Автор bratkov

Раскрытая тайна

Раскрытая тайна

Посвящается о. д. А.

– Много говорят про тайну “Антихристова числа” из Апокалипсиса, обнаруживают его то там, то здесь.  А что вы думаете, после 665 надо сразу ставить 667, что ли?   Но вот у о. Андрея Кураева я прочел такое суждение, что тайны тут никакой искать не надо: число появится в открытую, ни от кого не прячась, обозначая собой безбожие и зло, и люди послушно пойдут за ним.  Как так?  После одного случая я убедился, насколько это реально.
Я вел машину по широкой городской магистрали.  Грузовики, пешеходы, светофоры, – сами понимаете.  А тут вдобавок несуразный разговор.  Вез я одну свою молодую знакомую: попросила меня срочно подвезти ее по каким-то своим непростым делам.  Женщина, знаете ли, из таких… легко возбудимых.  С обостренной реакцией на раздражители.  К тому же тогда в ее жизни был очень трудный период… ну, не в этом дело.  Вот сидит она рядом со мной и объясняет мне все насчет “числа зверя”, где и как оно закодировано, особенно в компьютерах, и что из этого получается.  Я помалкиваю: спорить без толку, а соглашаться – грех.  Неприятное положение.
Тем временем она уже толкует мне про Иоанна Богослова, что-де он видел 666 как 999 вверх ногами, а это как раз тысяча без единицы, и всякие отсюда глубокомысленные выводы.   Тут я заметил безо всякой задней мысли, что Иоанн Богослов цифры писал буквами, примерно как мы сегодня по-церковнославянски, а арабские цифры вошли в употребление только через тысячу лет с гаком.  Сделал я это, по-видимому, напрасно, потому что в ответ моя спутница с абстрактных материй резко переключилась на мои конкретные грехи, подлинные и мнимые, и стала их перечислять голосом, близким к истерике.
Вот ведь напасть.  Веду машину, слежу за дорогой, молчу.  Глядь, впереди меня микроавтобус, а у него на номере три шестерки подряд.   Я за ним.  Он в левую полосу, и я туда же.  Смотрю, она смолкла, губы стиснула, побледнела.  Что ж, думаю, пойдет ей на пользу: чем пустословить, пусть-ка себе поразмыслит.  Так и держался за этим номером сколько мог, а тут скоро и приехали.  Выходит она из машины и говорит мне: “Спасибо… я не знала, что вы такой жестокий человек”.
На всю эту историю я тогда ни малейшего внимания не обратил и тут же забыл о ней.  А как прочел про явное “число зверя”, что люди свободно за ним последуют, тотчас же и вспомнил.  И стыдно стало до ужаса.
Теперь непонятно, что делать: надо просить у нее прощения, но она с тех пор мне этого случая в вину не ставила и вообще никак не подавала виду.  Может быть, она тоже забыла?  Такие люди, слава Богу, легко забывают неприятности; напоминать о них – только вредить.  Но я-то буду помнить.


“Психология нищего”

– Ты что же теперь, каждое воскресенье в церковь ходишь?
– Да, в общем-то… и накануне… и другие праздники есть… и по будням стараюсь…
– Вот это да!  Со всей семьей?  А вы поститесь?  Или поститься теперь не нужно? Исповедуешься священнику?   А старшего вы в православную школу отдали?  Ты и в ангелов, и в бесов веришь, или только в Бога?  А с женой вы ругаетесь?  Курить ты что, бросил?  А вина тебе можно?  Библию читаете?  А Жития Святых?…
Друзья недаром обстреливали Сергея вопросами.  Собравшись вместе впервые за несколько лет, они не могли узнать своего старого приятеля.  Сергей С., как и многие другие, был крещен в детстве благодаря настойчивости “отсталой” бабушки, но пионерские годы его прошли в полной изоляции от Церкви.  Позже, в девятом классе, когда душа, словно птенец, ломает тесную скорлупу детства и выходит в жизнь, что-то переменилось: пушкинская строка “Ум ищет Божества, а сердце не находит”   засела у него в памяти.  Как разсказывал Сергей, его особенно поразило, что поэт, написавший ее, был почти что его сверстником…  В те годы в школах еще невозможно было говорить о Боге, но учительница, скорее молчанием, чем словами, дала ему понять, что он подошел к рубежу какой-то глубокой и удивительной тайны.
Сергей обзавелся Евангелием и стал время от времени заходить в храм – прислушивался, приглядывался.  Прошло несколько лет; он узнал, как устроен круг богослужений, стал различать сюжеты икон, мелодии стихир и ирмосов, научился к месту (а иногда не к месту) уснащать свою речь цитатами из Св. Писания.  Окружающим все это очень нравилось.  В стране наступило время перемен, и Сергею было приятно, что он “попадает в струю” – но не более того.  Учеба, работа, женитьба, ребенок – дел и забот хватало с избытком.
– Ты ведь давно религией интересовался, еще со школы, помнится.  Но всегда был как все, свой парень…
– Я и сейчас не чужой.
– Не обижайся, не в том дело.  Мы сколько лет с тобой друзья?  Странно смотреть на тебя: с виду ты как и был, а на самом деле что-то с тобой случилось. Событие, что ли, какое-нибудь редкостное? Или, может, чудо?
– Вся наша жизнь – чудо… – протянул Сергей, не замечая усмешки собеседника, – а событие пожалуй что и было, только не редкостное, а самое обычное: мы поспорили с Лилей о “психологии нищего”.  Помните Лилю?
– Еще бы… На первой парте сидела… Где она, кстати, кто-нибудь знает? Что-то ее не видно – не слышно…
– Были мы как-то у них в гостях: сидим, разговариваем о том – о сем, все больше о делах.  Муж у нее как раз стал серьезные деньги зарабатывать: купили, как водится, новую квартиру, мебель, всякую всячину...  Да я и сам тогда на новую работу перешел, на жизнь хватало.  Но тут я что-то сказал про магазин у нас на углу, где продукты попроще и подешевле, и Лиле это ужасно не понравилось.  Она так через весь стол на меня посмотрела, будто я ее обхамил, и говорит: “Это что еще такое?  По-моему ты можешь себе позволить покупать продукты в дорогом магазине.” Я удивился и говорю: “А зачем?”  Тут ее прямо затрясло: “Стыдно, Сергей.  У тебя психология нищего!”
Я, помнится, растерялся тогда. Никогда особо об этом не задумывался, а тут такой напор…  Может быть я не прав?  Может и впрямь есть чего стыдиться?  Может, надо смотреть на вещи по-другому?  И жить по-другому?…  Я хотел ей сказать, что нет у меня никакой психологии нищего, что я такой же, как все, и в магазин за продуктами хожу просто так, куда придется, открыл было рот, запнулся и сказал почти безсознательно: “Блаженны нищие духом, яко тех есть Царствие Небесное” .
Как она смеялась!  И про Царствие Небесное кое-что добавила, чего я повторять не стану.  Но зато обиды не осталось и следа.  Разстались мы в тот вечер друзьями, как всегда, и она обещала: “Обязательно с тобой еще поговорим про нищих духом и все такое прочее. Я тебе все-все объясню, вот увидишь!”  И мне, признаться, самому не терпелось узнать, что она мне такое скажет.
– Ну, и что же она тебе сказала?
– Она ничего не сказала.  Она умерла.
– Да ты что!?…
– А вы разве не знали?  Рак.  Всего четыре месяца. Тогда, в крематории, я в первый раз сознательно осенил себя крестом – не для вида, не вслед за другими, а от страшной ясности ее последнего безмолвного аргумента в нашем споре… Она весело смеялась над Небесным Царством, – и что же предлагала она взамен?  То немногое, что от нее осталось, лежало передо мной в открытом гробу.  “Что убо чаю и на что надеюсь?…” Если в моей психологии было хоть крохотное зернышко евангельского духа, то настало время растить из него дерево новой жизни – простите меня за такие возвышенные слова.
Все молчали под впечатлением печальной новости.  Собеседник Сергея счел нужным продолжить дискуссию:
– Конечно, очень грустно…  Я понимаю, что ее скоропостижная кончина толкнула тебя в религию.  Но ведь это и есть необычайное событие: молодые здоровые женщины умирают совсем не часто.
– Не буду спорить. Обычных смертей, наверное, не бывает: любая смерть уникальна, как и любая жизнь.  Но с другой-то стороны, – и Сергей обвел внимательным взглядом всех сидевших с нами за столом, – есть ли у нас в жизни что-нибудь более естественное, неизбежное и непоправимое, чем смерть?
Снова молчание.  Слышно было, как дрожат, соприкасаясь, две хрустальные рюмки.  Чей-то голос затянул “Во блаженном успении…” и тотчас осекся.

Иеродиакон Макарий
/из цикла "Разговор по существу"/

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов