Источник Правда.Ру

Астронавтов шаттла Endeavour преследуют неприятности

На Международной космической станции (МКС) с астронавтами шаттла Endeavour случилась очередная неприятность. Американский астронавт Рик Мастраккио повредил перчатку, и работы в открытом космосе пришлось прекратить.

Cмотрите фоторепортаж Борьба за жизнь на орбите.

Во время осмотра МКС у Мастраккио произошёл разрыв ткани на левой перчатке, что означает повреждение скафандра. Тем не менее, задачи, которые ставились перед астронавтами при выходе в открытый космос, были выполнены. Несмотря на приключения, они установили на МКС новое оборудование, сообщает АР.

Кроме того, в ближайшее время выяснится, выдержит ли покрытие космического корабля тепловой удар, который непременно его ждёт при возвращении на Землю. Не исключено, что астронавтам придётся продолжить ремонт многострадального шаттла.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
На Украине взбунтовались "черные береты". Чем все закончилось
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17
Охраняющая ЧМ-2018 полиция "взбунтовалась" из-за стыдной еды
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Меркель признала неспособность Европы противостоять США
В США объяснили, почему гигантский бюджет Пентагона не дает превосходства над Россией
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17
Впереди - война? Трамп отменил встречу с Ким Чен Ыном
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
"Бук - ваш": Россию ведут под трибунал по MH17
Пришел, сфотографировал, съел. Интервью с Игорем Куном