Экспертное мнение

Александр ПЕРЕНДЖИЕВ: ОДКБ — это игра в одни ворота

23-24 августа в Минске представители оборонных ведомств стран-членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) обсудили вопросы коалиционного военного строительства, применения КСОР, организации управления и их всестороннего обеспечения. Сообщается, что в системе коалиционного военного строительства государств ОДКБ появились "проблемные вопросы". По сведениям военно-дипломатических источников, "проблемы в обеспечении КСОР связаны с той несколько новой позицией, которую заняла Россия по отношению к своим союзникам по коллективной обороне". Ранее Москва снабжала подразделения КСОР вооружением на безвозмездной основе, теперь же подобное спонсорство приостановлено.

Стоит заметить, что об недавно говорил заместитель генерального секретаря ОДКБ Валерий Семериков. "Ориентировочно план оснащения единообразным вооружением приостановлен до 2018-2019 годов", — заявил он. При этом Семериков отдельно указал на то, что, хотя объемы поставок однотипных вооружений для КСОР ОДКБ за счет национальных бюджетов сейчас не те, которые хотелось бы, тем не менее они продолжают осуществляться.

"Правда.Ру" обратилась за комментарием к Александру Перенджиеву, доценту кафедры политологии и социологии Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, кандидату политических наук, военному политологу.

— Многие эксперты критикуют ОДКБ и считают, что система коллективной безопасности дает сбой. Прежде всего потому, что Россия приостановила безвозмездные поставки вооружений союзникам. Вы согласны? Можно это расценивать как сбой?

— Дело в том, что, к сожалению, страны, которые входят в ОДКБ, рассматривают свое членство там как некое предприятие, за которое положены определенные льготы. Я бы только в этом случае исключил Белоруссию, с ней все-таки на данный момент у нас больше взаимодействия в военной сфере как равных партнеров. А остальные считают, что они такие паровозики, которые к России прицепились и поехали. Государства ОДКБ говорят, что Россия их должна защищать, должна им поставлять оружие по низким ценам, а лучше - совсем бесплатно. Кроме этого, она еще должна выделять деньги на организацию их обороноспособности. Самая большая проблема стран ОДКБ в том, что они видят этот альянс как некое предприятие по оказанию им спонсорской помощи со стороны России.

Объединенные силы ОДКБ действительно никогда и нигде не участвовали, не поддерживали Россию. Самый наглядный пример — антитеррористическая операция в Сирии. Почему-то другие государства ОДКБ отказались от этого участия. А теперь их военачальники с удовольствием приезжают в Академию Генштаба и просят поделиться с ними военным опытом. А что мешает им самим взять и этот боевой опыт приобрести?

Я понимаю, что Россия, нарабатывая боевой опыт, теряет своих граждан, российских военнослужащих, которые там гибнут. Но такова горькая обратная сторона процессов по реализации своих национальных интересов, усилий по борьбе с терроризмом. Мы с Китаем и даже с США взаимодействуем по Сирии, а наши главные военные союзники, где? Мы же решаем вопросы борьбы с ИГИЛ в Сирии не только в интересах России, но и всех стран ОДКБ. ИГИЛ — это мировая угроза, это все прекрасно понимают. Но наш опыт работы в ОДКБ показывает, что орган эффективен только как совещательный инструмент для разного рода согласований. Все сводится к заседаниям и совещаниям, к обмену информации. Это тоже нужно, безусловно, но когда дело доходит до каких-то реальных действий, наши самые ближайшие союзники оказываются в стороне.

— Чем это грозит? Не активизируется ли НАТО тогда в этих странах?

— Да, наши союзники по ОДКБ, конечно, не прочь где-то проявить самостоятельность, например, в том, что они и с Западом готовы дружить. Казахстан даже военную технику готов закупать у США. Получается, что, с одной стороны, Россия-то им должна, но при этом помощь с их стороны сводится к тому, что мы хорошие соседи, и все. Возникает вопрос: если действительно начнется крупный вооруженный конфликт, где агрессии подвергнется именно Россия, наши союзники по ОДКБ готовы согласно договору о коллективной безопасности, согласно взятым на себя обязательствам выступить на нашей стороне? Наш опыт пока показывает обратное: тут можно вспомнить и Грузию, и ситуацию с "цветными революциями" в Киргизии. Все это показало, что ОДКБ не работает.

Потом, у нас же ОДКБ пересекается с таким институтом как ЕврАзЭС. Туда входят примерно те же страны, но с небольшими вариациями; например, Таджикистан туда не входит, но это мелочи. Все равно ЕврАзЭС по сути должно являться экономической основой ОДКБ. Экономическая мощь государств ЕврАзЭС должна была обернуться военной мощью. Но институтов, способных принимать оперативное решение в целях коллективной безопасности, до сих пор не выработано. Все сводится к согласованию, к одобрению президентов, парламентов. То есть когда военная обстановка потребует, чтобы просто на местах военные четко отдавали друг другу приказы, непонятно, что будет. Тут, как бы мы к НАТО ни относились, с нее надо брать пример, у нее эта система выработана. Там есть генсек, который ведет политическую деятельность, а военные ведут оперативную деятельность, принимают решения. Думаю, этому способствует и то, что у НАТО есть жесткий лидер — США, который пока еще военную составляющую держит в своих руках. У нас же такого нет. Россия не держит. Попытки построить ОДКБ на демократической основе провалились. Нет прямого и эффективного взаимодействия.

— Как правильно действовать? Как его наладить? Сейчас, временно прекратив поставки оружия, мы, получается, дали странам время подумать и выработать стратегию взаимодействия на новом уровне?

— России не стоит отказываться от ОДКБ и выдвигать какие-то претензии к нашим партнерам. Нам всем надо более четко определять правила игры и цели самой организации. Думаю, дело даже не в поставках вооружений; это может быть связано с техническими моментами. С учетом пройденной практики, есть смысл пересмотреть вопрос механизма взаимодействия, четко обозначить позиции. Стоит правдиво высказаться каждой стране, что она хочет от ОДКБ, что ждет, чем способна пожертвовать, какими своими интересами готова поступиться. Потому что все должно быть взаимовыгодно. Пока ОДКБ — это игра в одни ворота.

Беседовала Татьяна ТРАКТИНА

Домашнее