Об обидах верующих и защите святынь

Что такое "чувства верующих" и можно ли их оскорбить? Что можно делать в защиту Церкви, а чего не стоит? Как примирить верующих и атеистов? "Правда.Ру" обратилась с этими вопросами к священнику, настоятелю храма в Нью-Йорке Вадиму Арефьеву, исламоведу Роману Силантьеву и блогеру, креативному директору агентства "Соус" Дмитрию mi3ch Чернышеву.

Настоятель Церкви Пресвятой Богородицы Неупиваемая Чаша в Нью-Йорке, священник Вадим Арефьев

Что такое чувства верующих и можно ли их оскорбить?

— Однажды мы попали в иудейский район Нью-Йорка, и одна бабулечка-иудейка, увидев, что православные священники оказались в ее районе, очень оскорбилась и попыталась зонтиком проткнуть нас. После этого случая я не стал бы говорить, что как человек я бы простил ее, но как священник — нет, потому что она оскорбила в моем лице все священство. Есть люди, которые агрессивно относятся к православию, но они ослеплены этим озлоблением. За что на них обижаться?

Читайте также: Вадим Арефьев: грех Pussy Riot — моя вина

Первые христиане не обижались на Нерона, они считали Нерона антихристом, готовились ко второму пришествию Христа и к концу света. А новомученники вообще благословляли своих убийц, расстреливавших их, потому что это был их путь к Богу, который еще надо заслужить. Самые главные гонения для христиан заключаются в подмене внутреннего служения Христу внешним, и это настоящее оскорбление чувств верующих.

При этом я не берусь оценивать закон о защите религиозных чувств или политические шаги руководства страны. Это все далеко от меня, потому что я стараюсь держаться подальше от политической жизни и поближе к духовной жизни. Этой мой жизненный принцип — я никого не осуждаю, а только высказываю свое мнение.

Атеисты считают религиозное чувство абстракцией и высказывают мнение, что верующие могут обидеться на все, что угодно.

— Господь не бывает попираем, но мы сами должны защищать свои святыни. Например, когда мы выходим к бездомным, там много психически ненормальных ребят, и если они пытаются растоптать святыню, я должен постараться защитить ее своей жизнью. Но разве можно обижаться на алкоголика, который плюет на икону? Обида вообще не свойственна верующему человеку.

Значит, христианин не должен обижаться на кощунников, а своим поведением показывать беззлобие?

— Бес злости бежит от любви. Например, если человек хочет меня побить, я могу подойти, обнять и поцеловать его и в большинстве случаев агрессия проходит. Правда, 1 процент воспримет мой жест как удар и нанесет ответный удар, возможно, даже сокрушительный. Поэтому мы должны быть готовы ответить по-христиански. Как Серафим Саровский, который отбросил топорик, сказав: "Да будет Воля Твоя Господи, а не моя". Мы не боимся гонителей: священников убивали, убивают и будут убивать. Другое дело, когда православный христианин видит, что на его глазах могут обидеть священника, он обязательно должен встать на его защиту.

Мне очень понравилось, как защищалась Киево-Печерская лавра от попыток захвата националистическими группировками в 90-х годах. Тогда несколько автобусов головорезов, вооруженных дубинками и кастетами, приехали на территорию Киево-Печерской лавры и пытались захватить храм, братские корпусы. Тогда отец игумен сказал всем выйти и взяться за руки, стать единой стеной. Вскоре подоспели прихожане, которые физически дали отпор и выгнали из монастыря эту агрессивную братву, а когда приехал киевский спецназ, им там уже нечего было делать. Разве это плохо? Думаю, что нет.

Но за законодательную защиту чувств верующих я бы не стал ратовать. Мы должны уважать чувства друг друга, но можно ли это достигнуть формально, через закон? Верующий человек по определению не может оскорблять чужие святыни из человеческого уважения и православного веротерпения.

Читайте также: Как Иоанн Кронштадский ОПК преподавал

Отец Иоанн Кронштадтский благословлял священников пойти и отдать свою жизнь в противостоянии с полчищами бесовскиим, шедшими на еврейские погромы. Разве батюшка Иоанн призывал всех переходить в иудаизм? Нет. Он понимал важность борьбы за чистоту православия, но  понимал и необходимость жертвовать жизнью за брата, который не проникнут верой православной, идущего своими темными путями мусульманства и иудаизма, но все равно — нашего брата во Адаме, потому что у него такая же бессмертная душа.

Поэтому Православие — это проповедь любви, настоящей жертвенной любви и всех хулителей и гонителей надо привлекать любовью, а не кулаком. Кого мы можем привлечь кулаком? Это мусульманский принцип, такого никогда не было в Православии.

 

 

Исламовед, член Экспертного совета при Министерстве юстиции РФ Роман Силантьев

Что такое "чувства верующих"?

— Это чувства к самым дорогим вещам в жизни, у верующих — это Бог и вера. Оскорблять эти вещи — значит, наносить максимально возможное оскорбление верующим. Если чувства верующих не защищать, они могут начать защищать их самостоятельно, что нехорошо скажется на ситуации в стране.

Защита чувств верующих помогает защитить и самих оскорбляющих, потому что, как показывает практика, если бы оскорбляющие мусульманскую веру были вовремя посажены, они могли бы остаться в живых, а так они были убиты. Любое оскорбление мусульманских святынь приводит к массовым волнениям, где гибнут люди. Вопрос очень простой: или государство защитит чувства верующих, или сами верующие будут защищать свои чувства.

Многие атеисты считают чувства верующих абстрактным понятием…

— Оскорбление абстрактного понятия ведет к гибели тысяч людей, тогда как оскорбление атеизма не ведет к гибели людей. Атеизм — это абстрактное понятие, а чувства верующих-очень конкретное понятие.

Может ли христианин обидеться на кого-нибудь или оскорбиться и на что конкретно?

— Христианин имеет право обидеться, когда оскорбляют его святыни, и принять меры. Тех, кто вставал на защиту своей веры, помнят и почитают, а тех, кто сидел сложа руки и не сделал ничего, чтобы защитить веру и святыни, никогда не уважали и не ставили в пример.

Читайте также: Константин Пархоменко: путь к миру — уважение

Некоторые считают, что нужно подставлять щеку даже в этом случае.

Они не правы, потому официальная позиция Церкви другая, и если они с ней не согласны, значит, они пришли не в ту Церковь. Щеку нужно подставлять в случае личных оскорблений, а не в случае оскорбления святынь. Интересно, когда фашисты напали на нас, нам тоже нужно было подставить щеку?! Религия толстовства — это не православие, это просто другая религия.

Отличаются ли чувства мусульман от чувств православных людей?

— С точки зрения светского закона, чувства верующих одинаковы, потому что закон светского государства не может определить, чьи чувства сильнее — мусульман, православных или иудеев. Вообще это неправильный подход: нужно защищать чувства всех верующих, не считая, конечно, различных маргинальных групп или псевдорелигиозных культов.

 

Дмитрий mi3ch Чернышев, блогер, креативный директор рекламного агентства "Соус":

— С оскорблением вообще довольно тонкая история. В семейной психиатрии есть такое понятие: тот, кто успел обидится первым, тот и прав. Он обиделся — значит, другой виноват. А обижаться можно абсолютно на все, что угодно. Например, в Нью-Джерси до 1937 года запрещали мужчинам показываться топлесс на пляжах: дескать, мы не хотим видеть горилл. Ханжи запрещали целоваться на экранах, потому что это развращает. С точки зрения правоверного иудея, за сбор хвороста в субботу полагается смертная казнь, а талибы обижаются на изображение Будды и взрывают скульптуры мирового наследия.

Это тема неисчерпаемая. Даже если мы возьмем православие, для старовера троеперстие — это оскорбление, потому что это замаскированный кукиш Христу. С точки зрения иконоборца, поклонение иконе — это ничто иное, как язычество, поклонение деревянной доске. Таких примеров сотни. А воины масаи смертельно оскорбятся, если вы предложите им поесть овощи, потому что для мужчины это считается неподобающим.

Читайте также: Протопоп Аввакум — мученик за обряд

Здесь еще есть один очень тонкий момент. Дело в том, что, например, в римском праве богохульство вообще не рассматривалось как преступление: считалось, что судить за богохульство — значит подвергать сомнению способность Бога самому наказать виновника. Согласитесь, что для верующего человека богохульник обречен на вечные муки — и зачем тогда все это? Бог его накажет гораздо строже.

Поэтому истерия по поводу того, кто успел на что обидеться первым, мне кажется абсолютно неправильной, и потакать ей — преступление. Я, как атеист, могу оскорбиться на тот религиозный бред, который несут с экрана телевидения. Однако не надо обижаться и реагировать на оскорбление, потому что что если ваш собеседник ведет себя, как идиот, это вовсе не обязывает вас быть идиотом.

Читайте самое актуальное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Дмитрий Чернышёв об оскорблении чувств верующих
Комментарии
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Уже и спасибо сказать нельзя: Трампа отругали за звонок Путину
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Хоть бы мимо: к Земле приблизился космический "терминатор"
Назван способ пользоваться Facebook без вреда для психики
Какая это порода? "Медведопес" из приюта завел интернет в тупик
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
"Новая сирийская армия": США науськивают боевиков на борьбу с Асадом

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры