Отец Александр: у Екатеринбурга не должно быть сердце в пятках

Разведывательно-аналитический центр США Rand Corporation недавно опубликовал подготовленный по заказу правительства США доклад "Перенапряжение России: конкуренция с выгодных позиций". Там описываются как раз те процессы, которые и происходят вокруг и внутри России.


Запад хочет, чтобы сердце России было в пятках

США планомерно продолжают работу по развалу России. Противостояние и раскол — главное. События в Екатеринбурге уже во многом напоминают события предшествовавшие киевскому Майдану.

О строительстве храмов и протестах главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал настоятель Богоявленского кафедрального собора протоиерей отец Александр (Агейкин).

Читайте начало интервью:

Протесты в Екатеринбурге: повод — храм, цель — разрушение России

Священник: в Екатеринбург должна вернуться историческая справедливость

— Отец Александр, опросы в Екатеринбурге проводились в виде исключения или теперь всегда любой храм можно строить только после положительных результатов какого-то опроса?

— По закону это так, да. У нас на сегодняшний день в соответствии с законом обязательно должны проводиться слушания среди местного населения. И в каждом районе Москвы, где строится новый храм по программе "Двести храмов", это делается. И в других регионах везде, где планируется строительство, везде проходят слушания.

Такие слушания и в Екатеринбурге прошли. И большинство людей высказалось за строительство храма. Все формальные процедуры были соблюдены, разрешение было получено. Но уже на стадии возведения временного ограждения его использовали как инфоповод, как возможность выразить какие-то протесты против строительства храма в сквере.

Хотя на самом деле там сквера как такового не существует, только на карте есть небольшой участочек. Активность и посещаемость там была практически нулевой. Сейчас мы по документам посмотрели, посчитали. 135 деревьев там растет, из них 90 признаны нормальными, а 45 признаны уже умирающими.

По техническому заданию и по проектной документации строящегося храма наличие живых насаждений, деревьев, должно увеличиться в два раза — больше 200 деревьев там должно было бы стать. Больше 100 деревьев должны посадить в процессе благоустройства территории после строительства храма.

И не маленьких, а больших деревьев, поэтому сквер увеличится, можно сказать, в два раза. Но ведь об этом ангажированные СМИ предпочитают молчать. Наоборот, они постоянно твердят, что будут вырублены все деревья. Это ложь. И она не единственная.

— Отец Александр, ведь несколько тысяч было участников протестов — совсем немного, тем более на фоне общего числа горожан, эти акции сложно назвать массовыми. Тем не менее их распиарили, и власть пошла на попятную, хотя порой игнорирует многомиллионные протесты, например, выступления против повышения пенсионного возраста. Но почему люди, которые голосовали и высказывались в поддержку строительства храма, никак не проявились?

— Ну почему же? Они проявились. Просто к ним нет интереса со стороны СМИ.

— Они проводили какие-то акции, как-то противостояли этим людям?

— В этом сквере были молитвенные стояния, были молебные пения, на которые собралось более двух тысяч верующих. Хотя мэрия все готова была отменить. Они там сидят и боятся за свои кресла. И понятна их позиция. Особенно мэр сразу при первом шуме проявил настолько ярко свой страх, что даже трудно дать оценку.

Он приостановил строительство единолично, вопреки всем законам, потому что разрешение на строительство есть. Мэр не имеет права решать, приостановить или не приостановить. Никаких нарушений закона не было, никакой комиссии, решения какой-то инстанции не было.

И вдруг мэр говорит, что он приостанавливает строительство храма. Ну это его совесть, его ответственность. Но несмотря на это верующие Екатеринбурга собрались на молебное стояние, на молебное пение. Это очень хороший повод, потому что люди вышли из своих храмов и приехали, увидели друг друга воочию и обнялись, общались.

Более двух тысяч человек было. И в этом различные СМИ тоже друг другу противоречат. Одни журналисты пишут, что было несколько тысяч протестующих. Другие — что верующие своим числом превзошли в разы количество протестующих. И те просто скромно удалились. Мы понимаем, что это противостояние каких-то сил.

В любом случае и там, и там в сравнении с общим населением Екатеринбурга — это совсем маленький процент, но какой бы процент ни был, его нужно услышать, увидеть, прислушаться к этой проблеме. Мы слышим, когда нам говорят, что уже и так много храмов, на каждом углу храм стоит и зачем еще один строить? Но это совсем не так. И здесь еще один не строят.

Восстанавливают храм и справедливость. Это разрушенный в советское время соборный храм, главный храм. Вот стыдно екатеринбуржцам, что у них нет кафедрального собора до сих пор, хотя со времени начала духовного возрождения прошло уже 30 лет.

До сих пор в Екатеринбурге не решен вопрос с кафедральным собором, с главным храмом города, его возрождением и восстановлением. В Екатеринбурге чуть больше 30 храмов на сегодняшний день, это со всеми часовнями и совсем небольшими церквями.

Кстати, храм святой Екатерины — это второе капитальное сооружение, которое было построено на этой земле. С него начался Екатеринбург. И если мы будем говорить о процентном отношении, много или немного храмов, то полтора миллиона разделите на 34 храма. Получится довольно внушительная цифра, которая показывает, что храмов действительно остро не хватает…

— Один храм на 50 тысяч, грубо говоря.

— Да. Даже если в храм ходит только десятая часть, все равно один храм — на пять тысяч. Как ни крути, а самый большой на сегодня храм Екатеринбурга — Храм на крови — вмещает чуть больше полутора тысяч человек. Даже он не может вместить всех тех, кто хотя бы иногда ходит в храм.

Вот мы совершенно четко сталкиваемся с такой совершенно ложной позицией, с подлогами, с откровенным враньем, ложью, лишь бы этот храм не был построен. Значит, он кому-то мешает. Нам предлагают построить его где-то на задворках, где и людей-то очень мало, говорят: "Давайте перенесем его в трущобы, изменим через этот храм людей и место". Духовный закон: храм должен стоять в центре. В центре города. Везде так.

Посмотрите хоть даже на европейские столицы: Кельнский собор, Нотр-Дам в Париже, Барселона… Любой более-менее известный нам культурный центр или более-менее большой город — в его центре всегда стоит собор, духовный форпост, духовное сердце этого города. Ну почему у нас сердце должно быть в пятках, а не на своем месте?

Читайте продолжение интервью:

Протестующим против храмов и Бога милее мерзость запустения

Каких чертей и почему бесит храм Святой Екатерины

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев