Томос для Украины: слезы не могут быть от Христа

Единству всего православного народа и Церкви Христовой ни в коем случае не противоречит не только независимость Церквей, но и приходов. Важно, чтобы было духовное единение и любовь, а не политическое разделение и ненависть. ЦПЦ-СЦУ — чисто политический проект для личных целей. А томос от РПЦ у канонической Украинской церкви уже давно есть. И он был выдан с любовью, а не продан в обмен на имущество.


Киев, ПЦУ и Константинополь в руках ЦРУ!

Об этом "Правде.Ру" рассказал настоятель Богоявленского кафедрального собора, протоиерей отец Александр (Агейкин).

Читайте начало интервью:

Священник: томос — идеологически-имущественная сделка

Константинополь признал нормой раздрание ризы Христовой

Константинополь разрушает православие

— Имел ли Константинопольский Вселенский патриархат право аннулировать решение 400-сотлетней давности и присоединять к себе украинскую территорию, создать там совершенно новую непонятную раскольническую Церковь?

— Нет, конечно. Это просто сказать: теперь мы передумали… Абсолютно никаких прав и оснований этого делать он не имел. Но уже начиная с 90-х годов прошлого века, ХХ столетия, когда распался Советский Союз и государства стали независимыми, мы стали свидетелями очень тихого спокойного перетекания в некую национальную независимую Церковь на Украине, которая возглавлялась после раскола так называемым патриархом Филаретом, находилась под омофором Блаженнейшего Митрополита Владимира, а ныне Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. Это была Церковь совершенно автономная.

Но раньше-то Церковь у нас всегда была единая. У нас никогда не было национальных границ. Мы спокойно перемещались, украинцы в РСФСР, русские на Украину, кто-то в Белоруссию, то есть границ таких не было никогда. Они возникли только уже в процессе этого нового передела мира. А раньше люди об этом не думали, даже границы рисовали совершенно условно.

Вот мы сейчас говорим, что Крым — наш. Конечно, наш и всегда им был, там была совершенно условная граница. Потом решил Никита Сергеевич сделать такой подарок родной Украине, откуда он родом. Подарил Крым, за который было пролито столько русской крови в неоднократных русско-турецких войнах. Но если углубимся в историю, то Крым — это часть Византии…

Так же мы говорим о том, что Церковь новой Украины была автономна. Не разрывая связь с общей артерией, связывающей нас, потому что для нас Киев — это колыбель, купель, как для сербов Косово, так для нас Киев. И поэтому автономная Церковь, которая и не искала никакой автокефалии, потому что у нее было все, чтобы быть автономной, в том числе и томос, как они сейчас говорят.

Он был дарован как документ об автономии Святейшим Патриархом Алексием, в котором была прописана полная автономия. Они имели свой синод, сами поставляли себе архиереев, все было свое, независимое, никаких отчислений, никаких налогов в центр они не платили никогда. Это была полностью автономная Церковь.

— То же самое сейчас в Белоруссии.

— Да, сейчас так же в Молдавии и на других территориях. Это Церкви, которые объединены под общим омофором. В Белоруссии автономная Церковь, но она — часть Русской церкви нераздельная, потому что мы едины с этим народом во многом. В Молдавии — тоже часть Русской церкви.

Но служба в приходах, которые состоят из этнических молдаван, ведется на молдавском языке. А приходы, которые состоят из гагаузов, служат на церковнославянском языке. Они свободны сами выбрать, какой традицией им жить, на каком языке служить. Никто им не диктует из центра. Они имеют свои синоды, которые принимают решения, а потом на общем синоде Русской православной церкви они обсуждаются и утверждаются. Это самая нормальная и правильная единая церковная жизнь.

— А как в Закавказье? Там в основном другие вероисповедания и конфессии. Но есть и православные приходы. И как это решается канонически в целом?

— Да, в Армении есть приходы Русской православной церкви, а епархии нет. В Азербайджане есть. Архиепископ Александр носит титул Бакинский и Азербайджанский, но он единственный епископ в этой стране, а синод — это собор епископов. Синод есть еще в Казахстане, потому что там митрополия. Есть епископы в Средней Азии, которые объединяются в одну Среднеазиатскую митрополию.

Вообще, канонически каждый храм независим. У каждого прихода даже в городе Москва есть собственный устав, утвержденный Патриархом, свое юридическое лицо. Мы подотчетны Святейшему Патриарху как епископу города, но каждый приход имеет свое собственное юридическое лицо. Это общины, которые объединены вокруг Патриарха. Они находятся под его омофором в единстве и в любви.

Также мы говорим, что Украинская церковь совершенно независима, но в общей любви, в общем единстве мы составляем единое целое. Нам не нужно разделяться, не нужна эта автокефалия никому. Зачем она? Это чисто политический проект. Просто кто-то захотел сейчас удержать власть в своих руках, иметь ручную Церковь.

Кто-то еще через это захотел что-то себе приобрести. Я сейчас не буду говорить конкретно, указывая на кого-то, но мы видим, что это политический продукт, ничего не имеющий общего с духовностью, это слезы и кровь. И время ясно показывает весь этот ужас.

За то время, как этот так называемый томос продали независимой Украине, такая сделка произошла, мы видим результаты. Каковы они? Это не радость, а несчастье, это слезы, кровь и боль. Более сорока приходов за этот период было силой отнято, люди молятся со слезами на улице, совершая богослужение. А противники единства и любви избивают священников, женщин, стариков… Разве такими бывают результаты любви христианской?…

Источник фото: eadaily.com

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видео интервью целиком: Киев, ПЦУ и Константинополь в руках ЦРУ

Домашнее