В Белоруссии нет настоящей оппозиции. И это сейчас очень плохо

Светлана Тихановская, вошедшая в роль "европейского Гуайдо" после того, как Польша вслед за Литвой признала её президентом Белоруссии, заявила о нелегитимности Александра Лукашенко.

Дмитрий Песков ответил ей, что в Кремле считают иначе.

Невольно возникают вопросы: кто такая — по большому счёту — Тихановская, чтобы Кремль ей отвечал? Неужели её считают фигурой, достойной внимания? Почему?

Эксперт в Международном институте гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер считает, что в данном случае это попытка сделать дискуссию предметной:

— В России почему-то считают, что к той оппозиции, которая сейчас осела за пределами Белоруссии, нужно относиться уважительно, с ней нужно поддерживать диалог.

На самом деле главное в политтехнологии заключается в том, чтобы отделить оппозицию, которой можно в случае особых обстоятельств передать власть от оппозиции "в принципе". То есть оппозиция в Белоруссии может "противостоять" Лукашенко сколько угодно, но она не должна быть против России и идеи союзного государства.

В этом и есть главный смысл той ограниченной демократии, которая есть на Западе:

  • Мы можем посмотреть на популярность Ле Пен, но её никогда не пустят руководить Францией.
  • Мы можем посмотреть на то, что рейтинг "Альтернативы для Германии" поднимался до 20% и больше, но её никогда не пустят руководить Германией.

В том-то и вопрос, что оппозиция, которую ты готов пустить к власти, должна разделять те принципы, которые есть в стране.

Пока в Белоруссии не будет такой оппозиции, пока оппозиция будет искать некие условия поддержки на Западе, то и ситуация будет оставаться неустойчивой. Яркий пример — Янукович в 2013–2014 году. Он ушёл, и вся конструкция рухнула.

Именно это и стало в последний момент целью Запада в отношении теперь уже Белоруссии. Им нужно не то, чтобы Лукашенко ушёл, а чтобы он ушёл так, чтобы на его место пришли Тихановские вместе со всем "подаренным им" багажом.

И это в корне меняет дело. Главное здесь — не уход Лукашенко. Лукашенко должен был уже уйти давно. Это то, кто и каким образом, при каких условиях придёт на его место. И поэтому, когда в Белоруссии нет своей оппозиции, появляется такая, которая возникает в данном случае и является предельно деструктивной.

В России же понимают, что другой оппозиции нет, и считают, что даже с этой нужно находить какой-то общий язык или, по крайней мере, продолжать диалог.