Эпидемиолог Гундаров: от чего гибнут врачи при пандемии

Главный редактор "Правды.ру" Инна Новикова обсуждает с советским, российским врачом, доктором медицинских наук, кандидатом философских наук, эпидемиологом, специалистом по профилактической медицине Игорем Гундаровым последствия пандемии коронавирусной инфекции. Эксперт полагает, что принятые меры были нелецелесообразными.

Читайте начало интервью:

ОРВИ, ОРЗ и COVID-19

— Сейчас принято говорить ОРВИ. В советские годы говорили ОРЗ, потому что пневмонии могут быть не только от вирусов. Они — от кокков. Пневмококки, стрептококки. Пневмония может быть:

  • вирусная,
  • невирусная,
  • бактериальная,
  • кокковая,
  • грибки.

Поэтому правильнее говорить ОРЗ, ибо чтобы поставить ОРВИ, нужно точечно провести посев и разобраться, что здесь вирус. Поэтому лучше говорить ОРЗ — острое респираторное заболевание или острая респираторная инфекция. Так вот оказывается, что эта острая респираторная инфекция в тот год, который мы проанализировали, характеризовалась тремя волнами.

Каждый год три волны: октябрь, январь, март. Теорию нулевого пациента мы отметаем мгновенно. Оказывается, это каждый год бывает. Сейчас мы со страхом все закрыли и изолировали, а так бывает каждый год.

— Вы говорите про ОРЗ, ОРВИ, а в этом году мы говорим про коронавирус. Пусть это вирусная, но это болезнь с другими побочными действиями и совершенно с иным течением.

— Я говорю, что коронавирус — не больше 15%, или 10%. Остальные 90% — это некоронавирусные пневмонии. Это нам нагнали, у страха глаза велики. Мы сейчас кроме коронавируса ничего не видим. Большинство пневмоний сейчас некоронавирусные. И тяжесть такая же.

Врачи забыли, что такое крупозная пневмония. Она тяжелейшая, полиорганная. Она поражает все. Отсюда ужас какой! Начинают лечить пневмонию как вирусную, а там нужно антибиотики назначать. Нужно делать посев.

— Насколько я знаю, есть некие протоколы лечения коронавируса, в том числе антибиотиками.

— Это потому что умные люди. На всякий случай. А вирусы антибиотиками не лечатся. И если кто вам будет говорить, что вот сейчас мы откроем лекарство от вирусов — не откроют. Антибиотики — это специфическая терапия: кокковые, палочки. Против вируса такой терапии нет, ее не создали. Вирус открыли лет сто назад и до сих пор не нашли. Плюс он еще мутирует. Но я возвращаюсь к тому, что не надо вам следить, какой этиологии пневмония. Это наша задача. Для вас самое главное быть осторожным. Все пневмонии укладываются в пики. Разумеется, есть небольшой базовый уровень, а все подскоки — это три пика, три волны.

Статистика и опасность коронавируса

— Коронавирус вообще не нужно считать отдельно?

— Для науки даже двести видов коронавируса надо смотреть. А для вас не надо. Смотрите пневмонии.

— Смотрю новости. Были времена, когда в Москве заболевало по шесть тысяч человек в сутки. И даже восемь тысяч. Сейчас  — 600 человек. Вы считаете, что на это не надо обращать внимания?

— Нет, потому что если посмотреть, как считали коронавирус… Пройдет время, мы проведем разбор полетов, что натворили политики, заставив врачей плясать под их политическую дудку. Врачи забыли про этиологию, про многообразие факторов, вызывающих пневмонию. Мы не смотрим на вскрытия. Вскрытия делают, а нас не интересует. Вскрытие говорит, сколько там реально ковидных пневмоний, а там их мизер. Мы завысили число смертей раз в десять. Вот мы заносим в ковидные пневмонии…

— Завысили? Нас весь мир обвиняет в том, что мы существенно занизили число смертей, а вы говорите, что мы их завысили.

— Мы завысили раз в десять, а они завысили раз в шестьдесят. Я говорю про смертность. Потом мы сядем и разберем, кто нам втемяшил эту глупость все объяснять коронавирусом. Более того, врачам сейчас выгодно ставить коронавирус. За лечение одного больного с обычной пневмонией сколько в день получают больницы рублей? Тысячи четыре.

— А за коронавирусного больного?

— Если тяжелый больной — 200 тысяч в сутки.

— А что делать с тяжелым больным на 200 тысяч в сутки?

— Я тоже себе задавал этот вопрос. Я главный врач. У меня врачи получают 25 тысяч рублей. Я им говорю: ребята, ставим там, где возможно COVID. Желательно потяжелее. И вот тогда смотрите, врач, если он протянет, поставит диагноз COVID, а это значит тяжелую стадию нужно лечить три недели. Месяц я пролечу больного и себе двухкомнатную квартиру, 6-7 миллионов рублей.

— Вы считаете, что вся история с пандемией коммерциализирована? На самом деле это очень серьезное заявление с учетом потраченных бюджетов, средств, да и жизней людей.

— А с врачами что сделали? Отчего высокая смертность врачей? У Франсиско Гойи есть прекрасная серия рисунков под общим названием: "Сон разума рождает чудовищ". Сейчас эпидемия сна разума у человечества. Эти страшные чудовища одеты в противочумный резиновый костюм, который не пропускает воздух. Восемь часов в день мочиться в памперсы. Отсутствие вентиляции, тепловые удары.

— Вы считаете, что это неоправданный риск?

— Неоправданный.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...