Источник Правда.Ру

Ярмарка во Франкфурте: русские снова в моде?

Россия в этом году была главным гостем книжной ярмарки во Франкфурте-на-Майне и представляла новое поколение писателей, которые пока практически не известны на Западе, но дома уже добились бурного успеха.

В новых русских повестях и романах обозреватели оценили в основном сочное и живое описание реалий постсоветского капитализма.

Книжная ярмарка этого года во Франкфурте дала новому поколению русских постсоветских писателей важную платформу для дальнейшего продвижения к иностранному читателю.

Всего российские стенды представили более двух тысяч книг, переведенных с русского.

Не обошлось без русской классики — была показана самая маленькая книга в мире, сделанная в духе лесковского Левши — меньше миллиметра в размере, она вместила рассказ Чехова "Хамелеон" - 30 страниц по 250 букв на каждой.

Но русский сезон на Франкфуртской ярмарке был устроен не ради Чехова. Германские издатели начали раскрутку более чем двадцати книг современных писателей из России, и немецкая пресса всю неделю пестрила рецензиями.

" После событий 11 сентября Западу стал более интересен мусульманский мир, а Россия — уже не враг, и не вызывает такого замешанного на страхе любопытства, как раньше " Один из российских авторов, присутствовавший на ярмарке

Отмечалось разнообразие работ — от брутальных детективов, которые были бестселлерами в России в девяностых годах, до более серьезных произведений, где тоже, однако, часто доминируют такие темы, как преступление, секс и деньги — точнее, их отсутствие.

После Александра Солженицына русских бестселлеров на Западе пока не было, и на Франкфуртской ярмарке послание было ясным — литература на русском языке вновь достойна самого пристального внимания и может похвастаться образцами высокого искусства.

Но есть и доля скепсиса в оценке перспектив продвижения российских книг к мировому читателю, даже и с такого трамплина, как крупнейшая мировая ярмарка.

Как сказал один из российских авторов, после событий 11 сентября Западу стал более интересен мусульманский мир, а Россия — уже не враг, и не вызывает такого замешанного на страхе любопытства, как раньше.