Амбургский экстрим: Да здравствуйте энтузиазм "ненормальных"!

Давно задумывались такие путешествия. Но представьте, сколько нужно усилий городскому компьютерщику, чтобы оторвать зад от стула, а взгляд — от экрана монитора. Тяжкий труд… Но мы, преодолев-таки извечную нелюбовь интернетчиков в передвижению в реальном (а не в виртуальном) пространстве, все-таки героически натянули сапожищи и фуфайки и двинулись в путь.

Цель у нас была одна: узнать, а собственно, чем живет житель российской глубинки? И что ему, вообще-то, до Интернета? Что ни говорите, а городскому жителю, выросшему среди асфальта, психологически (да и физически) очень трудно так просто оторваться от уюта своей квартиры и пуститься в глухомань по бездорожью, в резиновых сапогах, с тяжелой поклажей за спиной, отказавшись от привычных благ цивилизации.

Давно планируемая акция "ПРАВДЫ.Ру" по посещению самой-самой святой глухомани русского Севера, Амбурского скита, наконец-то состоялась… Оговоримся сразу: о компьютерах тамошние аборигены имеют весьма отдаленное представление. Поэтому и неинтересны были им наши разговоры о "байтах, чатах и форумах"… Эх, отстали мы от жизни, завязнув в мировой паутине… Судите сами.

Итак, раним утром посреди недели наша экспедиция из пяти человек двинулась в путь. Наш проводник, северодвинец Л. Добрынин, дабы хоть чем-то отвлечь нас от однообразной ходьбы и унылого пейзажа, предложил отгадать "трудную" загадку: "Впереди вижу дерево, а за деревом дерево, а за деревом куст". Загадка через минуту без труда была разгадана, потому как другого ответа и быть не могло: это дорога на Амбурские. Только уж слишком легкой в этой загадке дорога казалась. На самом деле впереди были 12 километров пути не только с кустиками-деревьями, но и с болотами, бревнышками и ручейками-речушками. И преодолевать их нам приходилось с длинными слегами в обеих руках, удерживая равновесие, чтобы не слететь с бревнышка в мутное болото. Но это нам, новичкам. Леонид Федорович со своим девятилетним внуком шли уверенно и скоро. Старший Добрынин за 30 лет путешествий по этой тропе изучил ее вдоль и поперек, и внука Ваньку научил. Нам же со знанием дела о каждом отрезке пути рассказывал очень подробно. Вот здесь, например, на речке Иная, путешественник делает первый кратковременный отдых.

А вот следующий привал уже у "Шуриного бревна". Несколько лет назад Александра Ивановна Воробьева, жаждущая побывать в Амбурских, в возрасте 70 лет со сломанной ногой отправилась в путешествие одна. На этом бревне после перехода отдыхала, потом, пройдя несколько сот метров, заблудилась. Долго плутала по лесам и болотам и только через десять часов все же добралась до Амбурских. Но был и печальный случай — один из путников так и не дошел до дома, умер на полпути до города. Это место обозначено цветами.

Через несколько километров по пути следования — большая площадь сгоревшего леса. Огромные коряги и обгоревшие головешки уродливо возвышаются над молодыми побегами уже новой поросли. Пожар прошелся от Большой Кудьмы до станции Лая. Чем ближе приближаешься к Амбурским, тем больше топких болот. И чтобы не "чапать" по болотной жиже и не проваливаться по уши в грязь, оставшиеся пять километров пути "сельчане" вымостили длинными бревнами, предварительно обтесав и связав их скобами. Идти по таким мосткам легче, удерживай только равновесие.

У Леонида Федоровича Добрынина в местечке Амбурские куплен домик еще в 73-м году. Вот с тех пор и курсирует он каждую неделю то в город, то на свою фазенду. И совсем не в тягость ему такие путешествия. По его словам, даже в удовольствие. Говорит, дорога сил прибавляет. Вообще таких, как Л. Добрынин, в деревне еще несколько человек. Они сами себя в шутку "ненормальными" называют. Дело в том что в конце 60-х — начале 70-х в городе были очень уж популярны клубы выходного дня. По выходным дома не сиделось, а сил было хоть отбавляй, вот и ходили в разные походы-путешествия. То на Лаю, то на Сюзьму, в Малые Карелы пешком добирались. Но почему-то больше всех полюбились Амбурские.

Жизнь в деревне угасала. Жившие там староверы доживали последние свои дни, немощным людям требовался уход. Пришлось, тогда еще Кудемскому сельскому Совету, переселять их: кого в город, кого в дома престарелых, а кого и на Белое озеро отправлять. Дома хозяева продавали. "Ненормальные" прикипели к Амбурским местам. Живут теперь новые владельцы старых домов дружной семьей. Меж собой ладят, природу берегут. Говорят, на озерах, что рядом с деревней, чтобы воду не загрязнять, на моторных лодках не плавают, а на веслах да под парусами ходят. Пришельцев не любят. Да и как их любить, когда от них беда одна. Были случаи — лес поджигали. Молельный дом ограбили; всю утварь церковную унесли. А сравнительно недавно кладбище старое разрыли. Так и осталась могила открытой. Кто-то золото, видно, искал. Но золота местные жители никогда не находили. Слишком бедно жили староверы. А вот старые монеты при раскопках огородов попадались, но все они были медными, достоинством в пять копеек — не разбогатеешь. Интерес могут представлять только для музея.

Амбурские — название во множественном числе. И не понятно, то ли это озера, то ли деревни… Но на карте окрестностей Северодвинска такого поселения не существует, хотя на самом деле люди там живут. Пока. В историю вошло название Амбурский скит.

Скит — это небольшой отдельный старообрядческий монастырь в глухой местности. В книге "Сказ о Беломорье" К. П. Гемп, еще в 1913 году посетив эти места, писала: "Амбурский женский старообрядческий скит стоял за болотами Рикасихи и Кудьмы, к северу от тракта с Двины к Белому морю, к Солзе, Сюзьме, Неноксе и дальше к Унской губе. Первоначально скит был заложен на Пинеге близ Красногорского монастыря. После его "разорения" в первой половине прошлого века часть скитниц ушла в Кудьму. Освоившись и заручившись поддержкой единоверцев, они поставили молельню-часовню, укрыли в ней принесенные с собой старые книги, иконы и весь обрядовый обиход. Постепенно поставили жилье. Возник скит… Скит открылся весь сразу при самом подходе к нему. На взгорье, за невысокой огорожей, на зеленой поляне потемневшие деревянные рубленые избы, часовня, колодец с журавлем, поленницы дров, по траве протоптаны тропки…"

Примерно такую же картину увидели и мы. Только само здание скита с годами сильно изменилось. Молельня "вросла" в землю, на крыше отсутствует крест, вместо него торчит асбестовая труба. Вокруг тишина, скитниц не наблюдалось. Хозяева там давно уже поменялись. Рядом возвышается ветхая колокольня, также без креста. Нет и колодца с журавлем. Многое поменялось. Пропало. Исчезло с лица земли. Энтузиаст Добрынин бьет тревогу, опасаясь что в скором времени может исчезнуть и то, что осталось.

По этой причине была создана и приглашена экспедиция музейных сотрудников в лице Елены Луцковской и Татьяны Поздеевой, целью которой было изучение региона и сбор этнографических материалов. В городском краеведческом музее уже образовалось целое "дело Леонида Федоровича". То, что удалось собрать, сохранить, Л. Добрынин уже передал музею. Надеется, что потомкам будет интересно узнать о предках, о жизни скитальцев. Вопрос о теперешней жизни его также волнует. Тамошняя жизнь зиждится на "ненормальных" экстремалах. Хотя и не круглый год, но она существует. Современную молодежь эти места особо не прельщают. В деревне нет электричества, нет магазина, со здоровьем случись что… Связи с городом тоже нет. Для современного человека это тяжкое испытание.

Уйдут из этих мест нынешние старожилы — останется пустота, а вместе с ней и кусочек нашей истории исчезнет. Какие уж там компьютеры, всемирная паутина и так далее… Вои всяком случае, в глухой поморской глубинке хоть на слух узнали впервые, что есть такой мир — Интернет…

Вы продолжите эту мысль — а компьютеры останутся? Может быть, и так. Время покажет…

Владимир БЕРБЕНЕЦ, Андрей МИХАЙЛОВ,

специально для "ПРАВДЫ.Ру"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.