Отец Александр: почему крещение - таинство

Как нужно подходить к таинству крещения? Что это такое? Какой в нем истинный смысл? Что об этом говорит Сам Христос? Как не превратить крещение в ритуал и услугу? Обо всем этом и многом другом "Правде.Ру" рассказал настоятель Богоявленского собора города Москвы отец Александр (Агейкин).


Если после крещения человек заболел, что это значит?

Читайте начало интервью: Священник: как крещение может стать "неправильным"

— Отец Александр, что такое таинство крещения? Как Церковь определяет, в чем и для чего это таинство? Чем крещеный человек отличается от некрещеного?

— Мы сразу вспоминаем слова Христа, в Евангелии сказанные: "Кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие". В беседе с Никодимом Христос говорит именно так. И что порождает удивление Никодима, уже зрелого человека, в возрасте, который говорит: "Как я могу вновь войти в чрево своей матери и вновь родиться?" Вот тайна…

Таинство Крещения состоит в том, что человек таинственно, мистически, духовно рождается вновь. И это не зависит от его возраста, младенец он или взрослый. Это таинство совершается по нашей вере. Это свобода нашей совести, нашего выбора. Сейчас опять много разговоров ведется по поводу того, нужно ли вообще крестить младенцев.

— Наверное, даже чем раньше, тем лучше. Потому что вы же сказали, это во многом это не на уровне нашего сознания происходит, а таинство совершается где-то внутри нас.

— Да, но тогда возникает вопрос: для чего? Если мы крестим младенца по вере родителей и восприемников, которые подтверждают эту веру и включаются в эту духовную жизнь новой христианской семьи, нового человека, рожденного во Христе, то возникает такой логический вопрос: все ли родители знают о христианской жизни?

Вот если мы будем рассматривать это событие, которое активно обсуждается в социальных сетях и СМИ по поводу крещения младенца в Гатчине, то мы видим, что родители не представляли, для чего они пришли. Ну так положено, такая традиция, так сложилось, что ребенка просто нужно покрестить. А год его жизни прошел. А они все ждали…

Может быть, они ждали крестных, возможности всем вместе собраться, каким-то образом подготовиться. Но ведь это не главное. У нас некоторые обыденные, житейские обстоятельства затмевают самую главную сторону того, что происходит, самого таинства. Крещение — это рождение в жизнь, вхождение в Церковь.

Ведь во всех молитвах, которые совершаются при крещении, священник просит у Бога возможности этому новому христианину быть частью Церкви и приобщаться Святых тела и крови Христовых, основополагающего таинства.

Поэтому, если мы крестим младенцев, мы крестим их не просто для того, чтобы что-то, какой-то обряд совершить и исполнить некую традицию, которую мы сами не понимаем, а для того, чтобы этот ребенок жил с нами, христианами, такой же духовной жизнью, какой живем мы, взрослые родители.

Мы приходим в храм на молитву. Мы участвуем в таинствах. Мы приобщаемся тела и крови Христовых. Поэтому мы считаем, что ребенок должен жить изначально, с первых дней, такой же жизнью, как живем мы.

— Получается, что это больше таинство и ответственность даже не для родителей, а для крестных, которые берут на себя ответственность перед Богом за воспитание в духе христианства?

— Да нет, не крестных. Это таинство для родителей, для семьи. Потому что если мы вспоминаем, опять же, Священное писание, обращаемся к Книге деяний и говорим о том, что сотник уверовал во Христа и попросил апостолов крестить его и весь его дом, то стражник темничный менял не только свою жизнь, но жизнь всего своего дома.

А весь его дом — это его жена, его дети, его слуги. Весь дом был крещен апостолами. То есть жизнь этого дома с этого момента изменяется полностью. Так же и здесь. Родители живут в браке, предположим, христианском, благословенном Богом в таинстве браке. Родители являются неотъемлемой частью Церкви. Они приобщаются Святых тайн, они бывают по воскресным дням в храме. Но если они причащаются сами, как они же не причастят своего младенца?

— Но, к сожалению, примерно только процентов восемь-десять населения России так себя позиционируют и действительно являются воцерковленными. А все остальные…

— Ну это же трагедия.

— Трагедия. Но крестят детей примерно 80 процентов. То есть получается, что большинство просто относятся к этому таинству формально. Почему Церковь все-таки потакает этим людям, когда крестит их детей, понимая, что они не будут постоянными прихожанами, потому что родители не являются таковыми. Церковь как-то этот вопрос обсуждает? Потому что все превратилось в обычный ритуал.

— На протяжении более чем пяти лет происходит некая смена формата подхода к таинству. И во всех храмах (я могу ответить за Москву, не знаю, как Гатчинская епархия) к таинству крещения допускаются только после огласительных бесед. Минимально человек должен пройти две огласительных беседы в нашем соборном храме. Первую проводят миссионеры, катехизаторы, наставники, а вторую проводят уже сами священники.

— С родителями?

— С родителями и крестными.

Читайте продолжение интервью:

О том, как Церковь превратили в дом быта

Отец Александр: за таинства платят не деньгами

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее