Источник Правда.Ру

БЕСЕДЫ С АКАДЕМИКОМ ВЛАДИМИРОМ УТКИНЫМ. Часть последняя

Сегодня "ПРАВДА On-line" завершает публикацию бесед Владимира Губарева с одним из основателей отечественной космонавтики академиком Владимиром Уткиным. Ранее нами были опубликованы беседы "Восхождение на космический Олимп", "Ее величество Сатана", "Ракетные поезда" и "От "Марса-8" до той страшной аварии". Сегодня - последняя беседа цикла - "Космос для всех". Редакция "ПРАВДЫ On-line" надеется, что президент Украины Леонид Кучма, работавший когда с Владимиром Уткиным на "Южмаше", найдет возможность для издания книги Владимира Губарева в Киеве. Ну а сейчас - беседа...

КОСМОС ДЛЯ ВСЕХ

Вторая половина ХХ века столь неузнаваемо изменила жизнь человека, что подчас кажется - пришел век реальной фантастики. И ничего нет удивительного в том, что все предсказания Жюля Верна не только были осуществлены, но даже десятилетним мальчишкам кажутся слишком банальными - тем более в наши дни, когда школьник живет уже в “виртуальном мире” и компьютеры настолько вошли в его сознание, что и представить трудно, как обходились без них отцы и деды.
Но нам выпало судьбой открывать этот мир, делать в нем первые шаги. Думаю, не найдется сейчас человека, который не признавал бы, что именно прорыв в космос заставил столь стремительно развиваться все области науки, техники и промышленности.
В строительстве того моста, что соединяет нынче Землю и Космос, каждому из КБ в нашей стране отводилась своя роль. Тут лидерство, бесспорно, за Сергеем Павловичем Королевым. Именно ему было суждено стать тем Главным конструктором, который запустил первый искусственный спутник Земли и Юрия Гагарина. Королев был первооткрывателем, и тут, пожалуй, дискуссии излишни, хотя находятся желающие и оспаривать эту аксиому. Однако вместе с Королевым тот великий мост в космос строили его соратники и друзья, оппоненты и коллеги, конкуренты и противники. История все поставит на свои места, определит, кто прав и чье предвидение будущего было более точным... Но я точно знаю, что КБ “Южное” будет упоминаться в космической летописи не только одним из первых, но и на весьма почетном месте, хотя бы потому, что здесь началась серия запусков спутников “Космос” - тех самых спутников Земли, которые принесли славу отечественной науке.
Об этом наша беседа с Владимиром Федоровичем Уткиным сегодня. Я спросил его:
- Почему в 62- м КБ Янгеля начало заниматься космосом? Ведь насколько я знаю, при создании КБ и завода о космосе даже и речи не заходило, мол, он полностью отдается Королеву... Почему все- таки к боевой тематике добавился и космос?
- В 61- м году заместителями Янгеля утверждались мы с Вячеславом Михайловичем Ковтуненко. Я - по конструкциям, а он по космической тематике и по “головным частям”. Однако скоро мы поняли, что вторая часть Ковтуненко совсем не интересует, и он полностью переключился на космос. Ну а “головки” Янгель принял решение вновь передать мне.
- Это случилось после аварии с “тяжелой головной часть”?
- И это известно?.. Да, “головка” прогорела, и до заданного района, то есть Камчатки, не долетела... Таким образом, боевая техника была полностью сосредоточена у меня, а у Ковтуненко - космические аппараты. Видно, сам Бог велел нам ими заниматься! Дело в том, что у нас были ракеты, и понятно, что нет необходимости создавать принципиально новые, космические... Да и ситуация в ракетостроении складывалась таким образом, что “малыми спутниками” некому было заниматься. Вот и родилось предложение сделать нашу Р-12 в космическом варианте. Кстати, именно она долго стояла у входа павильона “Космос”, а потом ее заменили на “Семерку” Королева...

Факт из истории. Янгель еще в 1956 году сказал однажды, приехав со встречи с Устиновым:”В следующем году Королев будет запускать искусственный спутник Земли с помощью “семерки”. Мне предложено подстраховать эту работу. Я думаю ее можно решить на базе нашей боевой ракеты, поставив на нее вторую ступень”.
Но тогда это не удалось. Не было двигателя для второй ступени. Он появился в КБ у Глушко лишь спустя два года, а это время уже шли испытания Р-12.

...Итак, мы начали переделывать Р-12. И мы, и Ковтуненко понимали, что испытания лучше начать со своих спутников. Так появился ДС- 1. А расшифровывается он как “Днепропетровский спутник - 1”. И вместе с ракетой “Космос”, сделанной на базе боевой Р-12, они начали серию запусков спутников “Космос”.
- А откуда появилось это название? Не помните ли его автора?
- Ковтуненко обсуждал это со многими людьми. Но я думаю, что оно появилось в результате его сотрудничества с академиком Борисом Николаевичем Петровым.

Еще одно отступление в прошлое. Фрагмент из работы В.Андреева и С.Конюхова, посвященной 85- летию академика М.К.Янгеля: “Одновременно были разработаны, изготовлены и подготовлены к испытаниям первые два спутника ДС-1...Предполагалось первый спутник на новом носителе запустить в октябре 1961 года, приурочив его к началу работы XXII съезда КПСС с полигона Капустин Яр. Однако “подарок” не состоялся, запуск оказался неудачным. К январю 1962 года было завершено изготовление второго спутника ДС- 1. Однако и вторая попытка не увенчалась успехом. Причина - ошибка в расчете, из-за отсутствия опыта, объема заправки топлива. В результате двигатель второй ступени “не доработал” всего три секунды, а спутник не вышел на орбиту и упал где- то в районе Индонезии. “Послали подарок Сукарно” - шутили в конструкторском бюро. Поскольку в производстве задела не было, было принято решение в целях сокращения времени на изготовление максимально упростить состав и конструкцию нового спутника. И такой объект был создан в удивительно короткий срок - менее чем за два месяца. Новый спутник оказался счастливым. 16 марта 1962 года в эфир было передано сообщение ТАСС о том, что в СССР запущен спутник новой серии. В последствии она получит официальное название “Космос”. Этот день и станет началом отсчета запусков искусственных спутников Земли разработки конструкторского бюро “Южное”.
Я все- таки спросил Уткина:
- Но все-таки, прежде всего, вы думали об обороне?
- Нет. Когда я начинал разрабатывать новый комплекс, то сразу же думал о полезной нагрузке. Челомей делал “Протон”, но он не “привязал” его к спутникам, и лишь позже была определена его “область применения”. А ведь могло случиться иначе... Поэтому “Зенит” сдавался с “Целиной- 2”. Это спутник радиотехнической разведки. Председателем Государственной комиссии был Герман Степанович Титов, причем одновременно и по носителю, и по спутнику!
- В то время он был заместителем командующего космическими силами?
- Да. И мы сдали им машину в комплексе...
- В это же время шел “Буран”?
- Но Валентин Петрович Глушко полезного груза для него не собрал. Я ему несколько раз говорил: обязательно нужно четко определить, что будем помещать на аппарат... Но надо отдать ему должное - он прислал всем нам запросы, мол, можно ли “вывозить” наши спутники. Мы ответили ему уклончиво, потому что наши спутники запускались вертикально, и требовалось изменить подход к эксплуатации... Правда, я сказал: давайте все необходимые условия, и следующее поколение спутников мы постараемся приспособить к вашим условиям, но мне нужны четкие характеристики объектов, которые пойдут на “Буран”. Но жизнь распорядилась так, что пустили всего две машины и все... Если посмотреть в прошлое, то ясно - найти столько спутников просто было невозможно, да и пускать их нужно было регулярно, а нет “от случая к случаю”.
- Однажды я посидел в тренажере “Бурана”. Инструктор дал задание: посадить его вручную. Несколько раз я пытался это сделать, но” разбивался”... По-моему, идеально посадить такую махину на столь большой скорости мог только Игорь Волк...
- Я пытался сделать нечто подобное в Центре Джонсона. Вместе с Коваленком мы заняли места в кабине “Шаттла”. Я - в командирском кресле, а он - вторым пилотом. Мы все- таки посадили машину, правда, крыльями слегка задели полосу. Помню, после нас попытались совершить посадку еще двое из нашей делегации, но они даже не нашли полосу... Так что мы с Коваленком выиграли это соревнование... Но тренажер блестящий, конечно! Что мне нравилось всегда у американцев, это то, что они стараются все отработать на Земле. Поэтому они так надежно и с великой точностью вручную стыкуются на орбите. Тренировки наземные придают большую уверенность экипажам...
- Но вернемся в прошлое, не кажется ли вам, что вам” отдали” в 62- м году “малый космос”, так как фирме Королева некогда было им заниматься, да и основная цель Сергея Павловича - это пилотируемые полеты. Ну а разведывательные спутники, некоторые работы по заданию Академии наук, - это не столь важно и популярно. Не обидно вам было?.. Я всегда вспоминаю свои поездки на запуск первых “Интеркосмосов”. Меня упрекали, мол, серьезные дела идут на Байконуре, космонавты стартуют, а ты едешь на какой- то Капустин Яр, чтобы пускать “рядовой” спутник... Разве не так было?
- Поначалу так могло показаться некоторым. Но мы сразу же начали осуществлять большую программу исследований в интересах Академии наук. Затем подключались другие организации, в том числе военные, но все- таки главное - наука. Поэтому мы “ближний космос” завоевали в соревновании, в спорах и в тесной работе с академическими институтами... Вы неверно говорите - “малый космос”, более точно - “ближний”...
- Согласен. Но как вы считаете, почему вы выиграли это соревнование за него у других?
- Была заложена продуманная унификация служебных систем. И легкие переделки целевой аппаратуры дали возможность пойти широким фронтом исследований и Солнца, и ионосферы, и магнитных полей, и так далее. Это во-первых. И во- вторых, мы почувствовали необходимость международного сотрудничества, в частности, по программе “Интеркосмос”, которая на первом этапе объединяла социалистические страны, а затем подключилась к ней и Индия. И так случилось, что в рамках этой программы мы стали монополистами. Итак, унификация систем спутников и возможности нашего уникального завода, где работали прекрасные специалисты. Удалось создать на заводе космическое производство, плюс энтузиазм молодежи, - это и определило успех... На мой взгляд, наше КБ довольно удачно вписалось в эту “космическую нишу” и прочно ее заняло, ведь и сегодня еще летают наши аппараты.
- Некоторые наши руководители считают одним из своих достижений конверсию военного производства...
- Она началась еще в начале шестидесятых годов! И это была конверсия продуманная, эффективная, грамотная, причем эта конверсия давала широкую дорогу науке. Причем не только в стране, но и за рубежом. Вместе с Францией мы начали создавать спутник “Аркад”, который позволил впервые определить, что перед землетрясением идет возмущение ионосферы. И добавить к тем двум десяткам методов прогноза землетрясений еще один, весьма эффективный, из космоса - значит, приблизиться к разгадке одной из сложнейших проблем природы. И весьма актуальной, потому что сообщения о трагических землетрясениях приходят очень часто... Так что у нас в те годы конверсия была в чистом виде, и организовано все было великолепно!
- Не преувеличиваете?
- Обратите внимание на четкую организацию производства в Днепропетровске. Трактора выпускали по самым современным технологиям много- много лет. Они шли во многие страны мира. Затем - космос, конверсия ракетоносителей... Мы сразу же создали эскизный проект для следующей машины - Р-14. Однако сил не хватило - “задавила” боевая тематика... И тогда эту машину мы передали Михаилу Федоровичу Решетневу. И он сделал ее, и этот комплекс живет до сих пор... Так что это не кастрюли, которые нас призывало выпускать “правительство Гайдара”.
- Скажите, а для запусков спутников использовали старые носители?
- По-разному. Для запуска “Целины” использовались носители, которые отстояли на боевом дежурстве. Их дорабатывали и затем уже пускали... Потом и новые делали носители. Все очень хорошо было продумано! И “Циклон” летает до сих пор...
- “Циклон”?
- Ракета “Циклон” была сделана на базе боевой 36-й машины...

Из официальной справки: “В 1971 году были разработаны обоснованные научно- технические предложения “О принципах проектирования космических аппаратов”. Это создание базовых многоцелевых космических аппаратов (КАМ). В короткое время были разработаны предложения по реализации большого количества оборонных, научных и народнохозяйственных задач космического направления на основе всего только трех модификаций - КАМ- 1, КАМ- 11, КАМ- 111.
В то же время в подразделениях ОКБ, занимавшихся проектированием носителей, продолжалась разработка космических ракетных комплексов “Циклон- 2” и “Циклон- 3”.
Ракета- носитель “Циклон- 2” имеет стартовый вес 170 тонн и представляет собой принятую на вооружение в 1967 году доработанную двухступенчатую межконтинентальную баллистическую ракету Р- 36. Она выводит в заданную точку баллистической траектории космические аппараты весом до 4 тонн. Ракетно-космический комплекс “Циклон-2” базируется на космодроме Байконур.
Ракетоноситель “Циклон-3” - трехступенчатая, тандемной схемы с поперечным делением ступеней. Первые две ступени - незначительно доработанная РН “Циклон-2”, а третья ступень спроектирована на базе тормозной двигательной установки орбитальной головной части ракеты Р-36. На полярную орбиту высотой 200 километров этот носитель выводит космический аппарат весом до 4 тонн. “Циклон-3” базируется на космодроме Плесецк.”
“Всякое начало трудно...” У истоков космической программы КБ “Южное” стоял Вячеслав Михайлович Ковтуненко, и естественно я поинтересовался у академика Уткина мнением о нем...

- Мы были с ним в прекрасных, дружественных отношениях. Мне нравилась его напористость. Это очень важное качество в нашей работе... А что в нем не нравилось? Решая свои космические дела, он зачастую “расширялся” так, что это было в ущерб нашим основным делам, то есть оборонным... Он боролся за свое направление, но для завода, прежде всего, боевая тематика. И ему было узко в рамках нашего конструкторского бюро...
- Мы несколько раз встречались с ним еще до его переезда в Москву. И он не скрывал, что хотел бы создать в Днепропетровске мощный Космический центр спутников, свое КБ.
- Тут и началась у нас борьба против этой его идеи! Почему это мне не нравилось? Я считал вместе со своими ближайшими сотрудниками, что КБ не может делиться... Это ослабило бы КБ “Южное”, и этого я допустить не мог. Кстати, пример печального деления был в Ленинграде на “Арсенале”. Оттуда выделилось ракетное КБ, но в нем так ничего и не было создано... Надо все интеллектуальные силы держать в одном кулаке, и только в этом случае можно эффективно решать те проблемы, которые стоят перед страной... И я тогда думал, что нельзя “отпускать” Ковтуненко. На нас лежала огромная нагрузка по обороне, а если он отделяется, то уходят люди, начинается “драчка” - нет, такого допустить я не мог!.. Я сказал, что отрицательное качество - стремление “расширить дело”. Наверное, это неверно. С моей точки зрения как Генерального конструктора, да, отрицательное, а по- человечески - нет, конечно... Он талантливый проектант, конструктор, увлеченный человек, и ему хотелось, что “ его дело” стало главным. Это была увлеченность. Но если бы мы пошли за ним, то ошиблись бы. С позиций сегодняшнего дня это видно особенно четко...Бесспорно, для КБ “Южное” Вячеслав Михайлович Ковтуненко сделал очень многое, он - основатель космического направления, потому что Янгелю и мне все- таки в основном приходилось заниматься боевой тематикой.
- Потом он приехал в Москву, стал во главе “фирмы Бабакина” - знаменитого КБ, создававшего межпланетные автоматические станции. Однако в полной мере здесь талант его не раскрылся, почему?
- Наверное, у него просто было мало времени - не успел... И во- вторых, авторитет Бабакина был очень велик, и чтобы подняться на тот же уровень в глазах коллектива нужно было сделать очень многое... А межпланетные станции совсем иное, чем спутники. Два “Марса” стартовали, но ни один из них не дошел до планеты...
- Бывали случаи, когда и четыре машины пропадали в космосе...
- С Марсом нам не везет... И тогда, и сейчас. Будто заколдованная эта планета, немало осечек с ней... И не только у Ковтуненко.
- А Борис Николаевич Петров? Вы о нем упомянули...
- Симпатичнейший человек!
- А как началось у вас сотрудничество с ним?
- Борис Николаевич работал заместителем Трапезникова в институте, в это время вместе с нами он работал по так называемой “теории и системе опорожнения баков”. Петров был научным руководителем. И сейчас эта работа продолжается в той же лаборатории, потому что эта проблема очень важна. Они - наши “смежники” по всем ракетам, в том числе и по “Зениту”. А его соратник и друг Полунин потом выделился в специальное КБ по изготовлению этой системы. Так что сотрудничество с Борисом Николаевичем Петровым у нас было многолетнее и весьма тесное. Это КБ делало рулевые машинки, датчики остатков топлива, и многое другое... Заметьте: многие Главные и Генеральные, к примеру, те же самые рулевые машинки не делали, а заказывали “ на стороне”, а мы в Днепропетровске все сами! Это был своеобразный “непотопляемый корабль”... Твердотопливные двигатели, жидкостные двигатели, ракеты твердотопливные, ракеты жидкостные, космос, трактора, а также всевозможные системы преодоления потенциального противника и так далее. Мы все это делали у себя!.. Ну а комплектацию железнодорожных ракетных поездов в Павлограде, но там был наш филиал... А когда началось космическое направление, то Петров начал возглавлять эту область в Академии наук,- тут уж, как говорится, нам сам Бог велел тесно сотрудничать.Он начал опираться на наши научные спутники.
- А ваши личные отношения?
- Прекрасные! Он был обаятельным человеком, интеллигентом. Всегда корректен, внимателен. Мне кажется, он не способен сказать ни единого грубого слова. И как ученый очень талантлив.
- По сути дела программа ”Интеркосмос” - это его завоевание.
- Безусловно. И вклад его в международное сотрудничество огромен! О нем у меня самые добрые и светлые воспоминания. И не меня одного, но и всего нашего коллектива, и, конечно же, в КБ - 6, которое возглавлял Федор Федорович Полунин.
- Рассказывают, что в начале шестидесятых вы не только начали программу “Космос”, но и занимались пилотируемым полетом на Луну. И даже к вам приезжал сам Королев, чтобы уговаривать заниматься этим полетом?
- Когда начали делать ракету- носитель Н-1, то загрузка у КБ- 1 стала очень большой...
- Это был какой- то фантастический проект!
- Необычайно сложный проект... Впрочем, некоторые и сейчас еще считают, что он необычный и весьма оригинальный... Позднее вместе с Глушко мы оценивали его “с технической стороны” - тогда мы искали применение “Зениту” и “Бурану” и вновь вернулись к проекту полета экспедиции на Луну - так вот, нам не понравилось большое количество двигателей на носителе... Там трудно разобраться, кто виноват в неудаче - Кузнецов или Мишин...
- Вы имеете в виду взрыв Н-1 на старте?
- Да... Итак, когда Королев увидел, что ему все делать тяжеловато, он обратился к Михаилу Кузьмичу Янгелю с просьбой о сотрудничестве. Он хотел привлечь КБ и завод (это главное!) к проекту... Сначала Сергей Павлович “ провел разведку” через Макарова, директора завода. И заручившись его поддержкой, он созвонился с Янгелем, и приехал. И тут в кабинете Михаила Кузьмича состоялся нормальный, хороший разговор - я при этом присутствовал...
- Невзирая на все сложности их отношений?
- Невзирая!.. Тут, как говорится, жизнь уже расставила по своим местам все спорные вопросы, острые углы были сглажены, и они договорились. И нам была поручена разработка “Блока Е”. Это самая ответственная часть, как я считаю, лунной программы. Нужно было на “Блоке Е” сесть на Луну и взлететь с нее.
- Схема полета аналогична американской?
- Или американская аналогична нашей - тут много споров, и основания для них есть... И мы разрабатывали этот блок. Иван Иванович Иванов возглавлял КБ по двигателям. Он создал основной двигатель - однокамерный, и второй резервный - четырехкамерный. На этих двигателях садился аппарат на Луну и взлетал. Нужна была полная уверенность в их надежности, и испытания продолжались долго. Но, тем не менее, весь лунный блок был нами разработан, мы даже запустили его в космос и посмотрели, как он работает...
- Под прикрытием спутников серии “Космос”?
- А тогда под нее “списывались” и лунные испытания, но больше всего - неудачи... Итак, мы сделали “Блок Е”, и в этой лунной программе ушли далеко вперед. Все- таки у нас завод очень мощный, и уже опыт был большой...Однако программа вся “ушла в музей” - этот “Блок Е” можно посмотреть там в Днепропетровске...
- И вся работа оказалась напрасной?
- Где- то этот двигатель мы применили. Точно не помню где именно, но, наверное, в какой- то головной части боевой машины...

Виктор Назаренко, специалист по ракетным двигателям и поэт:
И вот стоят в кремлевской роще
Три символа российской мощи
И наших нераскрытых сил:
Царь- колокол, что не звонил,
Царь- пушка, та, что не стреляла,
И Н-1, что не летала.

- Почему вы все- таки занялись “Зенитом” - космическим носителем? Ведь судя по вашим рассказам, сердце и помыслы ближе к боевой технике...
- Задача такая была у КБ ”Южное”: главное - оборона, а все остальное - потом... А история “Зенита” такова... Итак, ранее: на Р-12 - “Космос”, на 65-й - “Молния”, на 36-й - “Циклон” и затем на базе новой боевой машины мы защитили на научно- техническом совете Министерства общего машиностроения четвертый космический носитель...Председателем комиссии был тогда Тюлин Георгий Александрович. В это время шла сессия Верховного Совета, и выступал на ней Гришин- первый секретарь Московского горкома партии (потом эту должность занимал Ельцин, нынешний Президент). И Гришин рассказал, что на Москва-реке напротив Кремля появились рыбаки с удочками... А поскольку я по утрам бегаю...
- И сейчас?
- Да, до сих пор... И вот утром я обязательно останавливаюсь у всех рыбаков и смотрю, что они поймали. Обычно я жил в Филях в нашей гостинице “Маяк”, и там я спускался на берег реки - и участвовал как бы в рыбалке: при мне однажды рыбак вытащил двух лещей! И в Министерство на какое- то совещание я уже шел так, будто побывал на рыбалке...И вот на сессии Гришин в своем выступлении докладывал, что Москва- реку хорошо очистили. В общем, вопрос об экологии, о сохранении природной среды встал очень остро. Обычно по возвращении из поездок в Москву или в другие места я собирал своих заместителей и рассказывал о том, какие вопросы решались, что интересного случилось, за что нас критиковали или хвалили (что случалось гораздо реже!). Старался, чтобы мои замы не отставали от столичной жизни... На этот раз я им говорю о выступлении Гришина, о рыбаках на Москва-реке и о том, что у нашей машины нет будущего для космических дел, так как топливо очень ядовито. А потому надо переходить на кислород!
- Поистине “все возвращается на круги свои”... Я имею в виду ту дискуссию и ту борьбу, что шла в начале пятидесятых между Королевым и Янгелем...
- Мы в 52- м году начинали с машин на кислороде, потом резко ушли в сторону, но все- таки кое- какие специалисты с того времени остались, да и мы кое- что понимали в этом деле... Вот так родилась идея делать “Зенит”.

Эхо прошлого. Некоторые горячие головы, опуская прожитые тридцать лет, тут же воспользуются “поворотом” КБ к кислороду и представят это как “капитуляцию Янгеля” в давнем споре между ним и Королевым! Уже давно обоих нет в живых, а некоторые стараются представить таким образом, будто “битва” ракетных фирм продолжается. И вот “Калининградская правда” публикует материал о Янгеле. И в частности, в этой статье, пытающейся унизить Янгеля и возвысить Королева, говорится: “16 мая 1952 г... Устинов вдруг назначил на важнейший пост директора головного ракетостроительного центра страны не обремененного известностью, наградами и званиями инженера Янгеля. Теперь трудно восстановить, чем руководствовался могучий министр при этом выборе. В то время, как Королев, выполняя любое возложенное на него дело, стремился взять на себя всю полноту власти и ответственности, Янгель очень умело уходил от них.. Трудно сказать, что всякий раз помогало Михаилу Кузьмичу, но, наверное, очень полезно иметь столь светлое происхождение, старшего брата Александра Кузьмича, генерала НКВД, державшего в руках весь Ленинград...12 апреля 1950 г. Янгель представился Королеву и покорил его с первого взгляда. Особенно пришлось по душе Сергею Павловичу столь богатое авиационное прошлое нового сотрудника... Чем дольше работал Михаил Кузьмич, тем больше убеждался Сергей Павлович, что первое впечатление его не обмануло. О таком сотруднике можно было только мечтать...” И вдруг конфликт, в общем-то из-за пустяка. И “...разговор стал подниматься на все более высокие ноты, и Королев стал стучать рукой по столу. И тут Янгель в ответ стукнул по столу так, что треснуло лежащее на нем стекло, сопроводив это весьма номенклатурными высказываниями. После чего Сергей Павлович вдруг успокоился и тихим голосом произнес: “Ноги моей больше не будет в этом кабинете”... В это время во всю шло освоение серийного производства королевских ракет Р-1 т Р-2 на днепропетровском заводе- гиганте, созданном на базе новейшего автозавода. Представителем ОКБ-1 при заводе, главным конструктором серийного КБ, получившего №586, Королев выдвинул своего заместителя по конструкторским делам В.С.Будника, который очень успешно справился с поставленной задачей... Видя в характере В.С.Будника многие черты, которые тот воспринял у Королева, Д.Ф. Устинов решил, что их надо направить в русло поисков научно- технических решений, а управлять работой новой организации, получившей название ОКБ - 586, удобно с помощью человека, в первую очередь проводящего интересы государства, что, по мнению Дмитрия Федоровича, состояло в безусловном проведении линии, занятой министром. В результате руководителем и главным конструктором ОКБ- 586 был назначен М.К.Янгель...”
Казалось бы, опорочены все - и Янгель, и Устинов, и партия и правительство, и теперь необходимо сделать главный вывод об ошибках в том, какие решения были приняты. Что автор и пытается сделать: “ Видимо, Дмитрию Федоровичу не хотелось даже самому себе признаваться в том, как он ошибся в возможностях своего выдвиженца” (!?) и тут же следом: “И как ни трудно было становление нового ОКБ, оно все- таки решило и именно под руководством Янгеля все поставленные перед ним Партией и Правительством задачи по созданию новых стратегических ракет, обеспечивших ракетно-ядерный паритет СССР и США”...
Так зачем же пытаться обсуждать и осуждать то, что осуждению не подлежит!?
После таких статей и материалов у меня подчас создается впечатление, что хорошо, когда главные конструктора стучат кулаками по стеклу, хорошо, когда министры принимают “непопулярные” решение, совсем неплохо они работают, потому что стратегические цели достигаются... И не суть важно, как относились друг к другу Королев и Янгель, главное в том, что при необходимости Королев ехал в Днепропетровск к Янгелю, и затем они вместе работали над лунной программой...
Пора, на мой взгляд, прекратить разговоры и дискуссии о противостоянии в ракетостроении, просто нужно понять, что это была борьба технических решений, а чтобы не оказаться лишними, чиновники превращали их в политические...

Генеральный конструктор Ю.П.СЕМЕНОВ: “Мне повезло: мне посчастливилось работать в ведущих ракетно-космических КБ М.К.Янгеля, затем - С.П.Королева. Это разные фирмы с разными задачами. Но у них есть общее: нестандартность мышления, способность устоять и победить в конкурентной борьбе научно- технических идей, умение довести тему до ее практической реализации.
Самые яркие мои впечатления в годы работы в КБЮ: М.К.Янгель, В.С.Будник; мое многомесячное “сидение” в тайге под Братском, куда падали головные части ракеты Р-14, а также дни подготовки и пуска первых днепропетровских спутников “ДС” на ракете “Космос” (я лично, в том числе, докрашивал кисточкой поверхность спутника специальной терморегулирующей краской).
В ОКБ- 1 я начал работать ведущим конструктором по кораблю “Союз”. Мне довелось вместе с Сергеем Павловичем Королевым усаживать космонавтов в корабль; и до сих пор я как Генеральный конструктор даю им (пусть это русские, немцы, французы, американцы) последние наставления перед стартом, и всегда волнуюсь.
Между КБЮ и РКК “Энергия” были и конкуренция (а это двигатель прогресса) и сотрудничество. Мы вместе работали над лунной программой; ступень “Зенита” использовалась как ускоритель в нашем комплексе “Энергия - Буран”. Сейчас мы вместе работаем по международному (совместно с фирмами “Боинг” из США и “Кварнер” из Норвегии) проекту “Морской старт”, по программе “Альфа”. Содружество - верный путь в освоении космоса.
Ракетчики всех стран - объединяйтесь!”

Ну а “ возвращение к кислороду”, о котором рассказал Владимир Федорович Уткин, это скорее не “технический”, а “философский” финал этой истории.

- Чем интересен “Зенит”? Во- первых, экологически чистый носитель...
- То есть вы сразу делали космический носитель?
- Это была “чисто” космическая машина. И мы сразу же изменили подходы к ее созданию. Шел трудный разговор с Валентином Петровичем Глушко. Мы убеждали его, что носитель с таким большим количеством двигателей никогда не будет надежным. Представили ему такой ряд носителей. Первая - легкая машина до 5 тонн, у нее номер “55”. Потом “Зенит”. И, наконец, первая ступень от “Зенита” - это “Энергия”. К сожалению, позже эта идея исказилась - и Глушко и даже один из моих заместителей начали говорить, что сначала появилась “Энергия”, а затем я уже представил “Зенит”... Может быть, документов о “первородстве” и не сохранилось, но я- то прекрасно помню, как убеждал Валентина Петровича. Более того, я ему говорил, мол, пустим десять- пятнадцать “Зенитов”, а там и “Энергия” подойдет...А первая ступень для нее будет уже отработана... Итак, вторая особенность - это унификация с “Энергией”. Это переход от простого к сложному, это меньшее количество двигателей, и весь груз отработки двигателя лег на наше КБ... Конечно, прежде всего фирма Глушко, но комплекс разрабатывается с учетом всех факторов - это и наддув баков, и фильтры, и уход со старта, и наконец, сам старт. У Бармина его элементы отходят во время пуска, убираются, но мы выбрали иную схему. В частности, заглубление на восемь метров, там выходят опоры, на них ставится машина и крепится там. И все это надо “ не утащить с собой”. У Бармина откидывается, а тут под ракетой... И плюс ко всему полная автоматизация заправки и предстартовой подготовки, как я уже рассказывал... Это заправка горючего, окислителя, заправка гелием и воздухом. Это и электрические связи... Все это устанавливается в тот момент, когда машина стыкуется с наземной платой... Старт делал Соловьев...
- Итак, можно повторить преимущества “Зенита” перед другими машинами афористично?
- Я люблю рассказывать о “Зените”, потому что горжусь этой машиной... А если коротко, то так: экологически чистая, унифицированная с “Энергией” и с автоматическим стартом... И еще об одном следует сказать. Проходила защита кандидатской диссертации одним из моих сотрудников. И он привел одну цифру, которая меня поразила. Он сказал такую фразу: “ У нас отчуждено площадей больше, чем занимают все города Советского Союза вместе взятые”. Отчуждены поля падения, земли космодромов и полигонов и так далее. И вот после защиты этой диссертации у меня родилась идея: первую ступень сбрасывать - тут ничего не поделаешь, а вторую уводить и полей падения не брать... В общем, мы изобрели “кривое ружье”, которое отлично “стреляло”!.. Таким образом, у “Зенита” много преимуществ, и повторяю еще раз: когда австралийцы решили делать международный космодром, они выбрали из всех ракет наш “Зенит”. Интересно?
- Не только интересно, но и правильно! А сколько может поднимать “Зенит”?
- До четырнадцати тонн.
- У нее только две ступени?
- Пока. Делается разгонный блок - третья ступень. Это необходимо для вывода объектов на геостационарную орбиту. Этот блок пойдет и на морской старт.

Свидетельство проектанта Юрия Мошненко:
“Судьба ракеты- носителя (РН) “Зенит” складывалась удачно. Первый ее образец умчался в небо с космодрома “Байконур” 13 апреля 1985 года. Ракетный комплекс “Зенит” разработан под руководством Генерального конструктора академика Уткина Владимира Федоровича...”

И далее Ю.Мошненко приводит тринадцать фактов из жизни этого комплекса. Я процитирую некоторые из них, те, что показались мне наиболее интересными и важными.
“1. При подготовке в 1982 году наземных стендовых испытаний в НИИ Химмаше (г.Загорск) специалисты подсчитали, что тротиловый эквивалент топлива первой ступени объемом 200 куб. Метров кислорода и 100 куб. Метров керосина столь велик, что при аварийном взрыве возможно разрушение зданий поселка. Было решено на первый пуск принять меры безопасности: в день испытаний прибыло 30 пожарных машин со всей Московской области во главе с генералом. К сожалению, дело для них нашлось на целые сутки - на шестой секунде работы двигателя произошел взрыв. Последующие испытания были успешными.
2. Председателем Государственной комиссии по летным испытаниям был космонавт- 2 планеты Земля Герман Титов. И сейчас Герман Степанович считает, что это была самая интересная его работа после полета на “Востоке”: “Если моя первая вершина в жизни - подготовка и полет в космос, то вторая - руководство госкомиссией. Мы научили летать ракету, которая превосходит мировые аналоги”.
3.12 апреля 1985 года состоялись две попытки пуска первой ракеты, закончившиеся отбоем в циклограмме подготовки. Испытатели предложили не идти на пуск в выходной день - в субботу, да еще 13 апреля, но генеральный конструктор КБЮ академик В.Уткин и Г. Титов были тверды: работаем 13-го по плану. И третья попытка увенчалась успехом...
5. Первые ступени РН “Зенит”, доработанные в так называемый блок А, использовались в качестве ускорителей ракеты “Энергия- Буран”, четыре таких блока давали 80% тяги “Энергии”.
6. После пожара двигателя в составе ракеты, и в свете того, что на фильтрах были обнаружены волокна от протирочной ветоши, а в баках - жировые загрязнения, стружка и даже... болт, было решено тщательно чистить внутренность полости. Двигатель, имеющий высочайшие в мировой практике характеристики - удельную тягу, давление в камере сгорания, - болезненно чувствителен к загрязнению топлива. И до сих пор на Южмаше “чистят” баки так, чтоб механические и жировые загрязнения не превышали миллиграммов - и это на поверхности около четырехсот квадратных метров, что равно площади обычного садового участка в четыре “сотки”...
8. В отличие от всех других отечественных носителей (“Восток- Союз”, “Космос”, “Интеркосмос”, “Циклон”, “Протон”), которые созданы как модификация или на базе стратегических ракет, “Зенит” - первая специально космическая ракета- носитель; проект “Зенита” победил в конкурентной борьбе с тремя проектами других КБ.
9. Два года назад после прибытия на Байконур очередной РН выяснилось, что на стартовой площадке нет кабелей наземных систем; их...украли, как считают, с целью продажи меди и серебра, которые содержались в разъемах...
11. Американская РН “Титан”, выводящая на околоземную орбиту такую же полезную нагрузку, как и “Зенит” (около 15 тонн), имеет вдвое большую стартовую массу и, соответственно, стоимость.
...РН “Зенит” разработана и изготовляется в тесной кооперации с предприятиями России. Система управления создана в НИИ АП академика Н.Пилюгина, двигатели - в КБ “Энергомаш” под руководством основоположника ракетного двигателестроения академика В.Глушко, стартовый комплекс спроектирован и отработан КБ технологического машиностроения, которое возглавлял В.Соловьев, - и это лишь головные московские “смежники”. Да и основным заказчиком сейчас выступает Россия.
В национальной космической программе Украины запланировано широкое использование РН “Зенит” для запуска
- Как вы относитесь к идее “уйти” с космическими стартами в океан?
- Она неплохая. Потому что проблема с отчуждением земель стоит очень остро. Вы же знаете, что общественность Якутии, к примеру, протестует против запусков с космодрома на Дальнем Востоке... И такие примеру будут множиться. А морской старт позволяет избежать многих подобного рода трудностей. Но самое главное: мы не имеем денег, чтобы делать это сами, а потому должны радоваться, что с нами еще сотрудничают... Кстати, на мой взгляд, более тесные связи с Западом мы можем устанавливать только через космос, так как здесь пока работаем на равных. К сожалению, в большинстве других областей мы выступаем в роли учеников...
- Значит, коммерция и конкуренция?
- Дорога в космосе раздвоится. Более широкая - это коммерческий космос, а поменьше - исследования ближнего и дальнего космоса, решение фундаментальных задач. И на второй части правительства разных стран должны объединить средства, что даст возможность объединить интеллекты ученых...

Информация из Выборга. ”Внимание специалистов по космическим проблемам во всем мире сейчас приковано к российскому порту Выборг, куда своим ходом дошел первый в истории морской космодром “Си Лонч”, построенный на базе нефтедобывающей платформы.
Высота этой громадины - 78 метров, а длина верхней палубы- 133 метра. Морской космодром имеет собственную двигательную установку с четырьмя винтами, которые дают ему возможность развивать скорость более чем 12 узлов в час...
Морской космодром “Си Лонч” - результат уникальной международной программы под таким же названием, в которой принимают участие Россия, США. Украина и Норвегия. А разрабатывает проект американский “Боинг”, российское НПО “Энергия”, украинское НПО “Южное” и норвежская судостроительная компания “Квярнер”... Главная цель программы состоит в запусках спутников на коммерческой основе из всех точек земного шара, которые наиболее подходят для старта космических ракет. Старт первым ракетам будет дан уже летом 1998 года с экватора”.

- Вам, Владимир Федорович, хотелось бы что- то добавить к этой информации?
- Давайте вернемся к этому вопросу летом будущего года где-нибудь в районе экватора... Договорились?

Информация с Байконура. К сожалению, она менее приятная, чем предыдущая. 14 и 15 мая 1997 года удалось вывести в космос два спутника “Космос- 2342” и “Космос- 2343”. Вероятнее всего, это спутники системы раннего предупреждения о ракетном нападении и телеразведки. Один был запущен с Байконура, а второй с Плесецка. 20 мая к ним должен был присоединиться еще один спутник радиоэлектронной разведки, но ракета- носитель “Зенит- 2” взорвалась на 48- й секунде запуска - отказала первая ступень.
Естественно, в беседе с Уткины я не мог не спросить его о случившемся...

- Как генеральный разработчик я несу ответственность. Сразу же позвонил своим коллегам в Днепропетровск, сказал, чтобы повнимательней относились к машинам... Трудности сейчас появляются с разделением России и Украины на самостоятельные государства. К примеру, двигатели делаются здесь, а комплекс там - и сразу же невероятные сложности... Но самое главное: всего одна- две ракеты в год! Естественно, надежность сразу же падает, ну, по крайней мере, не повышается. Надо, чтобы процесс изготовления шел равномерно, постоянно.
- И сколько это?
- Минимум одна ракета в месяц... Если начинать с заготовки металла, узлов, то и полгода требуется, в общем, процесс должен быть непрерывным... Сейчас работает комиссия, есть подозрение, что что-то произошло с двигателем, но пока однозначно не могу сказать. Меня очень беспокоит, что не изготовляются машины на потоке, на конвейере - нет пока у нее широкой дороги, а ведь это машина ХХI века!
- То есть нужно определить стратегию ее применения?
- Конечно. На этой машине можно очень много зарабатывать. Она так и замысливалась! Она “может взять на себя” более 50 процентов всех грузов, выводимых на орбиту. В том числе и заменить “Семерку”. На Байконуре уже мачта стоит для пилотируемых пусков, но она уже проржавела вся... Была даже разработана система аварийного спасения космонавтов, причем локтями можно было регулировать скорость спуска - очень интересная разработка!.. А старт блестящий! Вы приходите после старта, а все чисто... Так кстати, было, когда Горбачев и Зайков приезжали на запуск. Проводили машину, она ушла хорошо, приехали на старт...
- И найти его не могут?
- Почти... Заглянули вниз, удивляются. А Зайков тут и говорит: ”Смотрите, Михаил Сергеевич, от керосинки больше копоти, чем от “Зенита”!.. Конечно, любая авария - неприятность, но надо их поменьше: машину необходимо беречь, потому что она необходима для будущего. Очень много работы с ней предполагалось по “Альфе”, но затем программа международной космической станции застопорилась, но не исключено, что вернемся к этому. Там предполагалось до 20 пусков в год, а одна- две ракеты в год - это несерьезно... Всего было 28 пусков, из них семь неудач, а четыре в последнее время. Статистика свидетельствует о том, что “Зенит” делают эпизодически, и это сказывается на качестве работы. Машина хорошая, и не следует растрачивать ее авторитет.
- А что дальше?
- И морской старт будет, и убежден, что у “Зенита” будет хорошая судьба. Я знаю ситуацию в ракетостроении в мире, знаком с наметками на использование космоса в ХХI веке, и “Зенит” просто необходим, чтобы эти прогнозы сделать реальностью.

Факт и комментарий. Оказывается, на полке могут лежать и пылиться не только рукописи, но и спутники. Еще в бытность Генеральным конструктором в КБ “Южное” Уткин поехал к министру финансов Павлову и попросил у него в долг 50 миллионов рублей, чтобы завершить работу над спутником “Океан”. Это довольно большой космический аппарат, предназначенный для изучения и наблюдения океанов планеты. Такого рода спутников еще не было... И что же?

- Тогда Павлов дал мне деньги, и работы над спутником были завершены.
- И где же он теперь?
- Все там же... Нет денег, чтобы его запустить.
- Но ведь дороже обходится столько лет “лежащий на полке” спутник, чем его запуск!?
- Но и в этом году до него очередь не дойдет, потому что средств отпущено очень мало, да никто не уверен, что они вообще придут...
- Все-таки “Южмаш” может не только троллейбусы выпускать?
- Да, космическая тематика там осталась, ракеты “Циклон” и “Зенит” выпускать могут... Так что перспективы хорошие есть.
- Правда ли, что космосом выгодно заниматься? Или это все- таки “удовлетворение любопытства за государственный счет”?
- Обустройство и исследование космоса год от года будет расширяться, потому что это процесс естественный для развития цивилизации.
- Несколько примеров, пожалуйста.
- Нет более простого способа, как обеспечивать связь через космос... Я уже упоминал о том, что мы сделали спутник и пустили его, на котором был установлен боковой локатор. А через семь дней все газеты расписали приближающуюся катастрофу в проливе Лонга. У острова Врангеля застряли корабли. Не будь нашего спутника, который показал, где и как нужно их выводить, корабли погибли... А как соединялись Владивосток и “Сомов”? Через “Океан-1”... Не будь спутника, погибли бы и корабль и люди... Сейчас известны все кадастры Земли - это спутники... Телевидение? Если мы погасим экраны, то есть прекратим запуски в космос, людям это понравится? Ведь тогда передачи из Москвы можно будет смотреть лишь в Подмосковье и соседних областях - везде ретрансляторов не построишь, а тут на орбите “самый высокий”... Я уже не говорю о ракетных системах сдерживания противника... Или будем хоронить в Земле ядерные отходы? Убежден, будет отправлять их куда-нибудь на Солнце... О тунгусском метеорите слышали?
- По-моему, нет людей, которых он не интересовал бы!
- Придет время и мы должны защититься от такой опасности. Кстати, специалисты по ядерному оружию усиленно занимаются защитой Земли от астероидов, естественно это можно делать лишь в космосе и с помощью мощных ракетных комплексов. И это не выдумка... Да и на планете еще много дел. Зарождается, к примеру, буран. Какова его мощность и скорость, дойдет ли до берега или нет? Как можно предупредить людей о приближающей беде? Только благодаря спутникам... Придет время и мы будем предупреждать о землетрясениях: когда, где оно произойдет... Озоновые дыры. Кто за ними будет следить?.. В общем, самое главное: космос- это не мода, а логичный и одолимый путь для человека, и очень страшно и опасно, если мы не пойдем со всеми по этому пути!
- А разве такое возможно?
- К сожалению, в нашей действительности все возможно... А ведь важно, что ученые разных стран собираются вместе, в частности, по той же Международной Космической Станции. И отсюда начинаются контакты не противостояния, а объединения. Наш самый большой спутник - планета Земля - в масштабах Вселенной очень маленькая. И нам надо об этом думать.
- Вы имеете в виду знаменитые слова о том, что” человечество не останется вечно на Земле...”?
- Они справедливы и мудры... ”Мы в пещеры не пойдем”, да и много нас уже стало, а потому все в пещерах не поместятся.
- А если бы вам пришлось начать все заново? Принесло это моральное удовлетворение?
- Мы совершили бы крупную ошибку, если бы не занимались этим делом. И дело не только в материальных выгодах, но и сути развития общества. Это был магистральный путь, и мы шли одними из первых. Разве это не приносит удовлетворения!?

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Ленивый ли вы человек? (Тест)
Ленивый ли вы человек? (Тест)
Ленивый ли вы человек? (Тест)

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры