Канун поста: Страшный суд — Суд милости?

Грядет сырная, мясопустная неделя — Масленица. Последняя перед Великим постом. По традиции, на ней отрываются вовсю — народ отправляется на массовые гуляния, объедается блинами и весело проводит время. До благочестия ли тут? Но в церковном календаре третья подготовительная седмица перед Постом носит суровое название — "неделя о Страшном суде"…

Последняя неделя перед Великим постом — пожалуй, одна из самых ярких иллюстраций того, как расходятся пути народного и церковного благочестия. Чисто по-человечески очень понятны масленичные гуляния, блины и веселье: впереди длинный и тяжелый Великий пост, вот и пытаются люди и налакомиться, и наразвлекаться аж на шесть недель вперед. Но предваряет Масленицу евангельское чтение, которое вовсе не настраивает на разудалый лад. Напротив, церковь все настойчивее призывает каждого вспомнить о грехах, не развлекаться, не тратить время впустую и не уповать беспечно, что "Бог всех спасет" без малейших человеческих усилий.

Третья подготовительная седмица носит название "неделя о Страшном суде". Ее цель — напомнить христианам, что в конце истории случится Второе пришествие Иисуса Христа и каждый даст Ему отчет о своей жизни. И каждый услышит над своей головой последнее решение Сына Божьего о своей судьбе.

На воскресной литургии в церкви читается отрывок из 25-й главы Евангелия от Матфея, рассказ Христа о том, как он будет вершить последний суд, как отделит овец из козлищ: "И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную"…

Читайте также: Неделя о блудном сыне: возвращение домой

Страшный суд… От одного названия мурашки бегут по коже. О том, что случится, когда Сын Божий вновь придет в мир, но уже не в "рабском зраке", а во славе, писал не только евангелист Матфей, но и Иоанн Богослов, посвятивший этому событию изрядную часть своего Откровения. Страшный суд — звучит мрачно и торжественно, навевает страх и трепет: ведь все-все праведники и грешники от начала человеческой истории воскреснут и услышат приговор. Но какой? Логика подсказывает: раз Страшный суд — значит, суровый приговор. Ведь иначе не назвали бы Страшным…

Но что такое суд Божий? Об этом немало говорил сам Иисус, беседуя с учениками и приходящими к нему учителями израильскими. И в первую очередь Христос говорил о том, что… не будет судить мир.

"Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него", — это, может быть, самые известные слова из всего Нового Завета. Но что же получается: Сын Божий противоречит сам себе? Ведь в Евангелии от Матфея он однозначно обещает: суд будет, и кое для кого приговор будет ужасен.

Но не Господь повинен в том, что для кого-то из человечества вечность исполнится мукой. Христос пришел в мир, чтобы спасти его, но не для всех спасение и близость к Богу — счастье:

"Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны".

Выходит, что на Суде Божьем не будут зачитываться обвинения и приговоры. В том нет нужды: сам воскресший человек перед лицом Сына Божьего почувствует или радость, или горечь от того, что всеего дела вдруг стали явны. И с этим ощущением он и войдет в вечность. Только дела человека обличат его и склонят чашу весов на ту или иную сторону. И уж точно не Бог уронит последнюю гирьку на ту чашу, которая склоняется ко тьме… Напротив, Господь сделает все, чтобы спасти как можно больше людей.

Читайте также: Бог не кидается с крыши ради атеистов

"Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну"… А это значит, что в конце истории мы предстанем не перед непостижимой ипостасью Отца, а перед ликом Того, Кто стал человеком, пришел и жил среди нас, и умер за нас мучительной смертью, чтобы спасти всякого, кого только можно. Нас будет судить Тот, чье явление открыло миру, что Бог есть Любовь… "Он и на Страшном Суде не хочет наказывать. Он будет миловать, миловать, миловать… И оправдает всякого, хоть бы малая возможность была", — с глубоким убеждением писал святитель Феофан Затворник.

Конечно, предстать перед лицом Бога Живого, увидеть свои грехи как наяву — жутко, страшно и стыдно. Но эти понятные, вполне закономерные чувства побеждаются другим — любовью к Богу и бесконечной радостью от встречи с ним.

В XII веке армянский поэт, святой Григор Нарекаци так выразил стремление к Богу души, сознающей свои грехи, но любящей Творца:

"Мне ведомо, что близок день суда,

И на суде нас уличат во многом…

Но Божий суд не есть ли встреча с Богом?

Где будет суд? — Я поспешу туда!

Я пред Тобой, о, Господи, склонюсь,

И, отрешась от жизни быстротечной,

Не к Вечности ль Твоей я приобщусь,

Хоть эта Вечность будет мукой вечной?"

О том, что Страшный суд будет на самом деле Судом милости, писали и другие святые. Например, Иоанн Дамаскин призывал не считать Бога справедливым, ибо его милосердие превосходит всяческую справедливость. Да и странно думать, что Даритель Жизни своей волей отправит на вечную гибель одно из творений, которое еще можно спасти, еще можно ввести в жизнь вечную. "Хотением не хочу смерти грешника, но чтобы обратился и жил", — говорит еще в Ветхом Завете Господь.

Читайте также: Канун поста: неделя о мытаре и фарисее

Только это, безусловно, не значит, что можно забить на собственное спасение и бездумно транжирить жизнь, потребительски уповая на то, что Господь спасет. Мол, это самому Господу нужно — спасать, вот пусть и вытаскивает. При всей своей бесконечной любви к человеку Христос не сможет войти в душу, искренне не призывающую его, потому что бережет свободу воли каждого. И, когда на последнем суде люди, не желавшие его знать всю жизнь, не любившие его и не звавшие, будут уверять, мол, "мы Твои", — ему придется горько ответить: "Нет. Отойдите от меня, беззаконники".

Ибо Царствие Небесное не может быть только снаружи души, не может только обволакивать ее, не затрагивая сердцевину. Сколько угодно можно обманывать себя и других при жизни, совмещать видимое благочестие и привязанность ко греху, но в конце концов тайное станет явным. И, читая отрывок про Страшный суд, церковь призывает каждого поглубже заглянуть в себя и честно ответить: есть ли в сердце любовь к Богу, покаяние и желание быть с ним. Потому что, если таких чувств внутри человека нет, то встреча с Творцом станет для него действительно страшной…

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее