Много слов о смерти и ничего — о любви?

В блогосфере бурно обсуждается карикатура Вячеслава Полухина, на которой изображена церковная лавка с суровой продавщицей, покрытой платком"внахмурку". На полках — много книг о смерти и страданиях, но ни одной — о любви. О том, соответствует ли эта картинка церковной действительности, "Правде.Ру" рассказали писательница Майя Кучерская и издатель Ольга Голосова.

— Как писатель и как издатель, согласны ли вы с тем мнением, что в церковных лавках очень много книг о смертной памяти, о страданиях, о скорби, но мало книг о любви?

Ольга Голосова, главный редактор издательства "Лепта":

— Да, согласна. И что характерно, удивляет вообще парадигма многих проповедников, которые призывают грешников к покаянию, пугают, забывая о том, что Христос и апостолы в первую очередь призывали радоваться. Евангелие — это Благая Весть. Евхаристия — это Благодарение. А не покаяние и память смертная. Мы чаем воскресения во Христе, а не сковородок.

— Что писали о любви святые отцы?

Майя Кучерская, российский писатель, литературовед и литературный критик, автор сборника рассказов "Современный патерик" и романа "Бог дождя":

— Очень хорошее и очень развернутое определение, что такое любовь, дано в первом послании апостола Павла к коринфянам, глава 13. Там говорится, что такое любовь с христианской точки зрения. Любовь покрывает все, любовь долготерпит, любовь не ищет своего. Любовь понимается как жертва во имя другого. Это и есть смысловой центр учения христианства о любви.

О том, что такое любовь, христианских книжек очень много. О страдании, о смерти — это, может быть, то, что бросается в глаза, но и о том, как любить ("школа любви"), писали все святые отцы. Все, кто брался за перо, начиная от Иоанна Лествичника, у которого есть специальные главки, посвященные любви, кончая, скажем, Феофаном Затворником, Амвросием Оптинским. Если почитать их письма, большая часть обращена к мирянам и говорит о том, как любить детей, как любить мужа, как любить жену, как любить мать. Неправда, что нет ничего о любви. Наоборот, только о любви и есть.

О. Голосова:

— Святые отцы о любви писали все. Учителя Церкви, Иоанн Златоуст и Григорий Богослов, в первую очередь призывали к любви. Если мы возьмем, скажем, 12 томов Иоанна Златоуста, то увидим, что памяти смертной у ранних отцов уделяется крайне мало внимания. Все направлено на призыв к верующим жить в этой жизни по Евангелию. Не вспоминать всегда о возмездии за скверно прожитую жизнь, а благодарить Христа за те чудесные дары, которые Он дал. Теория ада у ранних отцов была разработана очень мало, это было наследие еврейской концепции шеола, и не было никаких душераздирающих подробностей известно. Поэтому святые отцы не уделяли аду столько внимания. Мы знаем "Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души" папы Римского Григория Двоеслова, где речь идет о том, что память смертная — лишь один из способов выстроить себя в этой жизни. Акценты всех святых были направлены на созидание себя здесь.

— На ваш взгляд, может ли быть православным и душеполезным дамский роман о любви? Какую книгу о любви вы бы посоветовали читателям?

М. Кучерская:

— Конечно. Если там ценности семейные, тогда может, а если другие, то вряд ли. Понимаете, существование дамских романов очень полезно и важно. Такой суррогат для многих женщин, через который они какие-то уроки получают. Может, и неправильные уроки, а может, и правильные. Совсем бы я дамские романы не отменяла, пусть будут.

О. Голосова:

— Есть, например, Шарлотта Бронте, "Джейн Эйр". Если читать эту книгу без купюр, то она посвящена на две трети любви и на одну треть молитвам героини Богу о том, чтобы Он наставил ее в этой любви. Как мы помним, Джейн была влюблена в женатого человека. Это, безусловно, христианская книжка, ее можно посоветовать всем.

А если взять, например, тот роман, который недавно получил первую премию Букера, то это нечто среднее между порнографией и просто пошлостью. Хам пришел. Мережковский говорил: "грядущий Хам", а у нас Хам уже пришел.

И что касается книг о любви, то я боюсь показаться вам банальной, но лучше святителя Феофана Затворника, протопресвитера Александра Шмемана и митрополита Антония Сурожского об этом никто не написал, и это актуально для нас сегодняшних. Чем мы живем и чем нам надо жить. Я бы рекомендовала "Дневники" отца Александра Шмемана и книги митрополита Антония Сурожского, как это ни странно звучит, возможно.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Путин предупредил о кризисе, "которого мир еще не видел"
На Западе объяснили, почему Путин постоянно атакует
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
Путин предупредил о кризисе, "которого мир еще не видел"
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Когда Прибалтика станет нищей
Когда Прибалтика станет нищей
США - государство-террорист номер один. Доказательства
Нидерланды и Австралия обвинили Россию в крушении малайзийского "Боинга"
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Нидерланды и Австралия обвинили Россию в крушении малайзийского "Боинга"
Нидерланды и Австралия обвинили Россию в крушении малайзийского "Боинга"