Бестселлер о жизни монахов от архимандрита

Книга архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые" мгновенно стала настоящим бестселлером. Кто бы мог подумать, что в современной России о тихой монастырской жизни будут читать все — от подростков до убеленных сединами людей? Что же привлекает читателей в этой толстой и неспешной книге? Почему ее с таким упоением читают все, от мала до велика?

Какой обычно представляют себе люди жизнь православного монастыря? Человек, сторонний православию, скорее всего, вообразит туристический центр со старинной архитектурой, толпами любопытных и особыми правилами дресс-кода. Либо же такую своеобразную сельскую общину, в которой поселяются люди, уставшие от городской суеты, что-то вроде санатория с трудотерапией, отличающегося лишь тем, что его персонал надевает черные рясы вместо белых халатов.

Тот же, кто знаком с жизнью православной церкви, и, может быть, даже регулярно бывает в монастырях во время паломнических поездок, воспринимает их как место, где можно получить совет или исцеление от болезни, проникнуться благостным настроением, что называется, отдохнуть душою. Но, конечно, за время короткого "туристического" пребывания в монастыре невозможно по-настоящему узнать его подлинную, внутреннюю жизнь, не в теории, а на практике прочувствовать, что такое монастырь и в чем его предназначение.

Книга архимандрита Тихона как раз и открывает… вернее, конечно, лишь приоткрывает немного, чуть-чуть эту потайную, скрытую от досужего взора сторону монастырского бытия. Причём излагает отец Тихон не сведения из древних житий святых, где невозможно отделить реальность от легенды, а настоящую, живую историю, ту, которой он сам был свидетель. И надо признать, реальность, о которой он пишет, производит порой большее впечатление, чем любая легенда.

Читайте также: Ганс Христиан Андерсен: жизнь — сказка

В изображении архимандрита Тихона монастырь предстает особым, иным миром, который существует как бы параллельно нашей привычной реальности, подчиняется своим законам, не похожим на законы нашего мира; мало того, в некоторых аспектах они вовсе выглядят зеркально противоположными. В монастыре существует строгая иерархия со строгим подчинением. Каждый монах несет свое особое послушание, весьма непростое, особенно для московского интеллигента, не привыкшего работать руками. При этом, помимо работы телесной, на монаха ложится еще и огромная работа духовная — чтение Писания, участие в богослужениях и, конечно же, молитва.

Есть в монастырской жизни и та самая размеренность, спокойная неторопливость, которой нам отчаянно не хватает в большом городе. Но, с другой стороны, есть и напряженная "духовная брань", постоянная битва со злом; нам само представление об этой битве кажется нелепым, устаревшим и смешным, в лучшем случае мы воспринимаем ее как нечто символическое, абстрактно-отвлеченное. А для монаха битва со злом — повседневная реальность, и он знает, насколько чудовищно силён враг, и знает, как легко пасть в этой борьбе и отпасть от истины.

В то же время, как это всегда бывает на поле боя, между людьми, которые сражаются на одной стороне, возникают такие тесные узы братства, такое ощущение единения, которого никогда не почувствуешь в мирной, гражданской жизни.

Наверное, самая странная для современного светского человека сторона монастырской жизни — это смирение. Во всем — в послушании начальству, в отношениях с братьями, с мирянами, посещающими монастырь. Мы твёрдо усвоили, что в жизни надо постоянно доказывать всем и самому себе превосходство над другими, расталкивать локтями и своих, и чужих, заботиться только о своих интересах, и нам крайне тяжело понять, как можно основывать свои действия на смирении, на умалении себя перед другими, как можно ставить себя ниже всех и при этом продвигаться ввысь по лестнице Святого Духа.

Читайте также: Сельма Лагерлёф: та, что придумала Нильса…

Действительно, монастырь — это нечто настолько иное, что, признаться честно, в некоторые моменты я воспринимал книгу архимандрита Тихона не как реальные рассказы о реальных людях, а как сказку или скорее даже современное фэнтези. Особенно сильным было это ощущение в начале повествования, где автор рассказывает о том, каким образом он стал верующим и как впервые приехал в монастырь.

История, там изложенная, звучит жутковато — попытки проникнуть в духовный мир, контакты с "духовными" сущностями, затем первая радость от вкушения запретного плода сменяется ужасом от осознания последствий, приход в церковь как единственное средство спасения, и затем погружение в монастырскую жизнь. Происходит знакомство с этим иным и подлинно, безо всяких кавычек, духовным миром, первые испытания, знакомство с мудрыми наставниками, открывающими герою глаза на истинное понимание вещей. Герой получает предсказание о том, что ему предстоит навсегда остаться в ином мире…

Если отвлечься от обстоятельств и взять только сюжет, то создается полное ощущение, что перед нами шаблонное фэнтези про обычного молодого человека, нашего современника, который случайно оказывается втянут в конфликт между темными и светлыми силами, протекающий где­-то в ином измерении, отправляется в это самое измерение, и далее строго по тексту — испытания, наставники, участие в войне, освоение правил иного мира…

Только вот любовной линии не хватает для полного сходства. И тут с интересом задумываешься над тем, что как ни пытается жанр фэнтези рядиться в неоязыческие одежды, сюжетно и идейно он все равно остаётся в каркасе, смонтированном писателями-христианами посредством моральных сказочных аллегорий, из которых собственно и выросло это самое фэнтези.

Читайте также: Zотов: Страшный Суд на улицах Москвы

Что еще привлекает внимание в книге о "несвятых святых" — архимандрит Тихон пишет в основном о 70-80-х годах двадцатого века, о тех временах, когда церковь находилась под жестоким прессом советского строя. И те люди, о которых он пишет, находились в иной реальности не только духовно, но и социально. В монастырях еще остались люди, пережившие сталинские репрессии, много таких, кто уверовал в Бога под артиллерийским огнем на фронте, да, впрочем, любой человек, уходя в монастырь, обрекал себя на презрение и ненависть со стороны властей и зачастую даже своих бывших друзей и родственников, действительно совершал подвиг веры.

С одной стороны, это способствовало большему сплочению верующих и сохранению веры (монастыри становились частью своего рода "подпольной церковной сети", протянувшейся по всему СССР). С другой же, монастыри обособлялись от общества, проникались ощущением "осажденной крепости" среди обреченных, погибших земель.

И при чтении рассказов архимандрита Тихона ощущаешь, что вот именно там, в этом времени лежат корни той отчужденности, той пропасти взаимного непонимания и недоверия, которая разделяет в наши дни церковное и светское общества. Для светского общества монастырь — символ средневекового мракобесия, суеверия, "опиума народов" и обскурантизма. Для монастыря светское общество — символ суеты, соблазнов, искушений и греха.

Читайте также: Комедию Данте лишили "божественности"

Но все же есть надежда, что книга архимандрита Тихона станет мостиком, перекинутым через эту пропасть. Что она позволит людям, далеким от церковной жизни, увидеть ее изнутри такой, какой ее видят верующие, и поможет избавится от представлений, вбитых за 70 лет советской власти в массовое сознание. И в то же время, хочется верить, что и для православной церкви книга "Несвятые святые" станет напоминанием о ее положении во времена гонений. Напомнит о том, с какой любовью, терпением, смирением относились старцы и простые монахи к тем, кто приходил в монастырь, как переносили испытания, но не озлоблялись, а, напротив, использовали их как возможность приблизиться к Богу.

Напомнит о том духе, который царил в монастырях и во всей полуподпольной церкви, который поддерживал жизнь в церкви, давал единство, радость и любовь, и в котором сейчас православная церковь нуждается ничуть не меньше, чем когда, а, может, даже и больше. Может, после прочтения этих простых историй о "несвятых святых" подвигнет верующих на то, чтобы подражать им, как они подражали Христу, и это изменит не только внутреннюю жизнь церкви, но и жизнь всего нашего общества.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
В логове террористов в Барселоне найдена "Мать сатаны"
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Трамп решил, что делать с Афганистаном
Украина — бомба замедленного действия для США
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Александр ПРОХАНОВ — о ключевых событиях августовского путча 1991 года
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
В Россию прилетели комары-менингитчики
Черепаха бежала из зоопарка со скоростью 10 метров в день
Украина — бомба замедленного действия для США
Украина — бомба замедленного действия для США
Кофе вызывает галлюцинации
Украина — бомба замедленного действия для США
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
Украина — бомба замедленного действия для США
Пьющие россияне перешли на иностранные вина
Украина — бомба замедленного действия для США
"Кому ваша гривна нужна": валюту Украины больше не принимают на валютном рынке
Власти рассказали об идее сделать платным въезд в Москву