Лев Толстой и Иоанн Кронштадтский - два полюса русской духовности

Как надо читать Евангелие? А главное — как понять? А еще важнее — как поступать? На что и на кого ориентироваться? Лев Толстой и Иоанн Кронштадтский — два полюса русской духовности конца XIX — начала XX века. Как это выглядит на сегодняшний день?


Бог — не надсмотрщик

Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал настоятель Богоявленского собора, отец Александр Агейкин.

Читайте начало интервью:

Отец Александр: к Православной ассамблее РПЦ отношения не имеет

Отец Александр: Церковь на Украине стала разменной политикой

Отец Александр: в политике тоже можно победить ненависть любовью

Отец Александр: хочешь жить в раю — читай Евангелие

Священник: "Не всякому духу (интуиции) верьте"

— Евангелие лучше читать на церковнославянском языке или изложенное современным языком?

— Главное — как поступать. Есть перевод Евангелия на русский язык. Если ты его просто читаешь — это одно. Если ты претворяешь его в жизнь в своих поступках, тогда ты становишься христианином.

Для лучшего понимания есть толковое Евангелие. Есть множество толкований и святоотеческих толкований Евангелия. Мы говорим, что они одухотворены. То есть такие толкования под действием Святого Духа святым давались. Некое откровение об истине. А есть "Евангелие" Льва Николаевича Толстого.

— Так он же был отлучен от Церкви.

— Просто Церковь констатировала его отпадение. Но ведь "Евангелие" Толстого есть и его читать страшно. Даже его друзья ужасались. Афанасий Фет, его ближайший друг и последователь, был в шоке от "Евангелия" от Толстого. И его благочестивая тетушка Александра Андреевна Толстая была возмущена тем, что ее племянник сделал с Евангелием. Она говорила, что "ты отнял у людей чудо, ты отнял у людей надежду, перефразировав в своем понимании Священное Писание, потому что не было того одухотворения благодатью Святого Духа".

Потому что, не веря в Воскресение Христово (потому что это невозможно, как считал и говорил Лев Николаевич), Толстой завершил свое Евангелие смертью на кресте. У него Евангелие заканчивается смертью Христовой. Он убрал главы о Воскресении, потому что это, по его мнению, лишнее. И многие вещи он пересказал в своем понимании.

Поэтому мы говорим, как, в каком свете читать Евангелие. Это надо делать в свете святоотеческого толкования, в свете одухотворенного перевода. Есть замечательный русский текст. Да, может быть, он в какой-то мере сейчас уже подвергается некоторой филологической и лингвистической критике, но зато всю полноту смысла это Евангелие способно донести до человека.

Учение Толстого было ведь очень популярно в начале века. И даже потом, уже в близкое к нам время. Книга "Несвятые святые" рассказывает о том, что Сергей Бондарчук тоже был сторонником этих идей. Только перед смертью он все-таки уверовал и крестился… Люди, даже называющие себя атеистами, наверное, все равно всегда верят в чудо. И Господь совершал чудеса в своей земной жизни и после Воскресения тоже. А для чего Бог творит чудеса? Ведь само Его творение, весь мир вокруг нас, — уже чудо.

— Верно, человек всегда верит и часто ищет чудо. И Господь не просто так совершает чудеса. Иисус Христос менял жизнь людей, в том числе чудесами и откровением об истине. Обо всем этом нам повествует Евангелие, Новый Завет. И потом появилось множество канонических и вольных его толкований и пересказов. И многие люди сверяли с ним свою жизнь.

В конце XIX — начале ХХ века, с середины 70-х годов и до 1910 года примерно были два человека, к которым стремились люди. Таких особых мест, куда шли паломники, было много. Конечно, была Оптина пустынь, Киево-Печерская лавра, Троице-Сергиева лавра. Но два человека притягивали к себе множество людей — это Лев Толстой в Ясной Поляне и Иоанн Кронштадтский в Кронштадте. И это два полюса.

Оба этих человека родились с разницей в несколько лет и умерли тоже примерно в одно время. И это были две личности в Российской империи, к которым стремились люди. И не только простые люди, но и императоры и их окружение. Как свидетельствуют многие, к Льву Толстому приезжали сотни людей, а к Иоанну Кронштадтскому — тысячи.

И так было не только когда они были живы. Это продолжается и сегодня. На могилу Толстого и сегодня приезжают почитатели, но их единицы. А на могилу, к мощам, которые под спудом находятся на Карповке в Иоанновском монастыре, приезжают ежедневно сотни и тысячи паломников, которые и сейчас постоянно там находятся.

И оба эти человека — Лев Толстой и Иоанн Кронштадтский — вели свои дневники ежедневно. Только дневник Толстого называется в публикации "Моя жизнь", а дневник Иоанна Кронштадтского — "Моя жизнь во Христе". И в их содержании это, конечно, очень сильно отражается. Огромная разница, как человек пропускает через себя события, размышляя о себе и о мире.

Глыба, талантливейший человек Лев Николаевич Толстой, великий писатель, но никакой совершенно богослов. Потому что степень церковности другая, степень его внутреннего благочестия другая совершенно, нежели у Иоанна Кронштадтского. Зато Иоанн Ильич Сергиев, Иоанн Кронштадтский, с глубокого Севера, будучи сыном псаломщика Сурского, смог вырасти в своей вере, в своем уповании на Бога до того святого, которого мы сегодня чтим.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее