Источник Правда.Ру

ДЕЛО “РОСГОССТРАХА”

В последние годы слово “приватизация” у россиян так или иначе ассоциируется с понятием “жульничество”. Вместе с тем, большинство граждан России так и не сумело разобраться, в какой момент их, что называется, “кинули”, не поняло механизм этого гигантского обмана. И, конечно, не знает, можно ли остановить беспредел, творящийся сегодня в сфере приватизации.
История приватизации крупнейшего государственного предприятия, монополиста страхового бизнеса в России — компании “Росгосстрах” на многое проливает свет. Вот как все это было.

ТЕХНОЛОГИЯ АФЕРЫ

Каждый честный человек в России ищет свою дорогу к успеху, методы отечественных жуликов очень похожи.
“Российская государственная страховая компания” была создана как акционерное общество постановлением правительства в феврале 1992 года. Это решение нарушало действовавший на тот момент закон, запрещавший создавать акционерное общество с одним учредителем. Следовало просто создать государственное предприятие.
Учредителем ОАО и держателем всех акций “Росгосстраха” выступил Государственный комитет по имуществу. Именно ГКИ досталась вся огромная сеть предприятий государственного страхования — 80 дочерних страховых обществ и 2550 филиалов, “люди Чубайса” из правительственного ведомства одновременно получили право назначать и руководство “Росгосстраха”. К чему это приведет, мы увидим позже.
Постановление правительства РФ о создании “Росгосстраха”, пусть даже и незаконное, все же не предусматривало приватизацию компании. Однако, несмотря на это, в ноябре 1996 года Госкомимущество приняло решение продать компанию. Наплевав на указ Б. Ельцина от 30 сентября 1995 года (и фактически присвоив себе его полномочия), по которому решения о распоряжении акциями, находящимися в федеральной собственности, должны приниматься на основании указов президента РФ по представлению правительства России. В Кремле утерлись и сделали вид, что не заметили.
Во всем “Росгосстрахе” работало свыше 88 тысяч человек, и по закону приватизация таких крупных предприятий должна осуществляться по специальным схемам. Но о десятках тысяч сотрудников компании в ГКИ в тот момент словно забыли, и “вспомнят” лишь тогда, когда понадобится ими прикрыть аферу с закрытой подпиской на акции.
Напрашивается вопрос — почему? Что, руководители ГКИ, утверждая план приватизации, “по неграмотности” не были знакомы с основополагающими нормативными документами? Не понимали, что превышают свои полномочия, откровенно игнорируя действующее законодательство и распоряжения своего главного кремлевского шефа? Или, наоборот, оказались “слишком грамотными” и были уверены, что шеф в любой ситуации прикроет? Чуть позже мы ответим.
Дальнейшие события нетрудно было предсказать еще тогда, в ноябре 1996 года. Руководство “Росгосстраха” не могло не соблазниться столь лакомым куском, который ГКИ своими сомнительными решениями сам толкал им в руки. Криминал в верхах, как известно, порождает новый криминал — “в низах”, вызывая цепную реакцию переступания законов любыми методами и способами. Жадные до чужих денег люди в недрах “Росгосстраха”, заранее потирая руки, придумали весьма пикантную схему приватизации родной конторы.
“Росгосстрах” представляет собой единую структуру с жестко централизованной системой управления и движения финансовых ресурсов 80 дочерних обществ. Значит, приватизировать его можно только по решению конференции полномочных представителей трудовых коллективов всех дочерних обществ, входящих в единую систему АО, а не собрания трудового коллектива лишь головного предприятия ОАО “Росгосстрах”, как это было сделано.
Эта “маленькая хитрость” понадобилась для того, чтобы в плане приватизации ОАО “Росгосстрах” зафиксировать величину уставного капитала только по головному обществу и ограничить его минимальной суммой в 2,1 миллиарда рублей. Но покупатель получал все права единственного учредителя дочерних страховых обществ. Таким образом, по цене головного общества новый собственник приобретал и восемьдесят дочерних страховых обществ. То есть, заплатив за один лишь двигатель, ловкие люди вознамерились приобрести целый автомобиль.
Для уголовного дела: на 1 января 1994 года уставной капитал единой системы “Росгосстарха” составил 23,095 млрд рублей, значит, по задумке авторов плана приватизации, уставной капитал был искусственно занижен на 20,98 млрд рублей! Раньше это называлось хищением госимущества в особо крупных размерах. И — до высшей меры включительно!
Управлять 30-процентным пакетом акций, который по плану приватизации передавался руководству компании “Росгосстрах”, должно было созданное этими же “руководителями” общество с ограниченной ответственностью “РГС-траст”.
К концу 1996 года за счет дивидендов, начисленных дочерними фирмами ОАО “Росгосстрах”, и по решению Правления уставной капитал 65 дочерних фирм был увеличен на 128,6 млрд рублей. Руководство АО перекачало деньги головной компании в дочерние предприятия с очень конкретной целью.
Дело в том, что увеличение уставных капиталов дочерних обществ не было учтено при расчете стоимости акций ОАО “Росгосстрах”, которая в результате была сильно занижена. Как считают эксперты Счетной палаты, доход государства в случае продажи акций по реальной цене мог бы быть почти на 50 миллиардов рублей больше. Если же “Росгосстрах” приватизировался бы как единая система, доходы государства могли возрасти почти на 200 (!) миллиардов рублей. Сколько бы так “любимых” Чубайсом учителей и врачей получили вовремя зарплату?!
Согласно тому же плану приватизации, 9 учредителей ООО “РГС-траст” во главе с руководителем “Росгосстраха” Владиславом Резником должны были приобрести 30 процентов акций АО. Еще 20 процентов акций должны были быть проданы по закрытой подписке трудовому коллективу — пусть, дескать, подавятся, все равно не им решать.
Благодаря ухищрениям со стоимостью акций эти девять учредителей предполагали уплатить за свой пакет всего лишь 634 миллиона рублей, хотя, как утверждают эксперты Счетной палаты, если рассчитывать ее по реальным нормативам, каждый из девяти участников этой следки должен был бы выложить государству сумму, равную примерно 18 тысячам минимальных размеров оплаты труда! Какие огромные суммы пытались “сэкономить” эти деятели, подсчитать не так уж сложно. Неужели и эта “экономия” не оказалась в сфере внимания руководства ГКИ?
Двадцать процентов акций, предназначенных трудовому коллективу, также распределялись весьма своеобразно. Из списков закрытой подписки следует, что подавляющее большинство участников компании “Росгосстрах” получило от 1 до 6 акций. Тогда как 100 работников головной компании получили по 2274 акции номиналом 1000 рублей, что в итоге составило 54 процента акций, размещаемых по закрытой подписке, и 10,7 процента суммарного количества акций ОАО “Росгосстрах”. Таким образом, 9 учредителей ООО “РГС-траст” и 91 работник компании ОАО “Росгосстрах” должны были завладеть 41 процентом акций компании. А по какому, пардон, праву?!
Схему перехода большой государственной компании в частные руки венчает еще один гениальный фокус. “РГС-траст” зарегистрировано как общество с ограниченной ответственностью, и эта его ответственность перед 53 миллионами россиян, имеющими страховые полисы “Росгосстраха”, ограничивается лишь 12,5 миллионами неденоминированных рублей (!) уставного капитала ООО “РГС-траст”. То есть в случае банкротства всей приватизируемой структуры клиентам страховой компании в среднем досталось бы аж по двадцать копеек отступных!
Но самое любопытное здесь то, что государство в лице Российского фонда федерального имущества, в нарушение действующих нормативных актов, все же освятило эту крайне темную сделку, заключив договор с сомнительным ООО.
Социально-экономические последствия от приватизации “Росгосстраха”, по оценкам экспертов Счетной палаты Российской Федерации, могли быть просто катастрофическими. Для восстановления вкладов населения в соответствии с федеральным законом “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации” “Росгосстраху” ежегодно потребовалось бы выделять из федерального бюджета дополнительно 1,5 триллиона рублей. Кроме того, процесс выплаты задолженности мог бы растянуться на долгие годы.

КАК ОНИ ВРАЛИ “ХОЗЯИНУ”

Теперь вернемся к вопросу о том, понимало ли руководство ГКИ, что творит, затевая авантюру с приватизацией “Росгосстраха”? Можно с уверенностью утверждать, что “команда Чубайса” была полностью в курсе происходящего. За пять дней до того как председатель Госкомимущества РФ, известный участник команды “писателей-приватизаторов” Альфред Кох утвердил план приватизации ОАО “Росгосстрах”, он же 14 ноября 1996 года обратился к тогдашнему министру финансов Александру Лившицу с письмом.
“В связи с предстоящей приватизацией Российской государственной страховой компании, — писал А. Кох, — а также в соответствии со ст. 969, пункт ГК РФ о проведении обязательного государственного страхования за счет средств федерального бюджета государственными страховщиками, предлагаем создать государственное унитарное предприятие для осуществления обязательного государственного страхования за счет средств федерального бюджета.”
Факт для Генеральной прокуратуры: чиновник в ранге министра, используя служебное положение, отдает в руки частным лицам огромную государственную структуру, и тут же просит выделить из федерального бюджета большие средства для создания абсолютно аналогичной структуры под эгидой все того же государства. Спрашивается, зачем тогда вообще было приватизировать “Росгосстрах”? Не для того ли, чтобы небескорыстно порадеть “группе знакомых товарищей”? Иных объяснений данному поступку небезызвестного своими проделками на ниве приватизации Альфреда Коха придумать просто невозможно!
Так приватизируется Россия. Таков моральный облик тех, кто “божьей волей кремлевского хозяина” допущен к этой кормушке. Возможно ли остановить этот беспредел?
История “Росгосстраха” помимо всего прочего свидетельствует, что возможно. Хотя и с большим трудом.
Борьба с аферой “группы товарищей” заняла почти год, подключились к ней самые высокие инстанции - от районных судов до президента страны, решающее же слово предстояло сказать Счетной палате РФ, ее аудитору Вениамину Соколову и начальнику инспекции Сергею Буркову. Хотя, когда 12 февраля 1997 года депутаты Государственной думы предложили правительству приостановить приватизацию “Росгосстраха” до окончания экспертизы Счетной палаты, мало кто мог предположить, что придется потратить столько времени и сил.
Но вот хронология этой схватки государства с кучкой своих алчных граждан.
16 мая коллегия Счетной палаты утвердила результаты экспертизы плана приватизации, сделав вывод, что все решения и договоры РФФИ и ГКИ в отношении ОАО “Росгосстрах” “должны быть расторгнуты как противоречащие действующему законодательству”. Соответствующие письма и представления были направлены президенту РФ, Генеральному прокурору РФ, председателю правительства, министру финансов, Госкомимуществу России, Российскому фонду федерального имущества, Минюсту РФ.
25 мая президент РФ предписал В.Черномырдину приостановить исполнение решения о приватизации “Росгосстраха”, а Генеральному прокурору — провести проверку законности проведения приватизации.
26 июня председатель ГКИ А.Кох под давлением Счетной палаты и по ее предписанию отменил план приватизации ОАО “Росгосстрах”.
9 июля Генеральный прокурор направил президенту РФ письмо, в котором полностью согласился с выводами Счетной палаты и посчитал необходимым рекомендовать Российскому фонду федерального имущества расторгнуть договор о продаже 30 процентов акций ООО “РГС-траст”.
26 июля, рассмотрев письмо Генерального прокурора, президент Б.Ельцин дал поручение первому вице-премьру А. Чубайсу преобразовать АО “Росгосстрах” в государственное унитарное предприятие.
Казалось бы — все, на этом история приватизации “Росгосстраха” должна закончиться. Президентский приказ — это тот самый лом, против которого в сегодняшней России ни у кого нет приема. Но в том-то и особенность построенной доморощенными “демократами” системы управления, что президентские подписи способны подействовать лишь на честных людей. Которые, собственно, и на аферы-то никогда не решатся.
А побратавшаяся с “Резником и компанией” команда правительственных приватизаторов решила грубо и нагло обмануть своего кремлевского патрона.
3 сентября первый вице-премьер А. Чубайс направил президенту Б. Ельцину письмо, в котором доложил, что преобразовать ОАО “Росгосстрах” в государственное унитарное предприятие можно якобы только после ликвидации компании. А ликвидация предусматривает прежде всего удовлетворение требований кредиторов, что может обойтись казне в несколько десятков триллионов рублей! Мол, лучше, дорогой Борис Николаевич, и не пытаться - себе дороже! После чего, естественно, умоляет шефа любой ценой сохранить АО “Росгосстрах” в виде открытого акционерного общества.
Чубайса поймало на лжи экономическое управление администрации президента РФ. В заключении этого ведомства говорится, что “реорганизация и ликвидация юридического лица — это две принципиально отличные процедуры”. “Главный приватизатор” умудрился “перепутать” юридические понятия, хорошо знакомые сегодня даже школьникам. Понять бы, какая корысть им двигала?
Эксперты администрации обнаружили немало перлов в письме первого вице-премьера, среди которых более всего потрясает утверждение А.Чубайса, что “осуществление государственного контроля за деятельностью предприятия и распоряжением его имуществом представляется весьма проблематичным”, поскольку, дескать, имущество АО состоит из одних финансовых активов! Ошарашенные эксперты резонно пояснили президенту РФ, что федеральный бюджет тоже состоит исключительно из финансовых активов, и, если следовать логике А.Чубайса, контроль за ним тоже невозможен! Это называется — приехали!
Понятно теперь, кто и с какой целью дурит президентскую головушку! Вопрос в другом — с чего бы они так обнаглели?

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ДЛЯ ДУРАКОВ И СЛЕДСТВИЯ

Ответ, собственно, известен сегодня на Руси практически всем. Чиновник позволяет скупать по дешевке то, что реально стоит больших денег, лишь в случае серьезной личной материальной заинтересованности. (Вариант, когда чиновник — абсолютный кретин, мы в данном контексте полностью исключаем.) То есть ты мне за гроши - чего-нибудь ценное, а я тебе — “черным налом” в десятках процентов. Или еще какими-нибудь борзыми щенками.
С подобными схемами не знакомы сегодня разве что новорожденные. По подобным схемам продавали и продают нынче Россию. И лишь “великие умы”, засевшие в Кремле и в Доме правительства, а также начальники Генеральной прокуратуры стыдливо делают вид, что не ведают истинных мотивов обнаглевших “приватизаторов”. И, беспомощно разводя руками, мямлют нечто вроде “не пойман — не вор”. Не могут ловить или команды не поступало?

ДОЛГОЖДАННАЯ РАЗВЯЗКА

Стоит ли удивляться, что, несмотря на все утверждения высших государственных инстанций о незаконности приватизации ОАО “Росгосстрах”, руководители компании сумели получить поддержку двух арбитражных судов Москвы, которые по чисто формальным признакам вынесли решение в пользу истца — ООО “РГС-Траст”. Именно на это, кстати, и рассчитывал председатель ГКИ А. Кох, когда, умывая руки, отменял приватизацию компании.
Казалось, что вернуть государству компанию уже не удастся. Но Счетная палата России в лице Вениамина Соколова и Сергея Буркова не захотела смириться с этим.
28 января 1998 года состоялось заседание Федерального арбитражного суда, на котором рассматривалась кассационная жалоба Счетной палаты.
Вот как прокомментировал корреспонденту “Правды” результаты этого судебного разбирательства начальник инспекции Счетной палаты Сергей Бурков:
“Высшая арбитражная судебная инстанция однозначно нас поддержала. Полностью подтвердились выводы Счетной палаты о незаконности приватизации “Росгосстраха” по схеме, придуманной А. Кохом и В. Резником, приносившей государству как минимум два триллиона рублей ущерба.
Но гораздо важнее то, что впервые на основании представления Счетной палаты было отменено постановление Госкомимущества. Впервые Счетная палата вступила в арбитражное дело по имущественным спорам, связанным с приватизацией государственной собственности, и выиграла!
Можно с полной уверенностью утверждать, что наша принципиальная позиция не дала нанести существенный ущерб государственной казне кучкой проходимцев, создавших некое предприятие с целью прибрать к рукам крупнейшую государственную структуру. Если бы мы не вмешались, все бы закончилось совершенно иначе. Сегодня весь пакет акций остался у государства, и Счетная палата считает для себя большой честью то, что практически в одиночку сумела отстоять интересы десятков миллионов вкладчиков “Росгосстраха”.
Этот юридический прецедент позволяет вывести нашу деятельность на качественно иной уровень. По закону Счетная палата имеет право проводить оценку стоимости пакета акций в компаниях, имеющих долю государственного участия, и контролировать процесс подготовки приватизации крупных, значимых для бюджета предприятий. Мы можем проверять проведение конкурсов по приватизации, а также полномочия финансовых консультантов, привлекаемых для реализации подобных планов. То есть еще на стадии подготовки сделки о приватизации Счетная палата способна оценить, ущерб или пользу принесет приватизация конкретного предприятия федеральному бюджету, и предотвратить сделку, которая не отвечает интересам государства.
Теперь мы знаем, каким образом использовать этот юридический механизм.”
Самое удивительное и необычное в этой истории, что финал ее вполне оптимистичный. Он позволяет говорить о необходимости изменения действующего законодательства о Счетной палате, о расширении ее полномочий на стадии подготовки имущественных сделок.
Если Счетная палата будет иметь право выносить административное решение по конкретному объекту еще на стадии подготовки его приватизации, удастся предотвращать гигантский ущерб государственному бюджету, который приносит деятельность “команды приватизаторов” и их алчных подопечных.
И последнее. С 1999 года в России открывается широкий рынок страховых услуг. Будь АО “Росгосстрах” приватизировано без сохранения контрольного пакета акций за государством, перед мощным давлением иностранных страховых компаний на отечественный рынок государству было бы трудно устоять. Принципиальность Счетной палаты позволила сохранить важнейший инструмент государственного регулирования на рынке страховых услуг, что, несомненно, пойдет только на пользу всем россиянам.

Татьяна РОМАНЕНКОВА.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
1 мая решится судьба антироссийских санкций
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
1 мая решится судьба антироссийских санкций
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Сатана счастлив: Запад объявил Библию "необязательной для прочтения"
Ловко придумано: ООН разрешит агрессию в Сирии
Ловко придумано: ООН разрешит агрессию в Сирии
Ловко придумано: ООН разрешит агрессию в Сирии
"Нужен только приказ": ядерное супероружие готово к применению
Казахстан открыл свои порты для США
Казахстан открыл свои порты для США
ЗРК С-300 перевоспитают Израиль
Наш ответ США: возможности и опасности
Казахстан открыл свои порты для США
Наш ответ США: возможности и опасности
ЗРК С-300 перевоспитают Израиль
"Нужен только приказ": ядерное супероружие готово к применению
Казахстан открыл свои порты для США