"Было страшно все время, я дышала будто через соломинку": история москвички, переболевшей COVID-19

Судя по обстановке на улицах российских городов, может сложиться впечатление, что страна победила коронавирус. Карантин и самоизоляция позади, все магазины, рестораны и учреждения работают в обычном режиме. Транспорт и торговые центры, улицы и парки полны людей, россияне живут полноценной жизнью, обычной в доковидные времена.

Но это обманчивое ощущение. Коронавирус никуда не исчез. Каждый день растет число заразившихся и погибших от COVID-19. Многие переболевшие сталкиваются с тяжелыми последствиями болезни. Желая предупредить об опасности, пациенты ковидных госпиталей делятся своими историями с друзьями и СМИ.

Анна, 37 лет

Я работаю в страховой компании в Москве. В офис всех вызвали из "удалёнки" еще в начале года. Мы два раза в день измеряли температуру, на рецепции всегда бесплатные маски с перчатками, санитайзеры в кабинетах, в столовой и других местах. Всё почти стерильно, поэтому cчитаю, что заболела я после концерта на первых майских праздниках. Первые признаки болезни, как при ОРВИ, появились уже к концу следующего дня после концерта. Я не ковид-диссидент. Среди моих знакомых к тому времени уже было много переболевших, есть и те, кто потерял близких, в основном, людей преклонного возраста. Это истории, которым я точно доверяю, а не байки из интернета. Тем не менее, я всерьез симптомы не восприняла и просто пила теплый чай, чтобы облегчить самочувствие.

Через 2 дня в гости зашла подруга, с которой мы были на концерте. Она нагрянула, как обычно, без звонка (у нас это нормально). Мое состояние не улучшалось, именно Лена убедила меня обратиться к врачу. Надо сказать, что Лена большая любительница таблеток и всяких БАД. Оказывается, перед концертом она пропила арбидол, принимает его и сейчас. Я даже посмеялась над ней — назвала ее "химичкой".

Врач пришел на следующий день, взял мазок, выписал арбидол и генферон — капли в нос. Сказал, что эти препараты есть в рекомендациях Минздрава по лечению COVID-19 и у меня скорее всего именно ковид. К тому времени я уже сбивала температуру, поднимавшуюся до почти 39 градусов. Пропало обоняние, наверное, и вкус, но меня жутко тошнило и о еде я даже думать не могла. В добавок не отпускала сильная головная боль, головокружение, слабость. На четвертый день болезни я купила препараты, а к концу дня пришел положительный результат теста, мне стало хуже может еще на нервах. Стал буквально душить кашель, появилась тяжесть и ноющая боль в груди. Снова вызвала врача. Вечером пришла Лена и, увидев, мое состояние срочно вызвала скорую.

Бригаду пришлось ждать почти 4 часа, мне стало страшно. Хорошо, что Лена была рядом. Как меня забирали плохо помню. Врач или фельдшер спрашивал, что принимала и когда, про непереносимость лекарств. Мы отвечали вместе с Леной. Доктор отругала, что прием лекарств я до сих пор не начала, а надо сразу, при первых признаках — ударной дозой противовирусного. Например, арбидол прямо действует на вирус, а не на симптомы, он хорошо изучен и безопасен. Сказала, что о профилактике мало кто думает. Маску носить и дома сидеть — недостаточно. Спросила, почему до сих пор не вакцинировалась. Мне так стыдно стало. Думала, какая же я дура, что так беспечно себя вела.

КТ показало почти половину повреждения легких. Я тогда не поняла, это плохо или жить буду. Долго не могли положить в палату, я ждала определения несколько часов вместе с такими же больными. По коридору проезжали каталки со стонущими и хрипящими людьми, некоторых прокатывали мимо тихо, без сознания. В итоге уже другая бригада перевезла меня в другой ковидный стационар. Там мне сделали ЭКГ, взяли кровь. И только через час определи в палату. Все это время я не могла спать, было жутко, везде много больных людей, кто-то кричит, перед глазами туман, я все время плакала.

Больница
 

На следующий день после капельниц температура более или менее стабилизировалась на 37,5, но ухудшилось дыхание, стало просто трудно дышать. Вдыхаешь со всей силы, набираешь легкие, но ничего не выходит. Было страшно все время, я дышала будто через соломинку. Видимо пришли не очень хорошие анализы, мне дали кислородную маску. Стало легче, но она сильно прижимается к лицу, через пару часов уже невозможно её носить от боли. Так я провела два дня на кислороде и капельницах. Затем, в качестве лечения мне предложили переливание плазмы крови переболевших кооронавирусом. Я готова была на все. В итоге эта процедура ничем не отличалась от обычной капельницы. Уже на следующий день я почувствовала значительные улучшения. А примерно через неделю меня выписали. Но я еще не восстановилась, чувствую слабость, не могу долго заниматься физическим трудом, даже просто гулять — быстро теряю силы, появилась одышка, как у курильщика. Лена говорит, что это "посковидный синдром", и с разными его проявлениями сталкивается до половины всех переболевших средне-тяжелой и тяжелой формами заболевания.

Я очень жалею, что не занималась профилактикой коронавируса всерьез. А Лена вообще не заболела, хотя контактировала с больной мной. Маски и дезинфектора явно недостаточно. Лечащий врач в больнице нам чуть не лекции читал и говорил, что, если бы москвичи принимали арбидол в качестве медикаментозной профилактики, это бы снизило заболеваемость и попадание в стационары минимум на 25%, а вакцинация исключила бы 90% тяжелых случаев заболевания.