Автор bratkov

Лето Господне 2003-е: взгляд с острова

Интервью священника Эндрью Филлипса,
настоятеля храма Св. Феликса и мч. Эдмунда в Феликстоу (Восточная Англия), редактора и издателя журнала «Православная Англия»

 

Вопрос : Чем запомнился минувший год?

Ответ : Мы видели и радость, и печаль. В марте, к примеру, мы встречали у себя в храме чудотворную Курскую-Коренную икону Пресвятой Богородицы, а летом провожали в последний путь наших долголетних прихожан.

Вопрос : Какие работы вы планируете на ближайшее будущее?

Ответ : Из больших проектов прежде всего надо взяться за постройку колокольни.

Вопрос : Какой она будет?

Ответ : Нужно, чтоб облик колокольни отражал во-первых английскую почву, на которой мы находимся, и во-вторых наш состав.  Среди наших прихожан ─ представители семи наций, не говоря уж о гостях со всех концов планеты. 

Мы бы хотели взять за образец колокольню церкви Пророка Илии в городе Помазатин в Косове, недавно сожженную мусульманскими фанатиками при спокойном попустительстве НАТОвских, в том числе и британских, войск.  Ее архитектура во многом напоминала английские церкви времен до норманнского вторжения.  Думаю, правильно будет построить здесь такую же колокольню как памятник распятому Косовскому краю и распятой Православной Англии.

Вопрос : Вы сказали про похороны.  Значит, ваш приход совсем не растет?

Ответ : Растет, но медленно.  За год к нам присоединилось несколько человек, православные иммигранты из Восточной Европы.

Вопрос: А новообращенные?

Ответ : Новообращенных у нас не было вот уже несколько лет.  Последней была моя мать ─ упокой, Господи, ее душу.

Вопрос : Но вы хотели бы, чтоб обращений было больше, не так ли?

Ответ :  Людей нельзя толкать к Православию.  Наше дело ─ исполнять Божию волю, а не фантазировать. 

Мне приходилось встречать немало обращенных в ту или иную веру.  Как правило это был результат эмоционального порыва; затем эмоции гаснут, и новообращенный уходит прочь.  В Лондоне есть церковь, где людей принимают в Православие буквально за неделю ─ но большинство принятых остаются не дольше двух-трех месяцев…  Таким порядком мы бы могли «обратить» немало народу, да что толку?   Они придут и уйдут.  У нас для приема в Православие требуется хотя бы год регулярного посещения церковной службы.

  Вопрос : Вы, похоже, не очень-то жалуете новообращенных?...

Ответ :  Пожалуй, что и не очень!  Сам Спаситель говорил про книжников и фарисеев, которые обходят море и сушу, чтобы обратить хотя бы одного, а потом делают его сыном геенны. К сожалению, среди обращенных немало таких, кто даже за долгие годы так и не воспринял духа Святого Православия; кто, подобно тем фарисеям, беспрестанно толкует про «миссии» и «обращение инославных», кто механически цитирует церковные каноны без малейшего понятия о сути дела, о существе православной жизни, ─ как они цитировали Евангелие у себя в протестантских сектах до прихода в Церковь…

 Нет, мы трудимся не ради чьего-то «обращения»: мы трудимся ради истинной веры.

Вопрос : Но вы ведь и сами были обращены в Православие?

Ответ :  Да, когда-то давно. Но внутри я ощущаю, словно я всю жизнь был православным.  Если за два-три года у человека не выветрилось умонастроение «новообращенного», с ним далеко не все в порядке.  Необходимо слиться с Церковью еще до крещения или миропомазания: тогда «обращение» быстро остается позади, и вы действительно становитесь православным.  Православие нельзя назвать моим вторым «Я» : это мое первое «Я» .

Вопрос : Бывает ли у вас отдельный чин оглашения для принимаемых в Православие?

Ответ :  Нет, не бывает.  Этот чин распространен у старостильных греков, а мы ─ Русская Церковь. 

Вопрос : Ну и что же?

Ответ :  Меня, откровенно говоря, изумляют подобные вопросы.  Как-то меня тут спрашивали, в каком облачении я служу ─ в русском или в греческом… Если я уже 30 лет священник Русской Церкви, то с какой стати у меня будут греческие облачения?  Я ничего против них не имею, но они греческие, а не русские!

Надо быть верным своей Поместной Церкви, ее правилам и обычаям, принимать их без всякой примеси собственных фантазий и домыслов.  Если вам нужны греческие облачения, греческие песнопения, греческие обычаи, ступайте в Греческую Церковь.  Так же и греки должны держаться своего.  А я не знал и не знаю никакой другой Церкви, кроме Русской, и не могу быть никем другим.

Вопрос : Бывают ли у вас в храме посетители?

Ответ :  Да, и немало.  Но большинство приходит лишь один раз и больше не появляется.  Это просто любопытные, туристы, а также ищущие, кому бы пожаловаться на своего священника или на какую-нибудь религиозную группу в целом.  Многие звонят по телефону, спрашивают, как до нас добраться, ─ и так и не появляются.

Я начинаю относиться к гостям всерьез как минимум после третьего визита.  Понимаю и разделяю их недовольство нынешним состоянием Англиканской или любой другой церкви, но чем я могу им помочь? Если они не ходят в храм на службу, значит, Православие им не нужно…  Читать православные книги и не ходить в церковь ─ без толку. Я пытаюсь направить их по конструктивному пути, подсказать какое-нибудь реальное дело.  Как говорит пословица, «Лучше зажечь одну свечу, чем сто раз проклясть темноту». Я и сам так смотрю на мир.

Вопрос : Не думаете ли вы о введении Западного обряда?

Ответ :  Интересно; меня то и дело об этом спрашивают, а я даже толком не знаю, что это за Западный обряд!  Ни я, ни жена, ни дети не знакомы ни с какой другой Церковью, кроме Русской.  Недавно, к примеру, нас пригласили в Ипсвич на англиканский церковный праздник.  Мы видели там много интересного, но, по правде говоря, мне казалось, что я с луны свалился: все было совершенно чужим и незнакомым…

В любом случае, вопрос о том или ином обряде в Православной Церкви решают епископы, и мне бы в голову не пришло самому вводить какие бы то ни было новшества.  Но я не понимаю, кого может не устраивать наш нынешний обряд, и в чем ему не хватает «западности».  Думаю, что те, кто недоволен «восточным характером» Православия, попросту ищет оправданий своему безверию.  (Т. наз. «Западный обряд» вводился в середине прошлого века специально для римо-католических и англиканских монашеских общин, принимающих Православие; с тех пор этот лозунг приобрел популярность среди самосвятов и мошенников. – Пер.)

Вопрос : На каком языке вы ведете службу?

Ответ:   На английском. И в этом есть, конечно, глубокий смысл: язык объединяет верующих разных стран и народов в почитании двух наших великих святых ─ святителя Феликса (VII в.) и короля-мученика Эдмунда (IX в.)

Однако времена меняются, и перемены в языке тоже не исключены. У нас становится все больше иностранцев.  Допустим, появится много русских: тогда придется служить хотя бы наполовину по-церковнославянски и проповедовать на двух языках.  Ведь священник обязан заботиться о своих людях.

Вопрос : Что еще вы можете сказать о нынешнем времени перемен?

Ответ : Прошедший год был особенным годом для обеих частей Русской Церкви ─ Московской и Зарубежной, ─ а она включает в себя большинство православных верующих всего мира.

Вопрос : Разскажите, пожалуйста, подробнее о Зарубежной Церкви, к которой вы принадлежите.

Ответ : Как вам должно быть известно, в конце 2001 года митрополит Виталий в возрасте 91 года ушел на покой.  Он был болен последние шесть лет, страдая от потери памяти и других связанных с возрастом недугов.

Вслед за тем от Церкви откололись две небольшие группы.  Во-первых, ушло несколько человек зарубежного духовенства и мирян, включая бывшего епископа, которого Синод еще ранее лишил сана. Они не желали ничего знать о падении большевизма и освобождении Церкви в России; их целью было превратить Зарубежную Церковь в некую фанатическую секту или закрытый русский клуб, и потерпев неудачу, они ушли прочь.  С тех пор они прокляли всех остальных православных, в особенности нас, и теперь считают себя единственной Православной Церковью на Земле.  «Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно», ─ тем более что почти со всеми у них я лично знаком.

Далее, группа верующих в России, которая в ожидании нормализации церковной жизни находилась в канонической зависимости от Зарубежной Церкви, также оставила нас, но не возвратилась к Московской Патриархии.  Сначала эта группа была вместе с предыдущей, но затем образовала отдельную секту со своими собственными «епископами».

Надо сказать, что это напоминает события в Греческой Церкви: там в результате введения Нового стиля образовались старостильные «юрисдикции», которые  продолжают дробиться и проклинать весь мир и друг друга (сейчас их, кажется, 14). То же самое происходит и в России среди тех, кто променял Православие на фарисейство, невежество, подозрительность и злобу.  Лидер одной из таких сект в Суздале, давно низложенный бывший епископ Валентин (Русанцев), печально знаменитый своими «подвигами» по растлению малолетних, наконец-то отправлен за решетку на четыре года.

Вопрос: Как все это сказалось на состоянии Зарубежной Церкви?

Ответ : Не так уж плохо.  По крайней мере некоторые в зарубежной части Русской Церкви стали возвращаться к позабытым было православным корням.  Еще с 60-х годов прошлого века, когда в нашу среду были допущены антицерковные элементы (как бывший архим. Пантелеймон Метропулос и его секта, именующая себя «Преображенским монастырем» в Бруклайне, шт. Массачузеттс; ушли из Церкви в 1986 г. – пер.) , у нас тоже стали развиваться фарисейские, сектантские настроения, особенно среди новообращенных в Православие.  Кое-кто из них долгие годы отравлял воздух своим высокомерием и злобой.  А сегодня, слава Богу, они либо оставили Церковь, либо на глазах теряют влияние.

Вопрос : А что происходит между тем в большей части Русской Церкви, в Московской Патриархии?

Ответ : И там тоже эпохальные перемены.  Прежде всего, Церковь в России свободна вот уже больше десяти лет: это позволило ей обновиться и физически, и духовно.  Сегодня здесь действует более восемнадцати тысяч приходов, и, что особенно важно, сотни монастырей.  Все больше и больше становится молодых священников и епископов, не отягощенных печальным наследием прошлых лет. Тысячи храмов возстанавливаются из руин, строятся заново…  Обо всем этом «свободная пресса» на Западе хранит гробовое молчание.

Однако еще важнее духовные события ─ канонизация Новых Российских Мучеников и Исповедников ХХ века, прославленных Зарубежной Церковью двадцать лет назад, а также осуждение сотрудничества с анти-христианской властью и компромиссов с другими религиями (еретического экуменизма).  Прославление Новомучеников ─ настоящее чудо Божие, важнейший шаг по пути духовного возрождения России.  Православные люди молились об этом с 1917 года… Вы представить себе не можете, какой это для меня источник радости!

Вопрос : Однако имеет ли все это к вам прямое касательство?  Вы ведь здесь, в Англии, в Феликстоу, и русских у вас почти нет…

Ответ : Надо учитывать, что за налаживанием церковной жизни в России следуют перемены к лучшему и за рубежом.  А это уже напрямую касается нас.  За последние годы Патриархия разрешила долголетние конфликты со своими бывшими епископами в Париже и Вене.  На Корсунскую кафедру в Париже возведен превосходный епископ, преосв. Иннокентий, и жизнеспособные элементы уже покидают Константинопольскую юрисдикцию с ее масонскими корнями и возвращаются в Русскую Церковь.

А за истекший год приходы Московской Патриархии были открыты или обновлены в Риме, Мадриде, Барселоне, Лиссабоне, Рейкьявике, Дублине, на Филиппинах, в Китае, Вьетнаме и Корее, ─  причем список продолжает расти.

Вопрос: Ну, а в какой мере влияет эти факты на ваш приход Русской Зарубежной Церкви?

Ответ : В очень большой мере!  Сорок лет подряд Православие на Британских островах страдало от вопиющего безпорядка и безобразий.  В результате немало священно­служителей и мирян вынуждены были даже покинуть страну. Наконец-то, в прошедшем году Московская Патриархия приняла первые меры к наведению порядка в своей юрисдикции.  К сожалению, впрочем, дело пока не пошло на лад, потому что назначенному сюда молодому епископу не хватает осторожности и опыта пастырской работы за рубежами России.

Вопрос : Значит, его приезд не принес облегчения?

Ответ : Да, в каком-то смысле ситуация только обострилась.   Но с другой стороны она заметно улучшилась, поскольку у Московской Патриархии теперь есть вторая, параллельная юрисдикция ─ ставропигиальные приходы в Дублине и Манчестере.  Священнослужители этих приходов знают и любят Русскую Церковь; они хранят ей верность, не пытаясь подорвать ее изнутри переходом на латинский календарь и модернистскими вывертами вроде кремации трупов, духовенства в «собачьих ошейниках», женщин в брюках с непокрытыми головами, св. Причастия без исповеди, причащения инославных верующих и упорствующих грешников, и тому подобного.

Это значит, Русская Церковь на Британских островах тоже вышла на путь возрождения.  Могу назвать по крайней мере четыре прихода, полностью верных русскому Православию: это упомянутые церкви в Дублине и Манчестере, Успенская церковь на Гарвард Роуд в Лондоне, и наша.

Вопрос : Но ведь даже эти четыре прихода ─ в разных юрисдикциях, Московской и Зарубежной. 

Ответ : Ну и что же?  Духовно мы едины. Об этом свидетельствуем не только мы, но и гости из России, которые приходят к нам, не в силах вынести безобразий, творящихся в некоторых храмах Московской юрисдикции.  Последним был известный московский священник, о. Артемий Владимиров.  Он своими глазами увидел все то, что нам было известно уже долгие годы.

Вопрос : Если так, то почему же Зарубежная Церковь до сих пор не объединилась с Московской Патриархией?

Ответ: Потому что процесс объединения идет не сверху вниз, а снизу вверх, как и тому и следует быть.  Административные меры, как в Святой Земле пару лет тому назад, ничего кроме вреда не принесли. Русскую Церковь объединяет не указ епископов, не формальное соглашение, а общая любовь верующих людей к Святой Церкви, общее дело ее возрождения. 

Вопрос : Есть ли основания для такого оптимизма?

Ответ : Разумеется.  Какие бы трудности ни ждали нас впереди, какие бы засады ни устраивал нам сатана, все происходящее сегодня ─ это исполнение наших самых заветных и дерзостных молитв…  Возрождение Русской Церкви повлечет за собой возрождение других Поместных Церквей на Балканах.  Я надеюсь, например, что через несколько лет они начнут возвращаться к православному календарю ─ Старому стилю.

В ХХ веке Русская Церковь была распята на Голгофе, снята с Креста, оказалась в гробу и спустилась в преисподнюю.  На заре XXI века мы становимся свидетелями ее воскресения.

Вопрос : Почему это произошло?

Ответ : Без сомнения, по молитвам Святых Российских Новомучеников и Исповедников, чей голос соединяется с голосом Святых этой страны, которых мы любим и почитаем.  Только общее предстательство новых и древних святых открывает нам путь к победе и вечному спасению.

Спасибо, отче .

 

Перевод с английского иеродиакона Макария

/Публикуется в сокращении/

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"