Источник Правда.Ру

Андрей ИОНИН — о проблемах и перспективах космического туризма

Над калифорнийской пустыней Мохаве пролетел космический корабль компании Virgin Galactic. Инженеры провели очередной тест космолета, который готовится для суборбитальной перевозки туристов.


Космический отель готов к приему гостей

Конструкторы хотели проверить, как выдержит аппарат изменение центра тяжести. Как сообщается, испытания прошли успешно: корабль совершил мягкую посадку. Как и в предыдущие восемь тестовых раз, двигатели машины не запускались.

Напомним, что Unity был представлен миру в начале 2016 года. Аппарат создан на базе более ранней модели Enterprise, которая на тестах потерпела крушение.

Кстати, эксперты уже назвали примерную стоимость туристической путевки в космос. Гендиректор компании "Космокурс" Павел Пушкин рассказал, что путешествие будет стоить примерно 200-250 тысяч долларов. Однако цена еще может измениться.

О космическом корабле для туристов "Правде.Ру" рассказал Андрей Ионин, член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского.

— По какой причине разработкой кораблей для суборбитальных туристических полетов в США занимаются частные компании, а не NASA? Может ли это повлиять на безопасность полетов?

— Проект "Брэнсон" начался еще в 2005 году. Сейчас 2017-й. То есть 10 лет проект развивается, в него надо инвестировать, при этом — без отдачи. Такое возможно только в тех странах, где огромный объем венчурного капитала и где сильно развита на государственном уровне поддержка инновационного развития. Такая страна в мире одна. Поэтому именно там находится Кремниевая долина. Все удивляются этому, но объяснение одно: у Америки огромный объем венчурного капитала, причем свободного. Он не только американский, а со всего мира. Ни в одной другой стране нет таких денег.

Андрей ИОНИН — о проблемах и перспективах космического туризма
Фото: AP

Но космонавтика и, в частности, суборбитальный туризм — это такая область, которая тесно связана с ракетостроением, а распространение технологии ракетостроения ограничивается международным договором о нераспространении ракетных технологий, который подписан Советским Союзом, США и всеми странами понятно почему. И поэтому проекты типа суборбитального туризма возможны только в тех государствах, в которых имеется ракетостроение, или в тех, которые обладают боевыми ракетами. А таких стран в мире немного.

Большой объем венчурного капитала, связанного с ракетной технологией, — вот почему эти проекты развиваются в США. Это бренд создан вообще-то англичанами. И для того чтобы его развивать и получить доступ к необходимым проектам NASA, чтобы он мог нанимать инженеров, ему пришлось зарегистрировать свою кампанию в США. Поэтому все компании Ричарда Брэнсона имеют английскую юрисдикцию, и только компания Virgin Galactic имеет американскую. Хотя она уже не совсем Ричарда Брэнсона, потому что, он, скорее, фронтмен. Как известно, большая часть компаний принадлежит как раз другим инвесторам — венчурным; по-моему, из Арабских Эмиратов. Они выкупили большую часть компаний лет 6-7 назад.

Андрей ИОНИН — о проблемах и перспективах космического туризма
Фото: AP

Что касается конкретного проекта. Я желаю творческого успеха и Ричарду Брэнсону, и его компании, но дело в том, что они обещали запустить первых туристов еще в 2008 году — почти 10 лет назад. И с тех пор они проводят испытания. Были несколько лет назад совсем неудачные. Поэтому я не знаю, когда это все выйдет на финишную прямую, и когда состоятся пуски. Потому что люди-то заплатили уже 10 лет назад, был специальный конкурс, были отобраны те, кто полетит первым. Они заплатили от 200 тысяч долларов каждый, часть стоимости этого билета. И они до сих пор не полетели. Уже скандалы начались.

Андрей ИОНИН — о проблемах и перспективах космического туризма
Фото: AP

— Как в России развивается направление по разработке кораблей для суборбитальных туристических полетов?

— В России есть такие проекты, есть компания "Космокурс", и они занимаются похожим проектом. Он получает поддержку от Роскосмоса. Но проблема именно на этом этапе — денежная. У нас нет такого объема венчурных денег, а государство тоже не может инвестировать на такой период, то есть на несколько лет, с риском. Денег нет, но проект развивается. Есть какие-то инвестиции, но их заведомо недостаточно, чтобы поднять такой проект.

Читайте последние новости Pravda. Ru на сегодня