Автор Правда.Ру

Денежный поток "Волга"

Каждый день в этот небольшой городок на Волге прибывают по воде и по суше несколько сотен туристов, ведь Углич входит в «Золотое кольцо», к тому же все круизные маршруты из Москвы через него непременно проходят. Три небольшие гостиницы заполнены до отказа, все места забронированы на три недели вперед. Небольшие палатки со всевозможными сувенирами за день успевают распродать чуть ли не весь свой товар. По центру города шатаются измученные экскурсоводы, поднимают вверх свои таблички с опознавательными знаками, пытаются собрать разбредающуюся группу. Но Углич не стал туристическим раем, хотя для этого вроде бы были все условия. С 1997 по 2002 г. в городе действовала зона льготного налогообложения (ЗЛН) – попросту говоря, офшор. Льготные условия для бизнеса формально существуют здесь и сегодня. Однако за эти годы Углич так и не превратился в мало-мальски обеспеченный город с развитой инфраструктурой и процветающим малым и средним бизнесом. И шансов стать таковым в ближайшем будущем у него практически нет.

 

 

 НАЛОГОВЫЙ РАЙ

 

 Отцом-основателем угличского офшора был бизнесмен Артур Сазонов, ныне заместитель губернатора Ярославской области. В свое время Сазонов возглавлял координационный центр региональной политики в Калмыкии, и фактически именно он реально создал в республике офшорную зону. Регистрировало предприятия в калмыцком офшоре некое агентство «Арис», московский офис которого располагался на Софийской набережной.

 

 Фирмы в угличской ЗЛН регистрировало специально созданное агентство «Золотое кольцо», головной офис которого располагался... да, на Софийской набережной в Москве. Каждая фирма, зарегистрированная в офшоре, раз в квартал обязана была перечислять городу 5 тыc. долл. Таких фирм было около двух тысяч, и за год в бюджете оставалось как минимум 40 млн. Эти средства должны были идти на реставрацию памятников истории Углича, а также на развитие частного предпринимательства. Деньги аккумулировались на так называемом мэрском счете (внебюджетном фонде, средствами которого мог распоряжаться мэр без одобрения городской думы).

 

 Однако из крупных реставрационных проектов реализован только один: две недели назад закончена длившаяся почти 15 лет реставрация Гостиного Двора. Это действительно один из федеральных памятников архитектуры, однако вряд ли можно считать его единственной ценностью древнего Углича, известного своим Кремлем, храмом Димитрия на Крови, двумя монастырями. Теперь в Гостином Дворе располагается небольшая (всего 10 номеров) гостиница, которая вполне объективно может считаться трехзвездочной. Только в прошлом году на реконструкцию Торговых рядов, являющихся частью комплекса, было выделено 20 млн руб. с «мэрского счета». Почему именно этому памятнику отдано предпочтение? Несколько лет назад Гостиный Двор был акционирован и принадлежит теперь коммерческому Севергазбанку, директором которого является Вячеслав Митин – муж мэра города Элеоноры Шереметьевой. После того как вокруг передачи муниципальной собственности семье мэра и нецелевого использования бюджетных средств разразился скандал, директором Гостиного Двора был назначен вроде бы сторонний человек – Олег Гдычинский, при ближайшем рассмотрении оказавшийся близким другом семьи мэра.

 

 Что же касается других памятников, то городская администрация предпочитает на них не тратиться. Вот характерный случай. В 2001 г. пострадала от молнии церковь Димитрия на Крови. На ремонт и реставрацию потребовалось 1 млн 400 тыс. руб. Необходимые деньги по просьбе депутата Госдумы от Ярославской области Анатолия Грешневикова были выделены из федерального бюджета. Другим заметным «офшорным» приобретением стала импортная плитка, ею выложены два километра центральной улицы Углича.

 

 Не более убедительно выглядят и результаты городской программы поддержки бизнеса. «Я, конечно, не обращаюсь к Вам за финансовой помощью, хотя имею право рассчитывать на кредитование из выделенных на развитие предпринимательства средств», – писал в своем обращении к мэру Владимир Орфаницкий, один из владельцев теперь уже достроенного ресторана «Старый город» – единственного заведения общепита, которое по своему уровню могло бы войти в туристическую инфраструктуру. Орфаницкий стал одним из немногих участников программы поддержки предпринимательства только потому, что сумел убедить администрацию в необходимости строительства приличного ресторана «для официальных приемов».

 

 Другие предприниматели на городскую поддержку в силу незначительности своего бизнеса даже и не претендуют. Один из наших угличских собеседников, владелец двух небольших баров и ресторана, при чистой прибыли в тысячу долларов в месяц от всех трех предприятий считается вполне успешным. «Один из баров практически не приносит мне прибыли, – жалуется бизнесмен, – приходится работать себе в убыток, а все из-за того, что аренда по нашим меркам очень дорогая: пять тысяч в месяц». – «Долларов?» – поинтересовалась я. «Да что вы, рублей, конечно».

 

 ЛЬГОТНОЕ НАЛОГООБЛАЖАНИЕ

 

 Возникает вопрос: кто же все-таки выиграл в результате действия офшорной зоны? В 1999 г. местные отделения ФСБ и налоговой полиции начали расследование, в ходе которого выяснилось, что многие фирмы не только зарегистрированы по поддельным паспортам, но еще и активно занимаются перекачкой денег за рубеж. Схема известна: предприятие заключает фиктивный контракт с зарубежным партнером на поставку того или иного товара. После этого предоплата поступает в зарубежный банк, но никакой товар не приходит. По оценкам налоговой полиции, через угличскую ЗЛН за рубеж было перекачано не менее 300 млн долларов.

 

 Однако сегодня расследование практически прекращено. Этому способствовала цепь случайных совпадений и своевременных смертей. Начальник ярославского ОБЭПа Николай Сорокин, который начал было проводить активное расследование деятельности фирм, зарегистрированных в Угличе, несколько месяцев назад умер при загадочных обстоятельствах: отравился выхлопными газами в собственном гараже.

 

 А все собранные им документы, касающиеся работы угличской ЗЛН, бесследно исчезли. А еще раньше, 7 апреля 1999 г., сгорела при пожаре вся документация регистратора фирм – московского офиса агентства «Золотое кольцо». Накопивший немало информации о деятельности городской администрации правозащитник Борис Сурков покончил с собой, выбросившись из окна. Начальник местного ФСБ Николай Бабанов оказался в тюрьме. Сначала его пытались обвинить в организации заказного убийства, но, когда дело стало разваливаться, обвинение переквалифицировали в «хулиганку».

 

 В 2001 г. проверять ЗЛН приезжали аудиторы Счетной палаты. «Недоимка по предприятиям территории льготного налогообложения по федеральным, региональным и местным налогам по состоянию на 1 декабря 2001 г. составила 38 млн руб.», – говорится в отчете. Но никаких мер и по этому поводу принято не было. Напротив, по словам начальника управления финансов угличской мэрии Галины Ещенко, в городской администрации «рассматривают этот отчет как положительную оценку своей деятельности».

 

 НЕИСТРЕБИМЫЙ ОФШОР

 

 В 2002 г. налоговое законодательство изменилось, и угличский офшор пришлось закрыть. Однако с начала прошлого года в области действует новая схема, по которой предприятиям предоставляются целевые субвенции «на развитие бизнеса» из городского бюджета. Правда, теперь на территории Угличского муниципального округа зарегистрировано всего восемь фирм, работающих по этой схеме. И почти все они, за исключением угличского часового завода «Чайка», находятся в других городах.

 

 «А зачем нам больше? – удивляется Галина Ещенко. – Это достаточно крупные предприятия, с которыми нам очень удобно и выгодно работать. А почему больше никто не захотел пользоваться этой схемой? Так ведь для того, чтобы получать субвенции, надо «играть в открытую», а не прятать большую часть своих средств».

 

 «У меня много клиентов, желающих работать по этой схеме, – рассказывает угличский юрист Ярослав Слесарев, консультирующий бизнесменов по экономическим вопросам. – Однако когда я попытался узнать, что нужно для того, чтобы им предоставили субвенции, выяснилось, что наша администрация готова работать только с теми предприятиями, которые будут оставлять в городском бюджете не менее 1 млн руб. налогов ежемесячно».

 

 Между тем на сайте Угличского муниципального округа о подобном «цензе» нет ни слова. Официально на субвенцию может рассчитывать любое предприятие, которое предоставит в администрацию все необходимые документы. «Обеспечение благоприятных условий осуществления хозяйственной деятельности на территории Углича является одной из ключевых задач органов местного самоуправления», – говорится на сайте.

 

 Однако на сей раз городская администрация решила по мелочам не размениваться. Ведь, по оперативной информации сотрудников милиции, с каждого предприятия, работающего в Угличе по этой системе, чиновники получают «откат» в размере 10% от суммы субвенции. Одним из предприятий, работающих по системе субвенций, является ООО «Мегалион», которое только за прошлый год получило в виде субвенций более 2 млрд руб., и это при том, что его уставной капитал – 10 тысяч. Для сравнения: градообразующее предприятие Углича – часовой завод «Чайка» – в прошлом году получило из бюджета в тысячу раз меньше.

 

 Впрочем, «Чайка» получила субвенции по особой причине. Еще в середине 90-х директор Вячеслав Лимонов, чтобы уйти от налогов, зарегистрировал одно из дочерних предприятий завода в калмыцком офшоре. После того как город не получил средств от самого крупного налогоплательщика, «Чайку» обанкротили, а Лимонова заменили на менее строптивого Бориса Калугина. Однако Лимонов так просто не сдался: ему удалось скупить контрольный пакет акций. «Фактически сегодня Шереметьева и Лимонов поделили между собой территории: она не лезет на завод, а он не встревает в дела с субвенциями», – поясняет депутат городской думы Александр Голубев.

 

 Впрочем, и те, кто был зарегистрирован в Угличе еще в конце 90-х, тоже не остались внакладе. Сегодня в некоторых городах Ярославской области (Ростов, Некоуз, Любим) действует схожая система налогообложения. Наиболее расторопные бизнесмены уже давно переместились туда, поскольку получить субвенции в Угличе у них нет шансов. «Я лично перетащил в Ростов четыре фирмы, – говорит Ярослав Слесарев, – раз там все то же самое, зачем связываться с нашей администрацией?»

 

 Похоже, что первый опыт с офшоркой не прошел даром для городской администрации. Сегодня она действует вполне легально, а доказать существование «имущественного ценза» для предприятий, получающих субвенции, а также факты «отката» достаточно сложно.

 

 Кира Ремнева, "Еженедельный журнал"

Ссылки по теме "Еженедельный журнал"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
За что большевики отобрали у крестьян паспорта?
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Кравчук: Советский Союз развалили украинцы
СМИ: Западу пора признать — на Украине сделан неправильный выбор
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
Будут платить налоги: оказывающих платные услуги взяли "на карандаш"
К ногтю: "теневиков" поймают на маникюре и ремонте
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Медкарты всех россиян обещают разместить на портале госуслуг
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
Отчим победы: зачем Трампу лавры Путина
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры