Униат, погибший за православие

В одной из русинских песен есть такие слова: ""Лiто ся тепле кiнчило. Гори плакали вересньом. В життя твойго веснi. Вшитки ся сни переснили". Песня появилась осенью 1914 года. Она посвящена одному из малоизвестных христианских мучеников XX века, священнику Максиму Сандовичу. День его памяти отмечается 6 сентября по новому стилю (24 августа по старому).

31 января 1886 года у униатского церковнослужителя Тимофея Сандовича и его жены Христины родился сын. Ребенка крестили по греко — католическому обряду, в той же церкви, где служил его отец. При крещении мальчик получил имя Максим.

Тимофей Сандович, дьяк униатской церкви, был благочестивым верующим человеком. Максим, видя пример отца, проникается церковным благочестием и не пропускает ни одной службы. Возможно, уже тогда у Максима возникает желание стать священнослужителем. И обязательно униатского обряда. Как ни покажется странным, униатство в то время отождествлялось с Россией. Галиция тогда была австрийской провинцией. Львов назывался Лембергом, а в городах и селах сидела чужая по языку и культуре имперская администрация.

Жители Галиции по большей части ассоциировали себя с православной Россией, поэтому видели в униатстве возможность сохранить свою восточнославянскую самобытность. В своих документах, указывая национальность, эти галичане писали слово "руский", с одной "с". Очень многие униаты растили своих детей в греко — католичестве, искренне полагая, что хранят православную традицию. Для нынешнего времени это курьез, но для конца XIX века это было историческим фактом. Вероятнее всего, что Тимофей и Христина Сандовичи придерживались таких же взглядов. В них же воспитывался и их сын Максим.

Когда Максим подрос, его отдали в гимназию прикарпатского города Новый Санч. В городе это учебное заведение называли "руской бурсой". Максим поражал своих товарищей необычной для столь юных лет набожностью. Сын церковного дьяка мечтает стать монахом того монастыря, где придерживаются наиболее строгого устава. Спустя некоторое время юноша отправляется в монастырь Ордена Василиан, в город Крехов.

Строгий устав униатской обители поначалу импонирует сердцу будущего священника. Максим горячо следует его основной заповеди: "молись и трудись". Он не пропускает ни одной службы и не уклоняется ни от одного послушания.

Читайте также: Русское православие на галльской земле

Первоначальное рвение вскоре сменяется разочарованием. Максим понимает, что воцарившийся в монастыре дух далек от заповедей Христа.

Униатские монахи жили совершенно светской жизнью и любили плотские удовольствия. У насельников не было чувства христианской любви друг к другу. Поощрялось доносительство. Каждый насельник хотел быть любимчиком настоятеля, поэтому с готовностью рыл яму своему собрату по вере.

Максима оттолкнула еще одна вещь, с которой он не сталкивался раньше. Униатский монастырь проникался ненавистью ко всему русскому. Юного послушника в василианском монастыре третировали и открыто называли "кацапом". Спустя годы, юный Сандович понимает, что прежнего "мирного" униатства больше нет. Греко — католичество становится пропагандистским орудием официальной Вены.

В конце XIX века главой греко — католической Церкви стал Сильвестр Сембратович. Прелат подозревал униатов — русофилов в скрытом шпионаже в пользу России. Вена присылает в Галицию иезуитов, которые начинают переформатирование униатства на западный лад. После Сембратовича главой униатов становится Андрей Шептицкий. Положение русофилов в Галиции только ухудшается.

При Шептицком пускается в оборот полуофициальный термин "насильственная украинизация". Развившись со временем, австрийский проект породил феномен таких личностей как Дмитро Донцов, Евген Коновалец, Степан Бандера. Чтобы появились подобные люди, нужно были изгнать из Галиции русский дух.

"С назначением Шептицкого прием в духовные семинарии юношей русских убеждений прекращается. Из этих религиозных учебных заведений выходят священниками заядлые политиканы — фанатики, "попики", как их прозвали в народе. Они делают свое каиново дело, внушают людям новую, "украинскую", идею. Они сеют вражду в галицийской деревне. В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие считают себя "украинцами". Вспыхивает кровопролитная вражда. Церковные и светские власти принимают сторону "попиков"". Так описывает деяния Вены Иван Терех, общественный деятель Западной Украины в начале — середине XX века.

Читайте также: Кавказское христианство: уход и возвращение

Вернемся к Максиму Сандовичу. Он уходит из Креховского монастыря и возвращается в гимназию, где заканчивает четвертый класс. Затем он покидает Галицию и едет в Почаевскую лавру.

"Там нашел все то, о чем мечтал. Сам монастырь и его жизнь произвели на него неизгладимое впечатление. Здесь он почувствовал себя совершенно довольным и счастливым. Служил верно Богу и украшал свою душу добродетелью. В скором времени он стал примером для всех монахов. Однажды, по истечении нескольких лет, игумен монастыря представил Максима епископу Волынскому". (священник Иоанн Полянский, "Мученическая смерть Сандовичей", Нью-Йорк, 1979 год).

Волынскую епархию тогда возглавлял архиепископ Антоний (Храповицкий). Выдающийся церковный деятель проникся судьбой молодого человека. Он предлагает Максиму поступить в Житомирскую духовную семинарию. Молодой Сандович соглашается. С тех пор митрополит Антоний принимает в жизни будущего священника большое участие. Он ставит Максима в пример остальным слушателям семинарии.

Однажды на каникулах Максим Сандович посетил свой родительский дом в селе Ждыня. Сельский приход в то время возглавлял священник Григорий Максимович. Семинарист часто и подолгу беседовал с батюшкой в приходском доме. Основной темой бесед была судьба племени русинов, или лемков, к которому принадлежали служители Церкви. Священник Иоанн Полянский, который в это время гостил у отца Григория, был постоянным участником этих бесед. "Максим всею душою любил Лемковщину и жил интересами ее жизни", — вспоминал священник в своих мемуарах. Максим Сандович помогает отцу Григорию в богослужениях. Жители Ждыни проникаются к сыну уважаемого в селе дьяка Тимофея таким же уважением, каким пользовался его отец.

После окончания семинарии Максим женится на дочери одного деревенского священника. Епископ Волынский Антоний рукополагает его в священнический сан. На календаре был уже 1912 год. Тогда Максим Сандович вместе с женой находился в Ждыне, в доме своего отца. В родном селе для него и его семьи начинается целая вереница испытаний. Неподалеку от Ждыни располагалось село Граб. Настоятелем прихода здесь был священник Киселевский, типичный представитель породы "попиков": ярый австрофил и ненавистник всего русского и православного.

Жители Граба, умеренные униаты, отказались от духовного окормления у Киселевского. Грабчане знали, что в соседней Ждыне есть молодой православный священник, любимый односельчанами. После знакомства с отцом Максимом жители Граба захотели стать православными. Отец Максим вместе с женой Пелагеей поселяется в Грабе, где становится главой прихода. Прежний священник получает отставку.

Лишившись духовной власти, Киселевский не собирался сдаваться. Он начинает доносить на молодого священника австрийским властям. В доносительстве ему помогает сельский учитель, по фамилии Леось. На стол жандармского управления вскоре лег донос, подписанный Леосем. Согласно тексту заявления, отец Максим Сандович был русским шпионом, а его приход — рассадником государственной измены. Жандармы арестовывают отца Максима, заковывают в кандалы и этапируют во львовскую тюрьму.

Несмотря на абсурдность обвинения, священник проводит в тюрьме два года. Максима Сандовича все время держат в цепях, в сырой камере и на голодном пайке. В обмен на отречение от православия жандармы обещают священнику свободу и материальные блага. Священник остается непреклонен. За отказ от отречения иерею могла грозить смерть. Но внезапно случается непредвиденное. В июне 1914 года дело Сандовича рассматривает суд Лемберга. Судьи оправдывают священника. Максим Сандович уезжает в родное село Ждыня.

Недолгую спокойную жизнь священника и его близких обрывают первые выстрелы Первой мировой войны. 4 августа 1914 года дом Сандовичей окружают жандармы. Священника, его жену Пелагею, старика отца и многих жителей Ждыни жандармы угоняют в уездный город Горлицы, где заключают в местной тюрьме. Спустя некоторое время отец Максим Сандович погибает в застенке.

Читайте также: Христианство — это вера в воскресение мертвых

Точная дата гибели священника неизвестна. Известны предшествующие обстоятельства.

Спустя некоторое время после ареста отца Максима, коменданта тюрьмы посещает офицер жандармерии, ротмистр Дитрих фон Линц. Линц, угрожая коменданту револьвером, потребовал немедленной выдачи "опасного преступника Сандовича". Добропорядочный комендант в выдаче арестанта отказал. У жандарма с собой не было никаких бумаг насчет Сандовича. К тому же, о визите Линца никто не предупреждал.

Дитрих фон Линц продолжал настаивать на своем. "Или ты отдашь Сандовича, или я пристрелю тебя!", — кричал жандарм на пожилого тюремного чиновника. Начальник горлицкой тюрьмы под дулом револьвера был вынужден уступить Линцу.

Рано утром отец Максим только закончил читать молитвы. Внезапно он услышал скрежет открываемого замка. Коридорный надзиратель Ножинский приказал священнику выйти из камеры. Двое солдат скрутили ему руки и отвели в тюремный двор. Там уже собралась немногочисленная публика: некоторые тюремные надзиратели, несколько офицеров, парочка скучающих горлицких дам и четыре жандарма. Главным распорядителем казни был, разумеется, Дитрих фон Линц.

Отец Максим сразу понял, зачем его привели сюда. Он попросил солдат, чтобы его отпустили. "Я сам пойду, куда нужно", — сказал он. Ротмистр фон Линц, багровый от усердия, сорвал с груди отца Максима крест, связал ему сзади руки и перевязал черным платком глаза. Священник сказал, что ротмистр делает это напрасно. Отец Максим убегать не собирался. Фон Линц достал из кармана мел, нарисовал на груди священника мишень и дал солдатам команду "Пли!"

…После первых залпов отец Максим продолжает стоять. Второй залп поразил священника в грудь. Отец Максим успел осенить себя и всех окружающих крестным знамением. Он произнес: "Пусть живет святое Православие, пусть живет русский народ!"

После этих слов фон Линц с криком "сдохни, собака!" подскочил к Сандовичу и выстрелил ему в лицо из пистолета. Тело отца Максима упало на камни тюремного двора. Жандарм, закончив казнь, пнул бездыханное тело сапогом.

Отец Иоанн Полянский вспоминал то, как повел себя во время казни пожилой начальник тюрьмы. "Он оказался настолько благородным человеком, что, невзирая на угрожающие требования ротмистра-садиста вывести во двор всех заключенных для их присутствия при истязаниях невинного, не вывел во двор отца и жену умученного, а запер их в своей комнате, чтобы избавить их от ужасных переживаний при виде жуткой расправы над дорогим сыном и мужем". Пелагея Сандович — Григорук, супруга отца Максима, в это время находилась в положении. После расстрела мужа ее отправили в Талергоф, в только что созданный лагерь смерти. В Талергофе женщина родила сына. Сын отца Максима впоследствии пойдет по стопам отца, станет православным священником.

Но в 1914 году страдания православных Галиции только начинались.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
На крыльях смерти: от самых аварийных самолетов уже не отказаться
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
5 нестареющих красоток
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Скрытый Чернобыль-2 или миф? Кто подставил пол-России и Путина под рутений
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Бизнес умоляет Путина остановить Медведева
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Вадим Горшенин: кого распять за скандал с мальчиком из Уренгоя
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России