Раскольники приговорили Церковь к смерти

Церковный раскол в наши дни — не просто страницы учебника истории. В интернете весьма велика вероятность встретить собеседника, который начнет убеждать тебя в том, что "истинная Церковь Христова" — это он и есть, а те, кто называет себя митрополитами и патриархами, суть "смердящие трупы". Чем привлекательны для людей такого рода религиозные группы?

О том, почему через интернет-общение некоторые люди вовлекаются в расколы, "Правде.Ру" рассказали церковные деятели, которые одновременно являются популярными блогерами.

Протоиерей Димитрий Карпенко, руководитель сектора "Методология и практика миссионерской деятельности" Синодального Миссионерского отдела:

— Я бы не стал говорить о том, что "православные воцерковленные люди" уходят в раскол, потому что когда мы так говорим, то может показаться, что это целое массовое движение по уходу в раскол "православных воцерковленных людей". Но в раскол, к сожалению, некоторые люди уходят, их можно пересчитать по пальцам — возможно, что даже одной руки. Совершенно другая ситуация тогда, когда в раскол уходит человек, с которым реально, либо виртуально общался, проникся определенной симпатией и от этого, конечно, в сто крат горестней воспринимать подобные отпадения от Церкви.

Почему это происходит? Видимо в каждом отдельном случае свои собственные предпосылки к тому, чтобы это произошло, но все же есть, видимо и главный знаменатель — неверие в Церковь. Людям хочется жить в "церкви своей мечты", а не в той исторической Церкви, которую Бог нам дает здесь и сейчас.

Увы, но несколько "громких" отпадений в раскол были так или иначе связаны с интернет-общением. Очень быстро любой провокации, которая выплескивается на нас посредством средств коммуникаций, мы придаем неподобающее значение и даже тогда, когда провокация опровергнута, определенные внутренний настрой уже сформирован, что, собственно и является целью любой провокации (как в известном анекдоте про ложки).

Но нельзя сказать, что только Интернет сыграл здесь свою роковую роль, мы же не знаем какую роль здесь играли другие средства коммуникации, например — мобильные телефоны, журналы, газеты. Конечно, интернет дает много преимуществ, но в тоже время создает и свои сложности, когда некоторые вещи, имеющие в реальной жизни микроскопическое значение, в жизни виртуальной принимают несоразмерно гипертрофированные формы.

Читайте также: Раскольники выступают единым фронтом

Аркадий Малер, член Синодальной библейско-богословской комиссии,

член Комиссии по вопросам противодействия церковным расколам и их преодоления Межсоборного присутствия Московского Патриархата:

— Прежде всего, я считаю проблему ухода в раскол современных прихожан надуманной — я не вижу хоть сколько-нибудь заметного явления ухода православных прихожан в раскол, если не считать отдельные маргинальные случаи, которые были и будут всегда. Я вижу обратную проблему "неприхода" людей в Православную Церковь, как атеистов, так и тех верующих, кто выбирает другие религиозные организации, потому что именно они, а не Православная Церковь, вовремя на них повлияли.

Если какие-то православные воцерковленные люди уходят в раскол, то это, как минимум, означает, что они были недостаточно православными и недостаточно воцерковленными, а лишь делали вид, используя определенный арсенал стереотипов, позволяющий считаться таковыми. Я не знаю ни одного интересного, реально "алчущего и жаждущего правды" человека, который бы ушел в раскол из Русской Православной Церкви. Как правило, это довольно незрелые и нетрезвые умом люди, которых легко сбить двумя-тремя примитивными аргументами.

Если же на эту нетрезвость накладывается известная гордыня, то эти люди не только становятся сторонниками расколов, но и их лидерами. Поскольку расколов много, то и мировоззренческих мотиваций у уходящих в раскол, если они у них вообще есть, тоже много, но все-таки можно обнаружить один общий знаменатель всех этих уходов в наше время — это желание чувствовать себя диссидентом в мире конформистов, быть "особенным", "избранным", "эксклюзивным", и если уж быть в какой-то юрисдикции, то только не в господствующей, а уж идеологическое обоснование этой мотивации у каждого может быть своё - для кого-то Церковь слишком "либеральна", для кого-то слишком "архаична", для кого-то слишком "националистична", для кого-то слишком "космополитична" и т. д., то есть психологии здесь больше, чем идеологии.

Читайте также: В православии появились свои "ваххабиты"?

Раньше, когда Русская Православная Церковь только возрождалась, в конце 80-х — начале 90-х, то причастность к ней ещё создавала у человека иллюзию этой избранности, но сегодня, когда православными называют себя большинство граждан, эта иллюзия исчезает и такие люди начинают, что называется, "подыскивать себе раскол". Те же из них, кто ещё не вышел из Церкви, оказываются в "криптораскольном" состоянии, шантажируя церковные власти тем, что если их видение Церкви не будет принято, то они уйдут в настоящий раскол.

И вот тут происходит самое ужасное — заигрывая с ними, Церковь, во-первых, только укрепляет их в своей правоте, а во-вторых, сама же с ними ассоциируется и становится непривлекательной для большинства нормальных людей, которым чуждо сектантское сознание. Между тем, их шантаж не имеет за собой никакой силы. Обратите внимание, что после осуждения епископа Диомида в 2008 году никакого широкого движения "диомидовцев", никакого большого, так называемого "народного" раскола не состоялось, более того, многие из тех, кто его поддерживал, вообще о нем забыли, и это означает то, что никаких серьезных раскольных настроений среди прихожан Русской Церкви нет — есть такие настроения лишь среди нескольких маргинальных групп, которые бы хотели всю Церковь сделать маргинальной.

Поэтому лично я считаю, что хотя Церковь, конечно, должна думать о тех, кто ушел из неё и пытаться предотвратить эту катастрофу, все-таки больше она должна думать о тех людях, кто ещё не пришел в саму Церковь, кто проходит мимо храма и боится в него зайти, потому что воспринимает его как секту. Иначе получается, что единицы тех, кто готов с удовольствием уйти в секту, становятся большей проблемой для Церкви, чем миллионы тех, кто очень боится оказаться в секте.

Игорь Гаслов, смотритель блогового сообщества "Устав":

— Мы очень часто сталкиваемся в жизни с таким явлением, как уныние. Именно от уныния многие меняли свое место жительства. Именно от уныния люди уходят в виртуальное пространство. Именно от уныния люди бегут и из жизни.

Уход в раскол — явление ровно того же порядка. Люди, столкнувшись с человеческими ошибками и несправедливостью в церковной жизни, часто унывают. И это влечет тот же самый уход. Уход вовсе из веры, как уход из жизни, или уход в мнимые "церкви", как бегство в новое место жительства. И в современном мире, мире "победившей виртуальной реальности" это можно сделать значительно проще, чем раньше. Достаточно "установить общение" со своими новыми братьями посредством
того же Интернета. Но даже если пресечь общение с раскольниками в сети Интернет, мы все равно не пресечем самой причины ухода в раскол. Ведь кроме Интернета останется телефон, почта, наконец возможности личных встреч. Можно отсекать эти "инструменты" один за одним, но все равно люди будут унывать и бежать от проблем.
Что страшнее — уход в раскол или вовсе потеря веры, при том, когда человек видимо все же остается в Церкви, а зачастую является даже священнослужителем? Думаю, ответ здесь очевиден. Говорить о борьбе с расколом и с причинами толкающими людей в него, это говорить прежде всего о борьбе с унынием, также часто подстерегающим человека в церковной жизни, как и в обычной "бытовой" ситуации.

Читайте также: Феномен современной опричнины

Мария Сеньчукова, кандидат философских наук, заместитель главного редактора портала "Православие и мир", преподаватель религиоведения:

— Интернет-общение зачастую играет роль типичного искушения. Есть чудесный святоотеческий совет: "Всех люби и всех бегай". В интернете, увы, мало и любви, и "бега".

Разумеется, никакое интернет-общение само по себя человека в раскол не вытолкнет. Нужно большее.

Воцерковленные люди уходят в раскол, когда сталкиваются в Церкви с чем-то, что их не устраивает, а ответа на проблему не находят. Скажем, беспокоит человека проблема экуменизма, видит он проявления экуменизма в нашей Церкви — а на его беспокойство, на боль его сердечную, ответа нет. Или то же "сергианство", изломанная церковная политика, подчинение Церкви государству. Или аморальность клириков.

Ну и конечно, нельзя сбрасывать со счетов несовершенство человека. На прошедшей богословской конференции "Жизнь во Христе" отец Владислав Свешников во время обсуждения одного из докладов заметил, что за уходом в раскол часто стоит просто гордыня.

Тут стоит обратить внимание на то, что в интернете возникает еще одна проблема: когда человек стоит на краю раскола, его начинают "обрабатывать, подпитывать все его сомнения, уныние, ту же гордыню… Я не знаю, действуют ли раскольники организованно или хотя бы намеренно, но это производит очень тяжелое впечатление, как будто в капкан загоняют.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times: Путин снова сделал американцев дураками
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Болгария предложила России отремонтировать 15 "МиГов"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times: Путин снова сделал американцев дураками
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Посол Польши на Украине: Россия — наш общий враг
Красное колесо: Солженицына увековечили не вовремя
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Россия запретит Западу присваивать Луну, Марс и астероиды
Нет сдачи: Россия не может нанести МОК ответный удар
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Посол Польши на Украине: Россия — наш общий враг
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Максим Шевченко: "Они предпримут все попытки сорвать ЧМ-2018"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры