Активное соседство православия и ислама

Если православные и мусульмане исторически живут бок о бок, они становятся более активными. Люди стремятся изучить свою веру и понять, чем она отличается от веры соседа. На примере Татарстана и Северной Осетии об этом рассказывает "Правде.Ру" Яна Амелина, эксперт Центра евразийских и международных исследований Казанского федерального университета.

Когда я впервые приехала в Казань, бросилось в глаза, что люди здесь, в отличие от Москвы, не только более живые, настоящие, но и более религиозные — или, по крайней мере, задумывающиеся о духовном (хотя, безусловно, это взаимосвязанные вещи). Нет сомнений, что градус православной жизни в третьей столице РФ значительно выше среднероссийского (то же, кстати, касается и русского национального самосознания). У среднестатистического казанского прихожанина, возможно, больше если не веры — да и кто, кроме Господа нашего, может ее измерить, — то желания ее продемонстрировать. Очевидно, что это связано как с давней и славной православной традицией здешних мест — именно тут была обретена Спасительница России, Казанская икона Божией Матери, так и с необходимостью самосохранения в иноверческом окружении.

Число православных и мусульман в Казани примерно одинаково. Этот славяно-татарский биконфессиональный микс рождает особую, присущую только Казани высокую энергию, отмечаемую всеми задумывающимися над этим вопросом. Азан с высоких минаретов органично сменяется колокольным звоном, не раздражая ни православного, ни правоверного. Татары с интересом следят за пасхальным крестным ходом, русские алтарники с удовольствием заходят пообедать в дешевое и вкусное халяльное кафе, где за соседними столиками сидят ваххабиты с косматыми бородами в подвернутых штанах и современные девушки, которые, кажется, забыли надеть юбку, — как, впрочем, и футболку. Такие же гламурные девчонки прохаживаются по набережной озера Кабан под руку с подружками в полном хиджабе, и подобные живые картины межконфессионального мира и толерантности не удивляют, но радуют.

Представляется, что в дальнейшем религиозные и национальные чувства как русских, так и татар будут только крепнуть, однако это (если, конечно, в исламском сообществе не возьмут верх фундаменталисты) не приведет к росту напряженности между двумя народами. Другое дело, что православные, в отличие от мусульман, не слишком склонны к изучению собственной веры. Отрадно, что "Отче наш" знают практически все, а вот "Верую" хор, как правило, поет почти без поддержки прихожан. Зато за крещенской водой не только выстраиваются очереди, но многие от чистого сердца приносят ее и мусульманским родственникам. Не редкость и когда те, в свою очередь, красят и дарят православным друзьям и соседям пасхальные яйца, конечно, не вкладывая в это религиозного содержания.

Читайте также: Татарстан — межрелигиозный мир без конфликтов

В Осетии, где мусульман значительно меньше, чем в Татарстане, но они гораздо жестче и радикальнее, православная жизнь, особенно с приходом нового благочинного, движется еще активнее. Представителей Церкви можно увидеть на студенческих диспутах о роли Сталина в российской истории и на пикетах против абортов (организаторами которых они же и являются), в первых рядах волонтеров, ликвидирующих последствия ливня, обрушившегося на женский монастырь в Алагире, и собирающими православную литературу для библиотек при воинских частях.

"Мы должны противостоять наступлению радикального ислама", — говорят осетинские православные в частных беседах. Их позиция понятна, учитывая мнение противоположной стороны, в последнее время смотревшей на Церковь с непонятной снисходительностью, а порой и плохо скрываемым презрением. Есть надежда, что после отставки бывшего муфтия Северной Осетии, допустившего в одном из интервью оскорбительные высказывания в адрес Православия и его представителей, межконфессиональные отношения в республике станут по-настоящему доброжелательными. Однако кавказские реалии диктуют свои законы: православный в Осетии должен быть чуть более бдительным и внимательным, чем собрат в Татарстане, которому пока не грозит прямое столкновение с иноверцами. В интересах обеих конфессий — обуздание исламского экстремизма, который, увы, пока лишь набирает обороты. Из соображений толерантности следовало бы добавить: "и православного тоже", но таковой в природе отсутствует — во всяком случае, в двух поименованных республиках.

Эту и другие статьи рубрики "Религия" можно обсудить в группе на "Facebook"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Задержанных ФСБ террористов из Калининграда ждет "вышка"
Страшно ли России от снятия эмбарго с Турции
На Филиппинах полицейские ликвидировали 32 наркоторговцев
Мигранты-азиаты продолжают массово уезжать из России
Как приобрести дешевые авиабилеты
Началось? Российский банк отключили от SWIFT
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Россия примет к сведению информацию о поддержке Катаром терроризма
Свиноводческое хозяйство тонет. Что делать?
Леве из "Би-2" грозит депортация за наркотики
Мигранты из мусульманских регионов России не хотят интегрироваться в новых странах
Общественная палата разберется с ценами на авиабилеты
А что если параллельные миры существуют?
Отдам даром: и вещи, и проблемы
Отдам даром: и вещи, и проблемы
Кадровый резерв Владимира Путина