Отец Александр: Церковь на Украине стала разменной политикой

"Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу". Тем не менее Церковь существует на Земле, в условиях определенного общества и государства. Поэтому ее тоже не могут не касаться происходящие вокруг процессы, в том числе и политические. О том, как это происходит на Украине, генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал настоятель Богоявленского собора отец Александр Агейкин.


Зачем паломники ПЦУ пели на Афоне гимн Украины?

Читайте начало интервью: Отец Александр: к Православной ассамблее РПЦ отношения не имеет

— Отец Александр, вера зачастую используется политиками, Церковь иногда не просто вовлекается в политику, но даже становится жертвой политических игрищ, подвергается гонениям, как это происходит сейчас на Украине. Что в таком случае делать Церкви, как защищаться? …

— Мы — свидетели таких вещей, когда, например, блаженнейший митрополит Онуфрий, представитель Украинской православной церкви, присутствуя на заседаниях Верховной рады, мог проявлять свою позицию очень явно и ясно и в результате влиять на ситуацию. И в его присутствии многие политики не позволяли себе таких выражений и оскорблений, которые обычно частенько употребляют.

А когда нет такого сдерживающего фактора, когда нет настоящего пастыря в диалоге политиков, несмотря на то что какие-то явления называются религиозными или даже православными, то мы видим любые неприглядные ситуации, потому что под этим названием часто скрываются совершенно другие цели — политические. Понятно, что Церковь находится всегда в государстве и она вынуждена как-то участвовать в повседневной жизни, решать какие-то, может быть, и политические вопросы. Но это вынужденность, а не традиционность.

— Сейчас там появилось просто множество так называемых Церквей, а по факту — просто политических проектов и сект. Как традиционная Церковь может на это повлиять?

— Да, сколько угодно много у них сейчас различных движений. Но единственным легитимным духовным лидером Украины является митрополит Киевский Онуфрий, блаженнейший митрополит, возглавляющий старейшую кафедру Святой Руси, кафедру Киева как матери городов русских. Конечно, сколько угодно может появляться самозванцев в этом пространстве.

Мы говорим о канонической Церкви, которая является самой многочисленной по представительству верующих в храмах и по количеству храмов. Из церковной истории известно, когда рождается раскол в первичном каком-то своем посыле, то Церковь всегда удерживает от этого, потому что дальше уже появляется прецедент к дальнейшему разделению.

Церковь призвана к единению, к единству, а не делению. А если деление началось, его уже тяжело остановить. Мы уже видим результат вот этого незаконного провозглашения новой Церкви при участии братской Константинопольской церкви. Понятно, что ничего хорошего из этого не вышло.

Это породило множество конфликтов и новых разделений. А корабль Церкви как следовал своим курсом, так и следует в бушующем море. А все эти щепки разбиваются об этот корабль и делятся на множество еще более мелких щепочек, на которых спастись уже невозможно.

— Очень трудно воспринимать это как щепки, потому что страдают люди, идет захват храмов и для верующих людей — это большая трагедия. Где-то пытаются отстоять свои храмы, дело доходит до крови…

— Это активная позиция верующих стоять за свою церковь, за свои религиозные убеждения. Происходящее, такие случаи захватов, — конечно, трагедия. Но мы благодарны Богу, что он сохраняет этот корабль Церкви, несмотря на то, что от него вот этими житейскими волнами отламывает какие-то части.

Если мы говорим, что на этом корабле мы можем спасаться, идти в тихую гавань царствия Божия, то оказавшись за бортом церковного корабля и ухватившись за эту отколовшуюся щепочку, не гарантировано, что ты уцелеешь. Поэтому людям нужно делать свой выбор, с кем они, чем они движимы, политическими или националистическими амбициями, или все-таки устремлены ко Христу.

— В ПЦУ ведь тоже говорят про Христа, проводят какие-то службы, ссылаются на Библию… Там какие-то другие каноны?

— Глядя на все это, уже сразу начинаешь сомневаться, потому что вся их религиозность — только некое прикрытие своего существования. Ведь мы знаем о совершенно возмутительном поступке паломников ПЦУ, которые на Афоне ничего лучше не нашли, как публично спеть гимн Украины.

Они не спели "Отче наш", не возгласили все вместе "Символ веры", не вознесли молитвы Богородице. Они спели гимн Украины. Ну, гимн Украины — это да, национальное какое-то достояние, символ государственности, но он к духовному состоянию человека не имеет никакого отношения.

Мы знаем, что человек, поставленный в жесткие обстоятельства в период кризиса, даже если никогда раньше не молился, начинает молиться, он вспоминает "Отче наш", которому его бабушка учила, вспоминает "Богородица, дева, радуйся" или молитвы. Кто-то в этих обстоятельствах совершенно другое лицо проявляет. В кризисной ситуации то, что у человека внутри, открывается в полной мере.

И мы видим, что здесь они были объединены лишь какими-то националистическими идеями. Если мы заходим в храм ПЦУ, то мы там больше слышим разговоров, даже проповедей об украинской идентичности, о том, что Украина над всем, что враг — Москва. Мы не слышим проповеди о Христе. Простые нормальные люди от этого устают, они возвращаются в настоящую Церковь.

Уже есть прецеденты, когда общины возвращаются в лоно канонической Церкви, потому что они устали от политики, которая с амвона на них выливается. Они устали от этих проповедей, в которых не вспоминают о Христе, о главе Церкви, а говорят только о каких-то земных политических делах. А человек ищет другого. Он устает от этой политики. Он ищет вечности и хочет стабильности в этой жизни. А мода политическая очень часто и внезапно меняется.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее