Церковь должна держаться Христа и быть вне политики

Грозит ли православию дальнейший раскол? Что происходит с поместными православными Церквями? Кто мутит и смущает? Почему РПЦ резко выступает против тех, кто поддерживает ПЦУ?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал настоятель Богоявленского кафедрального собора, протоиерей отец Александр (Агейкин).

Читайте начало интервью:

Русский мир и русская религиозная традиция объединились в РПЦ

Православие: ересь отреченных

Как Запад наступает на святое

Война против РПЦ — часть войны против России

Почему РПЦ не зазывает в храмы, как секты

Иерархичность Церкви имеет небесное начало

Кто "испортил обедню" на Кипре

— Отец Александр, патриарх Александрийский всей Африки Феодор II отказался отвечать на вопрос кипрского телевидения, запретили ли ему в богослужении на Кипре упоминать Епифания Думенко как главу новой Церкви. Похоже, что на Кипре его попросили этого не делать.

— Потому что он, как говорится, испортит обедню. Есть такое старое выражение. Вот своим поступком он, опять же, внес смущение и порождает раскол.

Многие иерархи, которые хотели съехаться и послужить вместе в Лимассоле, сказали: мы не поедем туда служить, мы не хотим быть соучастниками всего этого.

И то торжество, которое планировалось, которое должно было стать таким глобальным и ярким, стало рассыпаться только из-за одного поступка блаженнейшего папы Федора, который был вынужден, может быть.

Можно папу Федора в какой-то мере понять, но нельзя разделить и согласиться с тем, что он сделал, признав эту новую как бы Церковь.

И ему говорят: мы, конечно, не откажемся, что вы приедете, пожалуйста, не поминайте на этой службе Епифания Думенко. А он уже вроде как обязан помянуть по старшинству своему. Есть некий диптих, в который он вписал имя, а ему говорят: давайте, вы у себя в Африке будете поминать, а на Кипре не будете. То есть — его поступок вносит смятение, смущение и в Кипрскую церковь уже. Вот как все взаимосвязано.

Политика и Церкви

— Да, на самом деле все взаимосвязано. И он поставил себя в такое положение, что и так, и так нельзя.

— Это, опять же, политическая конъюнктура. Есть страдающая украинская Церковь во главе с блаженнейшим митрополитом Онуфрием. И рядом с ним вот эта вот слепленная новая структура, от которой даже Филарет Денисенко отказался, ушел уже из нее. И помянуть Епифания означает тем самым ударить страдающего блаженнейшего Онуфрия.

Люди пытаются сделать выбор. Я уважаю, я люблю блаженнейшего Онуфрия — значит, я не могу помянуть Епифания, который является его как бы искусственной заменой, таким чучелом какой-то националистической борьбы.

Нас обвиняют в шовинизме, в русском национализме. Но мы думаем, что все-таки существует греческий национализм, потому что как раз греки себя ведут сейчас, именно проявляя некий шовинизм в отношении религиозных традиций.

— Они считают, что как бы от них все пошло, поэтому они могут и поменять?

— Возможно, что так. Только это от Христа все пошло, а не от греков.

— Но Федор уверен, что несмотря ни на что, наш Патриарх не прекратит его поминать.

Но есть правила, есть каноны. Если мы будем поминать тех, кто вонзает нож в спину блаженнейшего Онуфрия, то значит, мы сами должны низложить Онуфрия и сказать: ваше блаженство, вы больше не нужны, мы будем нашего другого друга, блаженнейшего папу Федора поминать, потому что нам эта дружба дороже. Нет, нам истина дороже.

— Ситуация действительно очень сложная — и политически, и психологически, и нравственно, и исторически…

— Она трагична.

Как "всея Африка" все осложнила

— Но все-таки очень хочется надеяться, что восторжествует здравый смысл. Ведь двухтысячелетняя история, были и более трагические ситуации.

— Да, сложно с этой ситуацией, еще и потому что раньше власть Александрийского патриарха простиралась только на Египет. Добавка "всея Африка" — вот эта глобальность африканская — в его титуле появилась совсем недавно, после войны. Это, опять же, как часть новой системы. И теперь, если мы будем осуществлять миссию в Анголе, в Конго, в Нигерии или в Южноафриканской Республике, то должны спрашивать разрешения у Александрийского патриарха.

— А кто его сделал всей Африки?

А это было с подачи как раз, опять же, константинопольского патриарха, не буду называть его имя, потому что в истории поместных Церквей один патриарх, сыгравший очень плохую роль в истории сразу нескольких поместных Церквей. После войны был патриархом немножко элладским, и патриархом константинопольским, и патриархом александрийским. Везде, где он побывал, он пытался какую-то выгоду для себя стяжать.

Вот его наследником и является патриарх Варфоломей и продвигает все эти традиции.

Патриарх Варфоломей как раз и узурпировал права на всю Африку, каковая христианской и православной не являлась.

Понятно, что греческие иерархи несут миссионерское служение очень ревностно в этих африканских странах, но и русские миссионеры там тоже трудятся. А теперь у нас и на этой ниве происходит разделение.

Что происходит в Афоне?

— Афон — святое место для всех верующих россиян. Что там?

— Афон сейчас, конечно, в непростой ситуации по многим причинам.

Монастыри, можно сказать, узурпировали через этот греческий национализм, и греки считают все монастыри своими.

Хотя когда формировалась монашеская традиция Афона, они были вне политики. И монастыри были

  • иберские,
  • и грузинские,
  • и румынские,
  • и сербские,
  • и русские.

Сейчас это осталось только историей. Их пытаются четко подчинить Константинополю. Может, иерархически это и правильно, но Афон стал заложником ситуации.

— Туда же приезжали и представители ПЦУ, пытались добиться поддержки…

— Они приезжают. Их где-то пускают, где-то не пускают, перед ними ворота закрывают.

Как успокоить смуту

Это проблема, которую породил Константинопольский патриарх. И он прекрасно понимал, что так и произойдет.

Константинопольский патриарх сделал заложниками этой ситуации тысячи священников, сотни иерархов, которые не понимают, как им дальше себя вести, как им дальше быть.

Эта смута вносится везде уже. В элладской Церкви кто-то из митрополитов согласен с решением элладского представителя, другие не согласны. Мы видим смуту на Кипре. Мы сейчас увидим смуту в Александрии, где тоже иерархи будут разные мнения высказывать. И это смущение внесено вот этим необдуманным решением.

Мы говорим: остановитесь, откатите ситуацию, давайте соберемся, поговорим, обсудим на Всеправославном соборе…

Почему Русская церковь не участвовала в якобы Всеправославном соборе? Потому что там пытались продавить и навязать первенство Константинопольского патриарха в решениях.

Он не хочет считаться ни с чьим мнением. Это новое папство. Раньше только Папа Римский считал себя бесспорным наместником Бога на земле, который управляет всеми областями мира в религиозном плане.

Христос себе даже такого не позволял, Сам Глава Церкви. И Дух Святой действует в поместных Церквях. Они все самостоятельны и свободны.

Первый патриарх — это только первый среди равных, а не тот, кто узурпировал власть и диктует только свои решения всем. Я всех призываю стоять в евангельской истине. И тогда не ошибетесь. Надо держаться Христа и быть вне политики.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.