Прекратить общение с ЕС не получится, но понизить градус - вполне

Глава российского МИД Сергей Лавров не исключил вероятность того, что Москва "прекратит общение с Брюсселем", если страны ЕС не вернутся в формат взаимоуважительного диалога с Россией.

Что бы это значило? Корреспондент "Правды.Ру" поинтересовался у завотделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессора МГИМО Дмитрия Данилова:

— Вообще сложно себе представить.

Во-первых, все мы понимаем, что ситуация сложилась ненормальная. Структурный политический диалог между Россией и Европейским союзом уже долгие годы прерван. И в этом смысле политико-дипломатические контакты осуществляются на ad hoc базисе (по особому сценарию — Прим. ред.).

И в основном речь идёт о работе российского представительства при Европейском союзе во главе с Чижовым, полпредом и о периодических встречах Лаврова с высоким представителем во внешней политике по вопросам безопасности. Прорывным моментом в своё время можно было считать визит Могерини в Москву для встречи с Лавровым.

И были очень серьёзные надежды на то, что это каким-то образом откроет возможности для налаживания регулярных контактов хотя бы по этой линии. Но этого не случилось.

Москва настаивала на необходимости диалога долго…

- На самом деле Москва очень долго отстаивает позицию, связанную с необходимостью восстановления политического диалога. Все заявления европейских лидеров — и Франции, и Германии, и так далее — о том, что международные проблемы, серьёзные проблемы, тем более кризисные, невозможно решать без участия России, они повисают в воздухе, поскольку совершенно очевидно, что подобные заявления оторваны от реальности.

Если взаимодействовать с Россией, то для этого должны быть восстановлены механизмы политического диалога. Его сейчас, по существу, нет.

Европейский союз предлагает селективное сотрудничество с Россией во взаимовыгодных сферах. Причём раньше речь шла о том, что это должны быть сферы, отвечающие интересам Европейского союза. России там вообще не было.

И даже при таком подходе мы не отказываемся от прагматичного селективного избирательного взаимодействия. Дело в том, чтобы такое сотрудничество осуществлять, тоже необходим политический диалог. Но до сих пор стену евробюрократии и изначальных установок Европейского союза, в частности, те самые пять принципов отношений с Россией, известных как принципы Могерини, эту стену пробить не удается.

Но, видимо, настал момент для принятия серьёзных решений в вопросе, если бизнес, как прежде, невозможен, каким же образом вообще его вести.

ЕС признаёт Россию важным игроком, но с ней считаться не желает

Европейский союз должен, если он признает Россию важным игроком, если он предусматривает необходимость прагматического взаимодействия, решить принципиальный вопрос — какие механизмы для этого должны быть созданы или восстановлены. Поэтому после многолетних попыток России сдвинуть позицию Брюсселя с мёртвой точки, наверное, настало время подавать более жёсткие сигналы, которые, конечно, всё-таки имеют позитивные цели.

Цель — нормализация отношений. Обстановка сейчас довольно благоприятная, я бы сказал, по многим обстоятельствам.

Во-первых, многие европейские лидеры и политическое руководство крупнейших стран Евросоюза — Франции, Германии — достаточно ясно высказываются за то, что действительно необходимо идти по пути нормализации отношений несмотря на неурегулированность на востоке Украины, несмотря на дело Навального и так далее. Понимание того, что нужно зафиксировать существующие разногласия, согласиться с тем, что мы не согласны по многим вопросам, что позиции расходятся, но, тем не менее, необходимо продвигаться вперёд, каким-то образом восстанавливать политический диалог.

Во-вторых, это очень важно, — кризис, война в Нагорном Карабахе. Очевидно совершенно, что без России там никак, тем более что мы — председатель группы ОБСЕ вместе с США и Францией.

Если Европейский союз действительно хочет идти по пути стратегической автономии, и, как он сам же заявляет, хочет играть серьёзную роль в международной политике, в международных отношениях, тогда ему надо установить отношения с ключевыми игроками, одним из которых, несомненно, является Россия.

С этой точки зрения сигнал довольно своевременный настал.

Настало время выбора

И не будем забывать о том, что всё-таки в Европейском союзе произошла ротация руководящих органов и постов и, наверное, в этом смысле многие нынешние политики, включая главу Еврокомиссии и высокого представителя по внешней политике и политике безопасности Борреля, освобождены во многом от груза прошлого, что называется. То есть могут позволить себе большую гибкость. И в этом смысле каким-то образом изменить баланс в акцентах европейской политики.

Я думаю, что это сигналы важные. С практической точки зрения я не думаю, что речь идёт в данном случае о том, что Москва готова отозвать своего представителя из Брюсселя, тем самым лишив не только Евросоюз, но и нашу страну оставшегося канала для политических контактов и политического диалога. Но, тем не менее, рассматривая отношения России и НАТО, где уже долгое время нет постоянного представителя, а работает исполняющий обязанности, не имеющий ранга посла, вариант понижения профиля дипломатических контактов тоже исключить нельзя.

Думаю, что это крайний шаг и вряд ли это в интересах не только Брюсселя, но и Москвы.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен