Андрей Кураев: православную веру надо очистить от псевдоправославных суеверий

Как митрополит поплатился за ковид-диссидентство и что может вызвать разочарование в Русской православной церкви, рассказал ведущему "Правды.Ру" Игорю Буккеру диакон Андрей Кураев.

Читайте начало интервью: Андрей Кураев: эпидемия не делает конфессиональных и профессиональных различий

Митрополит против ковида

— Архиепископ Владикавказский и Аланский Леонид заявил, что не страшны в храмах антикоронавирусные ограничения, COVID-19 и истерия чиновников: "Пока люди мне верят, я не боюсь ответственности".

— Люди, которые так говорят, обычно никакой ответственности не несут. Вопрос, это он сам такой храбрый портняжка или его начальник архиепископ, митрополит Илларион пробует дать кому-то сигнал? Епископат напуган после истории с саратовским митрополитом Лонгиным, который 20 лет был на кафедре, но ему показалось, что нет оснований верить госпропаганде в вопросе COVID, отказался закрывать храмы в пасхальные дни, сравнил власть с большевиками. Это чрезвычайно обидело его главного спонсора господина Володина. Он саратовский уроженец, у семьи его там бизнес, много храмов и монастырей были отстроены его стараниями. В общем, патриарх на ближайшем синоде в августе снял митрополита Лонгина и отправил в Вологодскую бедную епархию.

Архиереи поняли, что за ковид-диссидентство даже митрополит может поплатиться.

Слова архиепископа Леонида — обычные PR-технологии патриархии, когда она имитирует борьбу. Знает, что народу церковному что-то не нравится, и тогда кто-то из чиновников третьего уровня начинает об этой проблеме высказываться в духе широких народных масс. Они не становятся в оппозицию патриарху, полагая наивно, что патриарх их союзник. А патриарх на самом деле может произнести похожие слова, но никогда не сделает реальных действий, которые могли бы осложнить его диалог со власть имущими.

Поэтому возможно, что через аланского архиепископа просто выпускается пар для недовольных: не торопитесь проклинать патриарха и уходить из Московской патриархии, тут у вас будут союзники.

— Появилось много шуток в народе о COVID-19, новых слов. Одно слово очень близко к церковной тематике — "коронабесие". Как вы к этому относитесь?

— Я всегда приветствую проявление народного юмора. Я не собираюсь обсуждать, насколько опасна эпидемиологическая ситуация. Если б вы знали, как мне хочется быть "телепузиком" — человеком, который просто верит телеящику.

Я 20 лет пробую влюбить себя во Владимира Владимировича. Очень хочется. Особенно когда поговорю с кем-нибудь из его приближенных людей, и они мне рассказывают, какой он. Живота своего не щадит, заботясь о России и ее возрождении. Очень хочется поддержать всеми фибрами души, но какие-то другие знания вторгаются.

Так что у меня нет установки тотальной неправды телевизионной пропаганды и нет желания умножать число своих полемических фронтов.

"Ничего не забыли, ничему не научились"

Что вас беспокоит в церковной жизни, в РПЦ?

— У меня уже возраст такой, когда меньше беспокойств. Экклезиаст всё ближе с его "что было, то и будет" и "нет ничего нового под солнцем". И рецептов спасения России или православной церкви у меня нет.

Есть профессиональные знания, почерпнутые из книг, многодесятилетнего опыта жизни в церковных структурах. Причем не просто в сельском приходе. Поэтому я готов одергивать некоторых неофитов. Вот на что я сейчас только гожусь.

Мой опыт учит, что формула "всё или ничего" в России оставляет победу за "ничего".

Если мы хотим, чтобы православная вера была нужна людям, привлекательна, убедительна, надо подумать над тем, что мы называем православной верой. И очистить ее от псевдоправославных суеверий.

Когда мы предлагаем людям избыточные предметы веры, то очень легко подставляемся под критику. Особенно когда интернет дает возможность широкой дискуссии и проверки — нажать можно любой видеоролик на "стоп", взять книжки или позвонить знающему человеку и проверить, это так или нет.

А когда глава миссионерского синодального отдела белгородский митрополит Иоанн заявляет, что колокольный звон убивает все вирусы, а потом ложится в больницу с этим диагнозом в конце августа — это что? Год назад тот же митрополит отметился "дивными" словами о том, что катастрофические потери РККА в 1941 году связаны с тем, что служили комсомольцы, которые не были крещены, и против магического оружия Гитлера были беззащитны — это что такое?

Чем больше странных суеверий предлагается от имени Церкви, тем легче они опровергаются, а дальше человек может не заметить, где суеверия, сказанные глупцом в сане, а где сама вера в Христа, вера Евангелия.

Мне дорог один анекдот из советской поры, как приезжает лектор по атеизму в 20-е годы на завод с рабочими встретиться. Времена переходные, верующих людей еще много, да и диспуты разрешались религиозные. Антирелигиозный деятель, чтобы заговорить с массовой рабочей аудиторией, начинает с анекдотов про попов, монахинь. Народ гогочет, всё хорошо. А потом, предположив, что аудитория уже его, лектор переходит к главному: "Товарищи, теперь, когда вы знаете, как у нас циничны, лживы попы, монахи, вы можете уже понять, что на самом деле Бога нет, а его ради своей корысти попы придумали". И на этот его тезис не раздается аплодисментов. Тишина в цеху. Выходит на передний план старый рабочий и говорит: "Эй, мил друг, ты чашки-то бей, а самовар-то не трожь".

— Вы от изгнания менял из храма перешли к Экклезиасту? Внутренне, я имею в виду.

— Менял из храма я никогда не был уполномочен изгонять. Но всё время своей церковной жизни мечтал о том; уверял себя и всех, что церковь учла опыт ХХ века, побывала в шкуре гонимого. Поэтому свои страшные ошибки предыдущих столетий она не повторит и не будет оправдывать инквизицию и так далее.

Оказалось, нет. Уроки, к сожалению, по формуле французской аристократии эпохи Реставрации: ничего не забыли, ничему не научились. Это мое главное разочарование. Я преувеличил рефлекторно-аналитическую способность церковной среды. Очевидно, при климате благоприятствования эта опция не работает. Нужны новые заморозки в отношении Церкви, Общества, государства, чтобы включился критический анализ своего прошлого, планов на будущее.

Скажи мне, о чем ты мечтаешь, и я скажу, кто ты. Я имею в виду мечты политические. Представьте, что вам дана полнота власти. У вас большинство в парламенте, президент в кармане. Пресса ваша. Что вы разрешите оппонентам? Это важный вопрос для любой политической и религиозной группы. К религиозным группам я отношу и атеистов.

Если крайние атеисты, так называемые либералы придут к власти, запретят они колокольный звон или нет? Если мусульмане будут у власти, что они разрешат православным или язычникам?

Православным, иудеям — людям Писания — они кое-что разрешают, а вот язычникам, шаманистам и буддистам может плохо прийтись.

Православных это тоже касается. То, что я вижу, меня печалит. Я не вижу в церковной жизни аскетизма, умения ограничить свои властные амбиции, исходя из христианских убеждений. Потому что есть вещи, в которых не может быть насилия. Есть вещи, в которые можно только влюблять, но нельзя навязывать.

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен