Эвтаназия – преступление или благо?

Две недавние смерти – во Франции и Бельгии - иллюстрируют раскол мирового сообщества во взглядах на эвтаназию. В России она законодательно запрещена, однако часть россиян считает, что этот запрет ограничивает права свободы и свободы граждан РФ и даже входит в противоречие с Конституцией страны. Так ли это?

Телеэфиры и СМИ на этой неделе пестрели сообщениями о двух смертях, связанных с эвтаназией. 19 марта 52-летняя француженка Шанталь Себир, страдающая от неизлечимой болезни уже 8 лет (невробластомы, вызвавшей проблемы с дыханием, слепоту и сильную деформацию лица), ранее безуспешно просившая об эвтаназии власти Франции, предположительно, совершила самоубийство. Всего лишь днем позже, 20-го марта, 78-летний фламандский писатель Хьюго Клаус, страдающий от болезни Альцгеймера, ушел из жизни с помощью эвтаназии в Бельгии, где это является законодательно закрепленным правом с 2002 года.

В России, наряду со многими другими странами, эвтаназия запрещена федеральным законом. Прямой запрет содержат «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (ст.45), клятва Генпрокурора РФ, клятва российского врача: «…проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии…» (ст.60 «Основ»).

Проблема противоположных взглядов на ее легализацию усугубляется тем, что четкого, унифицированного международного определения эвтаназии до сих пор нет. В частности, самое старое, данное в XVI в. известным английским философом Френсисом Беконом, означает просто «легкую, счастливую смерть» (от греческого eu – хорошо, thanatos – смерть). Но столь общее определение эвтаназии уже не отвечает современным юридическим реалиям.

В национальном законодательстве России имеется уже иное, сопряженное с нормами УК РФ, определение: «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии - удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни» (ст.45 «Основ»). Причем эвтаназия в РФ вызывает «уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации», - после чего обычно ссылаются на статью 105 УК РФ (Убийство).

Однако не исключено, что запрет эвтаназии, законодательно утвержденный депутатами Госдумы РФ в 1990-х годах, может вступить в противоречие с Конституцией РФ. В частности, известный исследователь юридического аспекта проблемы Ю.А.Дмитриев, проведя комплексный анализ Конституции, указывает на неоднозначность толкования статьи №20 «Право на жизнь», являющейся ключевой для аргументации «за» и «против» эвтаназии.

Так, широко распространен упрощенный взгляд на норму «права на жизнь», как на естественное «право жить». Однако такое понимание скорее напоминает неуместную тавтологию (утверждение из разряда «солнце светит»), а не действующую юридическую норму, имеющую правоприменительное значение.

Дмитриев, напротив, указывает, что конституционное «право на жизнь», относящееся к числу личных прав человека, реализуется индивидуально и самостоятельно, независимо от воли других людей (кроме исключения в виде смертной казни, как предела действия этого права, обусловленного преступлением). Таким образом, «во всех остальных случаях вмешательство других лиц в самостоятельное решение человеком вопроса жизни и смерти признается юридически недопустимым». То есть, как поясняет коллектив юристов под руководством Ю.С.Исаева: «Как и любое, право на жизнь обеспечено возможностью каждого человека распоряжаться своими правомочиями, в том числе и отказаться от их использования».

Простыми словами это означает, что «право на жизнь» может иметь различные смысловые содержания, которые еще не устоялись. Основной конфликт состоит в различии его трактовок, как «права жить», или же - как права на свободный выбор, «права решать, жить или умереть».

Противники эвтаназии часто вопрошают: «Если существует право на жизнь, можно ли заключить из этого и возможность такого понятия, как «право на смерть»? И отвечают: «Это было бы внутренним противоречием для законодателя, чьим основным принципом является защита жизни». Они также утверждают, что этот термин «с XIX века стал означать «умертвить кого-либо из жалости», «здесь идет речь о преднамеренном убийстве», и едва ли не нацистской идее «уничтожения инвалидов, тяжело и неизлечимо больных».

Однако это не решает проблемы облегчения страданий больных, и возможно, еще и серьезно ограничивает их право на свободу выбора (как было показано выше, защищаемого Конституцией). Кроме того , запрет эвтаназии поддерживает своеобразную «дискриминацию» со стороны здоровых людей, которые всегда (по крайней мере, чисто физически), в состоянии разрешить вопрос ухода из жизни с помощью суицида, который в последнее время фактически декриминализован во многих светских государствах мира.

Сторонники эвтаназии придерживаются иной этической концепции (которую пытался обосновать и Дмитриев - на основании конституционных определений «достойной жизни» и «человеческого достоинства»): «Существует право умереть достойно, по-человечески, без лишних страданий. Здесь идет речь об уважении человеческого достоинства». Многие медики также говорят о том, что «эвтаназия – это милосердие»: «Вы видели когда-нибудь страшные мучения и боли, которые приходится терпеть множеству больных раком, инсультникам, парализованным?… Если да, вы поймете меня».

Итак, с точки зрения права и общественной морали, отношение к вопросу эвтаназии остается неоднозначным, несмотря на однозначное действие федеральных законов. Тем временем, безнадежные больные продолжают испытывать невыносимые страдания. Вполне очевидно, что проблема эвтаназии еще не раз заявит о себе, так как затрагивает не только их, но и всех остальных членов общества, так как касается основополагающего права – права на жизнь, свободу выбора и сохранение человеческого достоинства - даже в последние мгновения этого важнейшего аспекта человеческого бытия.

Эксперты согласны с тем, что в будущем возможно, будет найден компромисс между полярными точками зрения на эвтаназию. Ведь, как считает Ю.А. Дмитриев, уже сам факт ее законодательного запрета свидетельствует о том, что ее латентное применение в России приняло значительные масштабы. По его мнению, в дальнейшем клятва врача может измениться, и формулировка «никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии без законных оснований» будет более соответствовать реалиям и «принципам справедливости и правового государства» и не потребует изменений «в будущем, когда вопрос об официальном разрешении эвтаназии придется все же решать следующим поколениям юристов».

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
Румынский посол в России попросил почетный караул для "героев Сталинграда"
Румынский посол в России попросил почетный караул для "героев Сталинграда"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Глава "Христианского государства" раньше сидел за убийство
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
Называется "нашел": Навальный "списал" программу у Медведева
Как вести семейный бюджет в условиях кризиса. Советы специалиста
Порошенко предложили объявить АТО на всей Украине
Россиян предупредили, что за ними охотятся американские спецслужбы
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
На Кубани задержали семью каннибалов, убившую 30 человек
Российского миллиардера попросили держаться подальше от дворца князя Монако
Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
Пассажирам разрешили бесплатный провоз верхней одежды в самолетах
Экс-советник Буша: США проморгали угрозу Европе, сдерживая Россию
Средневековый монах подложил ученым свинью
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
Итоги выборов в Германии: перемен ждать не стоит