Экономист рассказал, когда закончится экономический кризис

Экономика

Начавшийся весной 2020 года кризис закончится не раньше следующего года. И спасти ситуацию сможет только постепенный отказ от сырьевой экономики, которая действует в России.

Такое мнение "Правде.Ру" высказал российский экономист, директор института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. Он напомнил, что в этом году одновременно сыграли три негативных фактора: эпидемия коронавируса в стране и мире, падение мировых цен на нефть и снижение объемов российского экспорта. Все это привело к резкому падению экономики.

"Не так давно вышли данные Росстата по динамике промышленного производства в мае. Минус 9,6% в годовом выражении, то есть почти на 10% промышленность упала. Мы должны учитывать, что, вообще-то, в мае промышленность уже практически везде работала. Сфера услуг не работала, а промышленность с 12-го числа в Москве работала. И тем не менее такое падение. А в полностью карантинном апреле падение промпроизводства было существенно меньшим — минус 6,6%. Вот такая динамика. Если вспомним, что Россия должна выполнять обязательства по снижению добычи нефти, что у нас в целом спрос на энергоресурсы и на другие углеводородные ресурсы снижается. Для России действительно нынешний год — это год глубокого кризиса", — пояснил эксперт.

Он отметил, что в следующем году экономика страны не перестанет в одночасье быть сырьевой. Цены на нефть не растут, при этом Россия вынуждена сократить экспорт. Финансовая сфера с учетом накопленных резервов пока держится, но давление на нее будет возрастать, а запас прочности — снижаться. И эффективных механизмов, чтобы изменить ситуацию, пока нет.

"У нас в целом спрос на углеводородное сырье значительно снизится. Это касается не только российской экономики. Спрос на нефть, на другие сырьевые товары не восстановится. Поясню на примере нефти. Все эти форматы удаленного режима работы, интернет-доставки, телеконференции, "Зумы" — все это значительно снижает спрос на нефтепродукты. И не только на нефть на самом деле. Даже с точки зрения чисто бытовой окажется, что людям надо меньше тех же товаров вплоть до обуви и одежды. Но если столько ресурсов не надо, то в первую очередь страдают сырьевые экономики. А российская экономика, несмотря на десятилетние заклинания о том, что нам надо слезать с нефтяной иглы, осталась сырьевой. И уход от сырьевой экономики для российской экономики — это серьезный шок замедленного действия не на месяцы, а на ближайшие годы", — заключил экономист.