Источник Правда.Ру

"Умер-шмумер, лишь бы был здоров" в "Школе современной пьесы"

Рассказать анекдот со сцены непросто. Должно выйти коротко, афористично, неожиданно. И главное, самому не засмеяться вместо того, кому рассказываешь. А если представить себе, что весь спектакль состоит только из анекдотов? Если каждый анекдот воплощен театральными средствами? Тут уже надо быть настоящим мастером: чуть свернешь в сторону, чуть дашь "лишку", чуть переиграешь — и свалишься в пошлость.

На сцене театра "Школа современной пьесы" — настоящий эксперимент, такого еще не делал никто: спектакль, построенный на 200 еврейских анекдотах. Ни одного лишнего слова, ни одной специально написанной связки, ни единого "мостика" — только еврейский фольклор, взятый режиссером Иосифом Рахйльгаузом из своего одесского прошлого.

Сам Иосиф Райхельгауз — великолепный рассказчик, безраздельно завладевающий вниманием слушателя в любом жанре: от лекции по системе Станиславского до байки или того же анекдота. Но одно дело — рассказывать самому, другое — научить делать это артистов. В спектакле "Умер-шмумер, лишь бы был здоров" с этим нелегким делом великолепно справляется, практически, вся труппа театра. Это:

  • И Владимир Шульга, как ни в чем не бывало читающий газетку, лежа в лодке, которая что-то сильно напоминает.
  • И Николай Голубев, разъезжающий по сцене на велосипеде.
  • И Александр Овчинников, дающий советы от имени ребе.
  • И вечно беременная Татьяна Циренина.
  • И Ольга Гусилетова — Берта Соломоновна на все времена.
  • И Иван Мамонов — единственный русский парень в этой компании.
  • Но, пожалуй, самая колоритная рассказчица — Елена Санаева. Анекдот в ее исполнении — не анекдот вовсе, а яркие и остроумные реплики или монологи в миниатюре.

На сцене — настоящий одесский дворик. Вдали брезжит Черное море. Слева и справа — узнаваемые балкончики, с которых через весь двор тянется бельевая веревка. Настоящее клезмерское трио — скрипка, кларнет и аккордеон — перемещается по сцене и залу. А над всем этим миром парит скрипач с картин Марка Шагала.

Смеяться каждому скетчу не получается — просто потому что просто не успеваешь: темп спектакля очень быстрый. Смех вспыхивает то там, то здесь. Но в целом — не утихает.

Все смешалось: юмор, мудрость, абсурд, ирония некоторые фразы иногда на грани фола, иногда — в маске невинности. Головокружительный каскад, кажущийся импровизацией, но на самом деле строго выстроенный в внятную драматургическую конструкцию.

Маленькие истории складываются в картину жизни библейского народа, который при всех многовековых испытаниях, что выпали на его долю, сумел сохранить юмор и ироничное отношение к себе. Поэтому вместо антракта, на который полспектакля артисты намекают публике, они распевают частушки с антисемитским рефренчиком: "Евреи, евреи, кругом одни евреи…"

Но авторы спектакля в силу собственной этнической принадлежности не боятся упреков в антисемитизме. Наоборот, доводя эту тему до абсурда, театр предлагает "антисемитам -= скидку 10%". И это тоже, разумеется, анекдот.