Почему африканцы и европейцы лгут по-разному

Британские ученые нашли взаимосвязь между манерой лгать и культурной принадлежностью людей. Язык меняется, когда люди говорят неправду, но представления о том, каковы эти изменения, верны не для всех культур, сообщает RoyalSociety Open Science.

Приезжие продали в Москве фальшивого парфюма на миллионы рублей

Исследователи попросили участников африканской, южноазиатской, белой европейской и белой британской этнических групп сыграть в игру "Поймай врунишку", в которой они предлагали истинные и ложные утверждения.

Выяснилось, что западные лжецы реже употребляли местоимения первого лица единственного числа ("я"), чем когда они говорили правду. Это известный вывод, обычно его объясняют тем, что лжец пытается дистанцироваться от своей лжи.

Но при рассмотрении лжи африканских и южноазиатских участников такой закономерности ученые не обнаружили. Наоборот, эти участники чаще употребляли местоимения первого лица и реже — местоимения третьего лица ("он/она"). Вероятно, они стремились отдалить от лжи не себя, а свою социальную группу.

Также белые европейские и белые британские участники следовали известной тенденции к уменьшению объема перцептивной информации в своей лжи. Участники из африканских и южноазиатских стран, напротив, в той же ситуации увеличивали объем перцептивной информации, чтобы компенсировать уменьшившийся объем социальных подробностей.

Результаты показывают, что лингвистические сигналы обмана не выглядят одинаковыми во всех культурах. Эти различия продиктованы известными культурными различиями в познании и социальных нормах.

Открытие это важно для работы сотрудников правоохранительных органов и системы правосудия. Полицейские и судьи судят о достоверности на основании опыта или понимания, свойственных западной манере лгать. В таких сценариях ошибочные суждения о правдивости утверждений могут влиять на правосудие.

Ранее "Правда.Ру" сообщала, что британские ученые выяснили, что дети начинают врать в возрасте 3,5 лет. Для этого был проведен небольшой эксперимент.

Детям предложили сыграть в игру, где победить можно было только с помощью обмана. Те, кто говорил правду, выигрывал конфету для экспериментатора, кто врал — для себя.