Сицилия Рожера I - оазис толерантности

Попытки решать с помощью государственных мер принуждения религиозные споры и силой устанавливать "единство в вере" в конце концов привели к гибели Византии. Однако в Средние века существовали и другие примеры решения указанных проблем. Речь идет о королевстве Сицилия, основанном в конце XI века, — настоящем образце религиозной толерантности.

Первыми проблему религиозной толерантности, как ни странно, попытались решить мусульмане. С многими оговорками — но все-таки. Коран запрещал насильственное обращение в ислам в мирное время — но отнюдь не в военное. Тем не менее, к "людям Книги" (то есть Библии), иудеям и христианам, верящим в Единого Бога, предписывалась (как минимум, в теории) относительная терпимость. Хотя и не без явных преференций в сторону правящего вероисповедания.

Читайте также: "Пятая колонна" Византийской империи

Так, похуливший Христа мусульманин подлежал лишь порке, а сделавший то же самое христианин — смертной казни. Немусульманам также предписывался двойной налог и всевозможные дополнительные повинности (нечто похожее существовало в России после Петра I в отношении старообрядцев.) Прямо приветствовался также и прозелитизм — переход в ислам. Обратный переход грозил смертью без вариантов. Однако тем, кто желал сохранить веру в Христа, формальных препон не создавали. А религиозных лидеров немусульманских народов даже вводили в состав дивана (правительства) в качестве министров-"этнархов", отвечающих за самоуправление данной группы населения. Недаром в том же Египте и по сей день христиане-копты сохраняют значительную численность. Да и в Турции, до массового геноцида националистами Ататюрка, православных греков было не меньше.

Тем не менее, в Средневековье существовал пример безоговорочной религиозной толерантности со стороны государства. Речь идет сначала о графстве, а затем о королевстве Сицилия, основанном в конце XI века Рожером Гвискаром, сыном французского барона-норманна. Хотя на завоевание Сицилии, к тому времени принадлежавшей частично Византии, частично — арабам, он получил "мандат" от Папы Римского — но стиль его государственной политики меньше всего напоминал тогдашнюю общепринятую "борьбу за правую веру любой ценой", вплоть до Крестовых походов со взаимной резней христиан и мусульман.

После завоевания острова Рожер создал уникальный строй мирного сосуществования приверженцев на первый взгляд непримиримых религий. Сам будучи католиком, он меньше всего рассчитывал на "импорт" с материка своих единоверцев, опираясь на коренных жителей. В итоге здесь возникло весьма любопытное взаимопроникновение культур, выразившееся в архитектурном стиле и даже в терминологии. Так, глава его администрации (своего рода премьер-министр) назначался из числа православных греков — но носил титул вполне мусульманский титул "эмира эмиров". Греки же составляли так называемую камеру — министерство по делам территорий. Однако камерарии, губернаторы провинций, назначались исключительно из представителей живущего там религиозного большинства.

А вот мусульмане монополизировали диваны — органы сбора торговых и феодальных пошлин, тогдашнюю налоговую и минфин. Кроме того, они составляли изрядную часть сицилийской армии — и даже входили в число личных телохранителей государя. Что было весьма кстати в ходе многочисленных гражданских войн в Италии — ведь воевать там приходилось в первую очередь с христианами, а верующим в Аллаха солдатам это делать было значительно легче. Недаром гвардии большинства европейских монархов (не исключая и швейцарской — у Папы Римского) предпочитали набирать из иноземцев — чтобы исключить их "завязанность" на местные партии и кланы. Заодно мусульман можно было использовать как сдерживающий фактор на случай гипотетического мятежа греков (и наоборот) — классический принцип "разделяй и властвуй", известный с древнерисмкх времен.

Впрочем, мятежей против сицилийских государей — во всяком случае, массовых, историки так и не зафиксировали. Да и зачем им было бунтовать? Влиятельных независимых вассалов на острове не было — Рожер и его потомки делали ставку на простых рыцарей. А значит, не было и непосильных налогов. Отсутствовал и религиозный гнет — представители всех живущих здесь народов участвовали в госуправлении, им разрешалось невозбранно исповедовать свою веру. Правда, не без мелкой дискриминации — например, православные подчинялись католическому епископу. Но последний прибыл на остров лишь после мирной кончины последнего епископа-грека, и в умножившихся православных монастырях (из которых лично граф основал целый 21) разрешалось свободно вести жизнь по греческому обряду. В то время как в соседней с Сицилией Калабрии те же норманны по приказу Рима изгнали и православных епископов, и рядовых верующих, не желавших перейти в католичество.

Впрочем, говорить об оазисе всеобщей терпимости в норманнской Сицилии посреди охваченного религиозной рознью мира все же не приходится. Одним из важных принципов ее внутренней политики было максимальное предотвращение слишком тесных контактов между представителями разных вер. Приветствовалось сохранение монорелигиозных общин — и очень не поощрялись попытки их смешения, чреватые вспышками религиозной розни. Вплоть до существования только исламских (греческих) городов — куда иноверцам вход был крайне затруднен. Впрочем, как указывалось ранее, это не относилось к представителям местного населения, которые были выше предрассудков — купцам, чиновникам и т.д.

Сицилийское королевство в таком виде просуществовало до середины XIII века — в то время, как соседние итальянские графства, герцогства и даже "империи" перекраивались едва ли не каждые десять лет. Это самое красноречивое свидетельство в пользу жизнеспособности данной модели общества. И в прошлое она ушла не по объективным причинам, а потому, что власть из-за династических неурядиц перешла в руки куда более фанатичных католиков, чем потомки Гвискара. Рим, разумеется, не преминул воспользоваться этой возможностью "утвердить чистоту веры", после чего мусульман переселили на континент и, по большей части, насильственно обратили в католичество. Сходная участь постигла и православных — разве что без выселения. Хотя многие сами уехали в Византию.

Читайте также: С днем рождения, испанская инквизиция!

Пример Сицилии убедительно показывает: свободные от крайностей религиозного фанатизма государства были намного крепче и стабильнее раздираемых спорами соседей. Что является хорошим уроком и для наших современников.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Россия и Израиль дружат против терроризма
Как эмбарго ударит по холодильникам россиян
В Пышме сотрудник "Города без наркотиков" задержан за купленные в полиции наркотики
Отчет МВД: мигрантов уже 10 миллионов, придется их прощать
Путешествия по России - удел богатых?
Российская армия получит боевую экипировку "вежливых людей"
В Британии создали "умные презервативы"
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Режиссёра Серебренникова ждёт домашний арест
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Кинокритики выбрали лучшую кинокомедию человечества
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Из фотоархива Веры Глаголевой
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
В Лондоне удовлетворено ходатайство "Татнефти" о взыскании с Украины $144 млн
МИД России: ответные меры в отношении США неизбежны
Штайнмайер рассказал об ответственности мирового сообщества перед Россией