Эпигенетик: органы у всех людей одинаковы, но работают по-разному

Пассионарность в переводе — страсть. Но что первично: рождается человек, движимый страстью к изменению жизни, или природа создает такие условия, что появляются такие люди? У всех людей органы — одни и те же. Почему они у разных рас несколько отличаются и работают по-разному?

Как победить фобии и найти себя и свое счастье?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал военный врач, психолог, исследователь в области эпигенетики Александр Литвин.

Читайте начало интервью:

Эпигенетика: человек — большая флешка

Теория пассионарности

— Александр Богданович, вы сказали, что наша задача улучшать свою генетику позитивным отношением к миру, но в то же время большинство людей — ведомые, то есть ничего не могут изменить. Грубо говоря, 80 процентов — это болото, а десять процентов — арьергард. Поэтому получается, что изменить что-то могут только избранные, только маленькая часть человечества, а все остальные будут жить так, как складываются обстоятельства, куда их поведут или кривая выведет.

— Я надеюсь, что многим зрителям известен мыслитель, ученый Лев Гумилев. Есть такая теория пассионарности, пассионарность в переводе значит страсть.

И здесь возникает вопрос, что первично: рождается человек, движимый страстью к изменению парадигмы жизни, или сама природа создает такие условия, что на свете появляются такие люди. Я склонен к мысли и с Гумилевым абсолютно согласен, что это взаимосвязано.

Если посмотреть на историю человечества, то мы можем увидеть, что есть период войны, есть период мира, есть период расцвета, есть период упадка. Есть время создавать, есть время разрушать. Допустим, была Эллада, Древняя Греция, было очень красиво, красивые храмы, человек стоял во главе угла, делали очень красивые статуи, очень много творчества было вложено в камень.

А потом наступила совершенно другая эпоха, все это было разрушено. Из этих красивых храмов построили совершенно непритязательные какие-то вещи, все забыли.

Потом наступило Средневековье, люди начали сжигать друг друга за какие-то идеи. А потом вдруг родился Джотто. А потом Рафаэль, Да Винчи и другие.

Внезапно появляется человек, который меняет наше мировоззрение. И опять человек встал во главе угла, и опять мы увидели то, что мы можем творить, что мы — творцы, и мы реально становимся другими.

То есть природа настолько циклична, что сначала появляется человек, который раньше всех чувствует тенденцию изменения, и появляются такие люди — гении.

Главное — человек

Они могут быть злыми гениями, они могут быть добрыми гениями. Если бы, допустим, кто-то из великих диктаторов, узурпаторов и кровавых правителей родился в период того же Возрождения, возможно, он был бы, допустим, хорошим художником. Но, когда в свое время Чарльз Дарвин отправился на своем маленьком кораблике "Бигль", он ведь совершенно не задумывался, что он даст некую дорожную карту Ницше или Гитлеру, он вообще об этом не думал.

— Но Дарвин же потом отрекся от своей теории.

— Да. Он в первую очередь смотрел на животный мир.

Но Дарвин выдал такую вещь, что выживает сильнейший, и научно обосновал это через наследственность. А некий Стюарт в Великобритании, практически современник Дарвина, эту идею подхватил.

Мы о нем мало что знаем, но мы знаем, что Ницше хорошо это использовал. Но вначале все-таки был Стюарт.

Ну а дальше доехали, мы, в общем-то, и до фашизма доехали по большому счету, потому что принцип, что выживает сильнейший, был распространен и на людей.

Чем закончилась вся эта цикличность? Она закончилась двумя мировыми войнами. И за очень короткий период — с 1900-го по 1945-й — мы реально попали в такое время, что потеряли эмпатию, мы перестали чувствовать друг друга.

И людям, в большинстве своем, уже далеко не интересны были какие-то вещи, связанные с человеческими эмоциями. А вот зато очень многим стало легко убивать. Тем более, что есть определенная теория, обосновывающая это.

Хотя, в общем-то, Дарвин лично здесь ни при чем абсолютно, он так далеко в своей теории не заходил.

И слава богу, что это была только теория, дополненная другими, но так и не доказанная. Но дело в том, что теория стала законом с 1900 года по 1945-й. Периодически бывает, что ложная теория становится законом.

Цикличность истории

— Вы говорите о цикличности в истории, но она развивается по-разному в разных странах и на разных континентах. Хотя локальные явления все равно влияют на другие места и мир в целом. Это процессы очень сложные и взаимосвязанные.

— Да, они совсем непростые.

— Где-то идет расцвет, развитие или наступает стабильность, а где-то — закат или кризис, и они сплетаются, меняются…

— И это тоже циклично, потому что мир не одинаковый совершенно, условия разные, ментальность у нас разная, мы рождены в разных широтах.

Все люди разные: физиология доказывает

Человек, рожденный в южных широтах, будет отличаться от человека, рожденного в северных широтах. Не только в плане ментальности, а в плане даже физиологии, мы настолько разные.

Я изучал физиологию, встречался с разными типами людей, с разными расами, поэтому понимаю, что есть и физиологические отличия.

— Но органы-то у всех одинаковые?

— Органы-то одинаковые, только функционируют они по-разному.

— А что, у кого-то сердце стучит не так? В Африке, например, у людей другой пульс?

— Везде по-разному.

В разных местах у людей разная длина кишечника, разное количество ворсинок в бронхиальном дереве.

Если, допустим, вы вдохнете воздух при минус сорока, то в корнях легких у вас также будет близкая к этому температура. А у человека, который генетически много тысяч лет прожил на Крайнем Севере, температура в корнях легких будет уже примерно около нуля.

Но при этом они страдают туберкулезом в большей степени, чем люди, которые рождены в южных широтах, потому что за счет этих ворсинок и микрокапилляров, микрососудов, которые прогревают этот воздух, микробактерии с трудом откашливаются.

Я очень много лет проработал в медицине, в том числе в районах Крайнего Севера, на Чукотке, например. И поверьте, у нас разная физиология.

— Ну я знаю, что жителям Чукотки нельзя принимать "огненную воду".

— Это тоже связано с тем, что их физиология совершенно другая, допустим, у нас обмен углеводный, у них обмен жировой.

На заре советской власти решили подготовить национальные научные кадры и лучших чукотских детей отправили в Санкт-Петербург учиться. Их обеспечили хорошим жильем, хорошим питанием с точки зрения человека, рожденного в средней полосе России, но, к сожалению, многие из них погибли. И это связано именно как раз с тем, что мы разные.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев