоб мы имели возможность их свободно обсуждать) получаются многочисленные “фигуры умолчания”, на первый план выходит порочнейший принцип “наш — не наш”, а также “логика вологодского конвоя”: шаг в сторону считается побегом...

Даже если ельцинский режим уйдет в ближайшем обозримом будущем, на таких основах можно будет воссоздать лишь “власть обкомов” (где завотделом опять станет диктовать аграрнику сроки сева, а другой завотделом — объяснять писателю, какие книги надо создавать), но власть народа — ни в коем случае. В этом я твердо убежден.

И последнее. Вот что особенно тревожит меня сегодня и как псковича, и как русского литератора: близящаяся 200-летняя годовщина со дня рождения Пушкина. Поясняю: ее проведение волею судеб тоже пройдет во многом “под эгидой” нынешней администрации Псковщины, под опекой “команды” жириновцев. В прошлом году сия опека выразилась очень своеобразно: некий молодой человек из клубной самодеятельности, загримированный под Александра Сергеевича, на Всероссийском Пушкинском празднике под объективами местных тележурналистов “озвучивал” текст своей роли, объяснялся в любви к г-ну Жириновскому и к его псковской “команде”. Вот и думаю: неужто на великом грядущем юбилее Поэта Всея Руси вновь заставят кого-либо от его имени на святой поляне в Михайловском произносить панегирики в честь “сына юриста” и его “партийных товарищей”. И что тогда скажут, глядя на такое национальное позорище, люди, именуемые “лидерами народно-патриотической оппозиции”? Неужели вновь стыдливо промолчат?!.

Станислав ЗОЛОТЦЕВ.
Псков.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Болгария: спасенная, неблагодарная, нищая?
Ждет ли Россию новая миграционная волна, предсказанная Stratfor — Игорь МОРОЗОВ
В центре Москвы вывесили неудобные вопросы Навальному
Бывший сотрудник NASA сделал сенсационное заявление об инопланетянах
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Резня в Сургуте: все подробности атаки и комментарии экспертов
Навальный снова улетел кутить на деньги соратников?
The Hill: На Кубе против дипломатов США применено таинственное оружие
Американские фонды затеяли игру против рубля, чтобы нарастить ставки на его падении
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Путин назначил Анатолия Антонова чрезвычайным послом России в США
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кадровый резерв Владимира Путина
Пекин: корабли ВМФ США создают угрозу судоходству в Южно-Китайском море
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Ученые объяснили склонность людей к сладкому
Украинская неделя: народу предложили меньше жрать
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов