Автор Правда.Ру

Лучший банкрот - "честный" банкрот

Банкротить должников в области начали с 1994 года. За это время ликвидировали 205 предприятий. Но это не значит, что от них не осталось и следа. Не всякое банкротство заканчивается "трупами"

"Живые трупы"

За девять лет областной арбитражный суд рассмотрел около 150 дел о банкротстве. Заместитель председателя Арбитражного суда Новгородской области Виктор Русецкий назвал банкротство "легальной формой передачи имущества от тех, кто не умеет работать, к тем, кто умеет". И привел в пример валдайский завод "Юпитер". Его выкупил мощный холдинг из С.-Петербурга и сделал конкурентоспособным. А вот устаревшее кинескопное производство новгородского "Элкона" и даром никому было не нужно. Потому на него покупателя не нашлось. Удачно пережил процедуру банкротства Новгородский свинокомбинат. Хоть и за "смешные" по нынешним временам деньги, но не подвернулся бы он владельцу "Адепта" Геннадию Нисанову — неизвестно, какой бы позорной смертью почил.

Председатель "Новгородского объединения антикризисных специалистов" Александр Чайников (он работает арбитражным управляющим с 1997 года), рассказал, что новгородскую "Тару" от погибели спас московский инвестор, который модернизировал предприятие и под новой вывеской "Шпат" вывел на рынок. А вот внешний управляющий Сергей Кудрявцев вытащил Панковскую автобазу из долговой ямы без инвестиций. Исключительно, как выразился руководитель территориального органа федеральной службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) по Новгородской области Владимир Гарнов, "за счет наведения элементарного порядка".

Одним банкротам просто везло, а другие умело использовали возможности банкротного закона. По словам заместителя председателя Арбитражного суда Новгородской области Виктора Русецкого, именно так несколько лет назад "выплыл" из процедуры банкротства завод "Контур" (подразделение нынешней корпорации "Сплав"). От полного разорения, вложив частный капитал, его спас внешний управляющий Евгений Шульман. Подобным образом поступил арбитражный управляющий Виктор Кац на панковской "Стройдетали".

А что в остатке? Много ли в области таких примеров, когда процедура банкротства сводилась бы не к распродаже имущества предприятий-должников и полной ликвидации, а к их финансовому оздоровлению? Отнюдь. Как выразился Виктор Степанович, их раз-два — и обчелся. Наши арбитражные управляющие куда больше поднаторели в другом: 90 процентов своего времени они тратят на проведение аукционов и конкурсную продажу имущества предприятий-должников, чтобы затем ликвидировать их как юридических лиц. Опыта много, но что толку экономике от такого "оздоровления"?

За что боролись?

"Антикризисные специалисты не виноваты в том, что должники доводят свои предприятия буквально "до ручки", — рассказывает мне Владимир Гарнов. — Случалось, приходил туда наш арбитражный управляющий, а там (как в ООО "Кересть" в Чудовском районе) — ни директора, ни бухгалтера, ни документации, ни имущества. Отсюда мораль: начинать процедуру банкротства кредиторам или собственникам нужно раньше, когда предприятие еще могут спасти специалист-"антикризисник" или инвестор".

Стало быть, банкротам без инвесторов никуда. Правда, есть надежда, что новый закон РФ "О несостоятельности (банкротстве)" (он вступил в силу 3 декабря 2002 года) вытащит их "из тени". Но слабая, так как помимо собственно закона есть еще суды, специалисты по банкротствам и государство в целом.

Виктор Русецкий, как и полагается судье, чтит новый закон, но справедливым не считает. Говорит, что сотворили его не правоведы-государственники, а продажные думовские лоббисты — по заказу толстосумов.

- Пока у нас банкротят "рыбешку" типа небольших ПМК, колхозов и кооперативов, волноваться нечего, — успокоил Виктор Степанович. — Но как только с 1 мая 2005 года возьмутся за топливно-энергетический комплекс и другие естественные монополии, вот тут-то нувориши их и скупят.

По словам моего собеседника, Президент Путин даже поручил председателю Высшего арбитражного суда немедленно информировать о подобных попытках. На вопрос, "спускались" ли подобные поручения новгородским судьям, Виктор Степанович ответил утвердительно, но уточнил, что оно пока негласное. И еще: теперь судьи куда как тщательнее проверяют требования кредиторов к должнику.

- Ведь как было раньше, — рассказывал Виктор Русецкий, — поступало к нам заявление кредиторов, мы его рассматривали, не особенно вникая, и возбуждали дело о банкротстве. По новому закону такая механическая процедура исключена.

"Субботниками" сыт не будешь

"Субботниками" арбитражные управляющие — эти могильщики банкротных дел — называют безнадежных должников. Их в области подавляющее большинство. Работать с такими приходится практически бесплатно. Зато ответственности у арбитражных управляющих теперь, по новому закону о банкротстве, выше некуда. Как образно выразился Александр Чайников, "шаг вправо, шаг влево — расстрел".

Ключевая фигура в процедуре банкротства — арбитражный управляющий. От него требуют теперь высшее специальное образование, двухлетний стажа руководящей работы, членство в саморегулирующей организации арбитражных управляющих (СРО). А сверх того, обязательно застраховать "антикризисную" деятельность. В итоге процедура банкротства стала еще дороже.

Раскошеливаться же приходится должнику. Подсчитаем, например, во сколько же обходится каждый специалист-"антикризисник": вступительный взнос в СРО — 50 тысяч, ежегодная страховка — 15 тысяч (рублей, разумеется). Плюс отчисления в две санкт-петербургские СРО, куда вступили все 22 арбитражных управляющих Новгородской области: с каждого — по 10 тысяч за ежегодный членский взнос и плюс 10 процентов от суммы ежемесячного вознаграждения. А еще оплата объявлений в "Российской газете" (по 5600 руб. за каждое), налоги и так далее. Как же рядовому специалисту банкротных дел при его скромных доходах заплатить все и не попасть в зависимость к новуришам, которые решат "замахнуться" на то или иное предприятие? Александр Чайников, кстати, ответил, что не исключает такой возможности. Спрашивается, за что боролись, господа?

Справка "ВН":

По данным территориального органа федеральной службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) в 2002 году в области было завершено около сорока процедур банкротства предприятий-должников. До банкротства там было 111 рабочих мест, а после — более 500. Пожалуй, это и есть самый убедительный итог "честного" банкротства.

Валерий ТАГАНСКИЙ
"Время Новгородское"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
Меркель объяснила, почему не хочет признавать присоединение Крыма к России
Россиянам могут запретить материться дома
Порошенко поставил подпись под новым законом об образовании
Судный год: японцы предсказали исчезновение США
Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
Гордиться Гитлером: "Сделаем Германию великой снова"
Новый владелец НК "Бердяуш" раскрыл хищение в компании РЖД
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
Будет больше: названы варианты вмешательства Запада в дела России
Поле битвы: на что курды обрекли Ближний Восток
Ангела Меркель не будет вести переговоры с партией "Альтернатива для Германии"
В полиции прокомментировали сообщения о семье кубанских каннибалов
Везувий избавил Помпеи от мучительной смерти
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Будет больше: названы варианты вмешательства Запада в дела России
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
Румынский посол в России попросил почетный караул для "героев Сталинграда"
Румынский посол в России попросил почетный караул для "героев Сталинграда"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать