Лежебокой быть прикольно, но прикольнее писать о лежебоках…

Костя Цивилев (Константин Цивилев: "Лежебокой быть прикольно…" - ред.) пишет как он дышит: Он вечно, беспробудно спит и видит свои солнечные сны. В этих его радостных снах все его герои тоже спят и видят радостные сны. Спит и летает во сне со всевозможными ночными бабочками его главный лежебочно-божественный музоулетный персонаж Лёжа Эйбоженко.

И вот вместе с ним Костя Цивилев обладает талантом летать в снах чужих как в своих - как ночная бабочка и высматривать самые смешные сны, какие снятся российским грешным звездопаднеческим людям после того как они совершили в своей дневной, с вытаращеными глазами жизни что-то не совсем сонно солнечно красивое и волшебное – то что прежде всего им потом мешает красиво и вселенно спать и наслаждаться радостными загалактическими снами.

И вот Костя Цивилев, силой судьбы, будучи более ответственным, семейным человеком, в отличии от своего совершенно богемносонноунесенного духовными ветрами брата Лёжи Эйбоженко, любя этих людей, скорее как главный, всероссийский и скорее всего мировой и олимпийский чемпион по невыходу на протяжении всей своей жизни из сонного, безоблачного, добрейшего состояния тела и души, при летаргически сонном, бренном теле, пытается видоизменить своими сновидческими лирически-веселыми снами-писаниями то некрасивое что состоялось с этими людьми под воздействием убийственно дневного света. С этими дневными людьми Костя Цивилев вынужден иногда общаться, раздвинув свои как у Вия, практически неприоткрывающиеся очи, раздвинув их с неимоверно тяжкими, героическими усилиями.

Да, товарищи, дорогие! Несмотря на весь свой сногшибательский лежебочный талант Костя Цивилев вынужден общаться с народом людским и при дневном свете со своими открытыми, наливными глазами по своим земным залежебочным делам, чтобы принести в клювике что-то и поесть двум своим нежно любимым, семейно сказочным девочкам, которые, просыпаются, будучи настоящими девушками почаще, чем Костя Цивилев и просят у него со своим еще более убойным женским юмором иногда совсем не сонных и смешных нектаров и развлечений.

И вот Косте Цивилеву, как никому другому, удается переписать мелкопакостные реалии любого российского известно-неизвестного улетученного в шоузвезды мэновуменчеловека, что и даже замороченные на своем гее и лесбо таланте вседозволенно давальческие люди и девушки, приходя к себе домой и нырнув в свои постельки вместе со своими зайками и коброчками, видят, тем не менее, блягодаря священным снописаниям Кости Цивилева в своих женских объятиях Гераклов, гладиаторов, а в объятиях мужских они видят просто Рафаэлевских мадонн …и жриц, и устриц… и во сне лишь нам подайте вы в постельку кофе!!!

Драматург Михаил Волохов