Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?

Может ли гражданская война в Сирии стать причиной большой войны между Израилем и Ираном? Почему премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил против перемирия на юге Сирии, согласованного президентами США и России на первой личной встрече на саммите G20 в Гамбурге?

Как считают в Тель-Авиве, при молчаливом согласии Москвы и Вашингтона иранские власти получили полный карт-бланш на проведение военных операций в Сирии. В еврейском государстве опасаются, что, закрепившись в Сирии, отряды "Хезболлы" при поддержке Тегерана развернут широкомасштабную войну против Израиля. Тему ирано-израильского противостояния в Сирии в программе "Диалоги" обсудили обозреватели "Правды.Ру" Айдын Мехтиев и Дмитрий Нерсесов.

— Правительство Израиля в лице премьер-министра Нетаньяху озвучило тревогу Тель-Авива по поводу зон деэскалации в Сирии. Формально он критикует соглашение России и США, заключенное между Путиным и Трампом в ходе саммита в Гамбурге, но больше всего Израиль выражает беспокойство по поводу того, что разделение Сирии на сферы влияния закрепляет там присутствие Ирана — главного врага Израиля.

Какие могут быть последствия? Лавров уже заявил, что мы прислушаемся к мнению Израиля, но не больше. Все-таки Израиль не участник межсирийского урегулирования. Дмитрий, почему теперь еврейские власти пытаются вмешаться в ситуацию? Что им не нравится? Может ли Иран реально угрожать Израилю своим присутствием в Сирии?

— Я с самого начала этой сирийской истории обращал внимание на отсутствие Израиля. Ведь в сирийский кризис так или иначе постепенно были втянуты все соседние государства, великие державы, Европейский союз. А Израиль, который находится в непосредственной близости к столь серьезному конфликту, никоим образом не участвовал ни в "Женеве-1", ни в "Женеве-2", и на переговорах в Астане его тоже не было.

Ситуация, при которой урегулированием в Сирии занимались все, кроме Израиля, сама по себе уже содержала эдакую бомбу замедленного действия, потому что Израиль не может не выставить какие-то условия будущего урегулирования, которые его бы удовлетворяли.

Коллизия заключается в том, что формула урегулирования разрабатывается огромным количеством людей, участников, сторон и организаций, сил и стран. В этой разработке Израиль напрямую не участвует, но когда создается готовая или полуготовая формула, полуфабрикат, который уже можно доводить до ума, тут Израиль как раз и выставляет свои условия, говорит, что именно его не устраивает.

Как долго шли Россия и Соединенные Штаты к каким-то соглашениям по Сирии! Сначала было много непонимания, потом несколько вариантов взаимодействия, были самые разные соглашения об одном, другом… Сейчас наконец-то Путин и Трамп вроде бы договорились о создании зон деэскалации.

Они должны быть созданы на юге — на иорданско-иракской границе, в зоне, которая примыкает непосредственно к Голанским высотам. Предполагается, что вооруженные силы, в частности группировки, которые поддерживаются Ираном, будут отведены от границы между Голанскими высотами и территорией Сирии на 20 километров.

Израиль это, естественно, не устраивает, поскольку не гарантирует его безопасность. Он делает вывод, что за пределами этих 20 километров на законной и международно одобренной основев уже стоит оборудование каких-то иранских баз или баз тех сил, которые поддерживаются Ираном.

Плюс к этому Израиль сейчас вспомнил, что Иран в течение уже достаточно долгого времени ведет разговоры о том, чтобы на территории Сирии были созданы его военно-морская и военно-воздушная базы. Иран явно намерен использовать ситуацию, использовать то, чего он добился в ходе сирийского конфликта, и закрепиться на этой территории. Для Израиля это неприемлемо.

— Израиль говорит, что Иран якобы намерен создать в Сирии военные базы. Этому имеются реальные подтверждения? И как на это реагировать России?

— Мы не знаем, какие договоренности есть между Тегераном и Дамаском. С самого начала всей этой истории было понятно, что Израиль остается большим неизвестным, и рано или поздно это начнет создавать какие-то проблемы. Мы сотрудничаем с Ираном, у нас общие цели и задачи, мы стоим за то, чтобы законно избранный президент Башар Асад остался на своем посту, чтобы все террористические угрозы были уничтожены.

Сейчас тема ирано-израильского противостояния становится все более актуальной. Недавно было заявление Трампа о том, что Иран — это исчадие ада. Арабский мир начинает активней встраиваться в политику противостояния Ирану. И Россия как союзник Ирана тоже все больше вовлекается в это противостояние. Россию подводят к тому, чтобы она сделала свой выбор. Это, на мой взгляд, совершенно неподходящая роль для великой державы. Не наша задача делать выбор, наша задача — диктовать.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

ИРАН - ИЗРАИЛЬ: что может послужить детонатором войны?
Комментарии
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Блокировка Telegram как провокация против России
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
ВКС России снова "побрили" флот коалиции у Сирии
Боевой резерв: что будет, если США тронут российские активы
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии