"Лига защитников пациентов": люди умирают в больницах и вне больниц

О том, когда нужно вызывать врача заболевшему, и нужно ли это делать вообще, рассказал главному редактору "Правды.ру" Инне Новиковой президент общественной организации "Лига защитников пациентов", эксперт РАН, член Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации Александр Саверский.

COVID-19 в регионах: Власти дезинформируют народ

Читайте начало интервью:

Думайте сами, решайте сами

— Когда заболевший обнаруживает у себя признаки COVID-19, начинает метаться: звонить, не звонить врачу. Многие говорят: "Не дай бог, заберут в больницу, там сразу же умрёшь". Что делать в этом случае?

— Если у человека нетяжёлое состояние, ничего особо делать не надо. Лечиться, как при обычном ОРВИ: отлежитесь, пейте больше тёплого. Важно следить за своим состоянием. Если оно динамично ухудшается (даже в течение суток), то нужно обращаться в скорую и говорить о своих симптомах. В таких ситуациях, думаю, место для вас найдётся, потому что если человеку нужна реанимация, то её будут искать. В остальных случаях не могу рекомендовать обращаться к врачам, потому что подхватить в этой ситуации тот же самый COVID — реальная опасность. Но границу вы определяете сами. Врач вам помогает уже на тех этапах, когда вы понимаете, что не управляете ситуацией.

— Сын известной ведущей оставался дома, никуда не обращался, пытался сам вылечиться. Когда скорая всё таки приехала, было поздно: он умер.

— Люди умирают и в больницах, и вне больниц. Они умирают и без этого вируса, они умирали до этого и будут умирать. К сожалению, все мы смертны. Делов том, что на данный момент летальность пока ещё не выглядит ужасающей практически нигде в мире, если считать корректно. Просто обратите внимание на терминологию. Объявляют: "Сегодня заболевших 10 тысяч". Подождите, это выявлено 10 тысяч, а заболевших может быть миллион.

Да, люди болеют, кто-то из них умирает, но мы при каждом ОРВИ так живём, потому что нас обычным ОРВИ болеют 15-20 миллионов человек ежегодно. Если мы решили, что при каждом ОРВИ будем сидеть по домам, давайте договоримся об этом.

Я так возмущён, потому что власти вдруг решили не опираться на санитарно-эпидемиологическое законодательство с его карантинами. У нас карантинов нет, а есть некая самоизоляция. Сейчас мэр Москвы придумал какое-то самосохранение, говорит: "У нас режим самосохранения". На самом деле режима хорошего карантина нам бы вполне могло хватить. Зачем они ввели режим повышенной готовности, превысив свои полномочия? Ведь правительство его не ввело, тем самым сказав, что "мы не признаём того уровня угрозы, который нужен для введения режима повышенной готовности". А мэр почему-то решил, что это то, что нужно, но только это не его полномочия. Когда начинаешь выдумывать режим на ходу, получается глупость, о которой сейчас анекдоты пишут. Не использовано законодательство, которое создано с холодной головой:

  • протоколы,
  • СанПиН,
  • ОСТы,
  • ГОСТы.

Это было разработано специально для таких случаев.

— Вы советуете больше пить, лежать и не беспокоиться. Но врачи говорят, что нельзя запускать, надо сразу же звонить, проблема в том, что поздно сообщают о болезни. Мол с другими болезнями можно лежать дома, а с COVID надо обращаться сразу.

— Надо обсуждать каждый конкретный случай. Когда я заболел в феврале, не стал обращаться к врачам. Болел 2 месяца, пару дней была температура, а потом хрипы, сипы и так далее. До сих пор у меня такого не было. Тогда уже во всём мире была эпидемия коронавируса, поэтому вполне возможно, что это был он. А может быть, и нет. Неважно. Вирус, он и есть вирус. Я разговаривал с серьёзным, известным патологоанатомом. Он говорит: "Мы не знаем, почему одни люди умирают, а другие нет. Скорее всего, это генетика". Но что мы знаем о генетике, чтобы определить, кто из нас выживет в этот момент, а кто нет? Поэтому с медицинской точки зрения, если вы считаете, что вам нужен врач, — обращайтесь к врачу.

Я решил, что мне в феврале-марте врач был не нужен. Я очень непросто перенёс это состояние, но пока жив. Кто-то, увы, действительно затягивает с вызовом врача. Я знаю врачей, которые продолжали работать в состоянии, когда уже нужна была медицинская помощь, и они очень тяжело болезнь перенесли, кто-то из них даже погиб, к сожалению. Вот это человек должен решать сам.

Оптимизация — пессимистичный процесс

— У меня знакомые недавно вызывали скорую, с давлением 135 на 85, в пол-одиннадцатого вечера. Я, когда узнала об этом, говорю: "А вы не боитесь, что к вам приедут, вирус привезут?" А кто-то с давлением 190 на 120 считает, что всё хорошо, просто выпьет таблеточку. Когда нельзя вызвать врача, важно иметь возможность хотя бы позвонить, чтобы врач сказал, что тебе делать. Были ситуации, когда в скорую звонишь, и они хоть какой-то совет дадут, скажут, что не надо вызывать врача. Проблема в том, что нет возможности получить оперативно функциональную помощь, к сожалению.

— Проблема связана с плохим менеджментом, плохой организацией. Это ещё одна ошибка, которую допустило здравоохранение. Мы абсолютно не готовы к эпидемии, ни по каким параметрам. У нас и служба сработала плохо, и здравоохранение к этому совершенно не готово, мощностей нормальных нет: мы досокращались, дооптимизировались дальше некуда. В Москве, как в Италии, количество коек было. Если бы не федеральные учреждения, то у нас действительно могли быть серьёзные проблемы. Но я ещё раз говорю, что паники быть не должно. Эта штука не такая страшная, как нам пытались всё это время с экранов телевизора и через Интернет внушить. Главное — не паниковать и принимать решение с холодной головой.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...