Профессор Петр Яблонский: стоит воздержаться от профилактики COVID-19

Директор Санкт-Петербургского НИИ фтизиопульмонологии, главный торакальный хирург Российской Федерации Петр Яблонский объясняет, почему следует воздержаться от рекламируемых средств против коронавируса — антибиотиков, бактериофагов и прочих медикаментов. Чем хороша дыхательная гимнастика и почему она не является панацеей.

Читайте начало интервью:

Что вы скажете о препаратах, которые принимают ради профилактики ОРВИ? Мне в аптеке, например, посоветовали купить "Тамифлю".

— "Тамифлю" — препарат, который хорошо себя зарекомендовал при птичьем гриппе. Мы это видели у реанимационных больных. Но лекарство должно быть адресным. Не бывает это от живота, это от головы, а это от всех ОРВИ. ОРВИ не надо лечить антибиотиками, как не надо сбивать температуру. Эти хрестоматийные истины мы, причем не сговариваясь, транслируем в эфир регулярно. Мы точно знаем, к чему приводит, допустим, в сфере антибактериальных препаратов, так называемое профилактическое лечение. Мы вырастили лекарственно устойчивые микроорганизмы. У нас описаны случаи практически тотальной лекарственной устойчивости. Ни один из существующих антибиотиков не способен убить какой-то конкретный микроб. Чаще всего это стафилококки. Кстати, такая же проблема сегодня есть в туберкулезе. Лекарственно устойчивые формы туберкулеза доминируют в структуре госпитальных больных. Рассчитывать на то, что одно лекарство, которое придумают от одного вируса, будет эффективно при другом — это "надежды юношей питают". Это детская мысль. К сожалению, нельзя не обратить внимание на коммерческий интерес компаний, которые хотят увеличить прибыль и продают препараты под маркой борьбы с COVID.

Ни одного исследования, свидетельствующего о том, что "Тамифлю" помогает при новой коронавирусной инфекции, на сегодняшний день нет.

Бактериофаги

— А что вы скажете про бактериофаги: поливалентные, стафилококковые, стрептококковые? Они эффективнее антибиотиков?

— Это очень интересное направление. Советский Союз когда-то был чуть ли не мировой Меккой этих исследований. Такие школы остались ныне в Москве, в Тбилиси. Очень активно интересуются бактериофагами наши западные коллеги. Кстати, онкологи. Я имею честь состоять в ряде очень сильных научных комитетов Российской академии наук и даже составлял научный доклад о возможности бактериофагов в лечении онкологических заболеваний. Это направление перспективное, но чрезвычайно трудоемкое. Дело в том, что бактериофага как "фага", то есть некая структура, которая будет пожирать все, что она видит, такого не существует вообще. Его надо воспитать, его надо вырастить под каждый конкретный микроорганизм. И второе, что очень важно, очень быстро развивается резистентность к этим фагам. Поэтому нужно программировать создание первого, второго, третьего, восьмого поколений на какой-то очень короткий промежуток времени. Их эффективность в ряде исследований таким образом снижается до 18%. То есть если вначале она близка к 100, то уже буквально через 3-4 дня она становится 50, 40, до 18%. Это очень трудоемко. Когда-то мы, может быть, создадим такой фаг. Но на сегодняшний день его не существует.

— Есть препараты, которые продвигают в маркетинговых целях как естественные антибиотики. "Цитросепт" — косточка грейпфрута, которую позиционируют как очень сильный противовирусный, антибактериальный и безвредный препарат. Что скажете о такой профилактике?

— Я улыбнулся, но под маской этого не видно. Дело в том, что наш институт профессионально занимается поиском новых молекул и выводом на рынок новых лекарств. Хочу сказать, что мы имеем положительный опыт. Мы 25 лет потратили и вывели на рынок новый лекарственный препарат для лечения больных туберкулезом. Для этого мы тестировали более 120 молекул. В результате выяснилось, что два из них имеют более или менее перспективную антибактериальную активность. С одним препаратом работали пятнадцать лет, и из него получилось лекарство. Это так называемый лесной мох, из которого мы вместе с нашим Химфармом, химико-фармацевтическим университетом, выделили перспективное вещество, которое сегодня исследуется. Это эмпирический поиск активных веществ. Что такое лечение якобы активными веществами? По сути это недозированная химиотерапия, даже в том случае, если эффект со временем будет доказан. Я, как сторонник традиционной, вернее, нетрадиционной в этом смысле, доказательной медицины, категорически против рекомендаций такого рода, потому что:

  • никаких доказательных исследований об эффективности таких препаратов нет,
  • мы не знаем, что будет при избыточном употреблении этих продуктов в пищу,
  • в конце концов, может быть токсический эффект.

Все должно пройти жесткое горнило клинических испытаний. Мы знаем много недостатков современной доказательной медицины: дороговизна, длительность, затратность на всех этапах и так далее. Но все-таки это безопасно для людей. Пользоваться надо тем, что уже прошло апробацию.

Дыхательная гимнастика

Дыхательная гимнастика Стрельниковой излечивает чуть ли не разные болезни легких. Насколько дыхательные гимнастики могут помочь в нынешней ситуации?

— Первый культурный шок я пережил, когда я еще был клиническим ординатором. Это было во Всесоюзном НИИ пульмонологии здесь в Петербурге, тогда в Ленинграде, на улице Рентгена, 12. Был такой популярный метод дыхания по Бутейко. Так случилось, что он когда-то давно сотрудничал с этим институтом. Я видел еще не опубликованные рукописи. Начитавшись, я под впечатлением бегал по всем своим менторам, консультантам, и говорил: "Что же вы тормозите? Вот оно — спасение!" Но тот метод себя не оправдал. Там большое внимание уделялось продуктам питания, что можно, что нельзя, что углубляет дыхание, что повышает дыхание и так далее.

К дыхательной гимнастике как к элементу физкультуры я отношусь очень и очень хорошо. Как оперирующий пульмонолог, я знаю некие физиологические особенности работы легких, действительно это орган с колоссальным потенциалом.

Эта эпидемия уже продемонстрировала нам ряд возможностей позиционной гимнастики. Я говорю сейчас о прон-позиции, когда пациента переворачивают на живот и видят на мониторе, на пульсоксиметре видят увеличение оксигенации просто на глазах по восходящей.

Это говорит о том, что разные участки легких по-разному участвуют в акте дыхания и, разумеется, в оксигенации.

Если обращаться к нашему слушателю, мы все понимаем, что существует закон гравитации. Кровь — это не воздух, она имеет тяготение к земле большее, чем воздух. И если мы сидим, то большая часть крови омывает нижние участки легких. В меньшей степени омываются верхние участки легких. Значит мы можем предположить, что этот вентиляционно-перфузионный дисбаланс, как он называется на научном языке, неизбежно приводит к тому, что какая-то часть легкого легкотрудничает, а какая-то работает с перегрузкой. И именно поэтому все элементы гимнастики, в частности, по Стрельникову… Я не хотел бы кого-то обидеть. Есть длинный список авторов, которые рекомендуют свои методики. Они действительно позволяют активизировать или, скажем, по-другому перераспределить нагрузку на свои легкие. В принципе, это полезный метод, но не следует его возводить в абсолют и в ранг спасительного.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Отказ от ответственности: этот контент, включая советы, предоставляет только общую информацию. Это никоим образом не заменяет квалифицированное медицинское заключение. Для получения дополнительной информации всегда консультируйтесь со специалистом или вашим лечащим врачом.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Как защитить легкие от пневмонии – профилактика